Новости

07.03.2007 03:00
Рубрика: Общество

На осколках оптической империи

Знаменитый научный центр может быть ликвидирован

Еще с 90-х годов за институтом тянется долг за кредит, взятый под гарантии государства. Сегодня с процентами это составляет более 30 миллионов долларов, которые предприятие не в силах ни выплатить, ни обеспечить стоимостью своих активов.

Показательно, что когда минфин потребовал выплаты задолженности, в Петербурге существовало уже две структуры оптического института. Одно - это тот самый обремененный долгом Всероссийский научный центр "Государственный оптический институт имени С.И. Вавилова", переданный правительством с 31 декабря 2004 года из агентства по обычным вооружениям в ведение Роснауки. Второе - новое предприятие ФГУП "Научно-производственная корпорация "Государственный оптический институт имени С.И. Вавилова", которое стало структурой Роспрома. По сути, последняя - это оптический холдинг, связывающий науку, производство и образование, куда входят ряд научных институтов, производственно-испытательных комплексов, технический университет Институт точной механики и оптики. Причем бывший и.о. директора научного центра Вячеслав Карасев стал руководителем корпорации.

Имущественная проблема решилась так: в корпорацию из научного центра были переведены здания, оснащенные современным оборудованием лаборатории, специалисты и ученые, контракты, технологии, главные заказчики оборонной промышленности, то есть основной интеллектуальный, научный, материально-технический потенциал центра. Со временем Карасев планирует добиться для корпорации статуса государственного научного центра. Что, возможно, будет справедливо: сегодня предприятие определяет в стране уровень технологий оптической промышленности, имеет разработчиков практически по всем оборонным отраслям оптики, а поэтому и военно-промышленные заказы. Стоимость его активов оценивается в сотни миллионов долларов США по самым приблизительным подсчетам.

Что касается Всероссийского научного центра "Государственный оптический институт имени С.И. Вавилова", то он, по сути, разорен. Как произошло, что стратегическое предприятие оказалось на грани банкротства, предмет особого разговора, связанного с сугубо юридическими и экономическими вопросами. Оно разделило судьбу многих отраслевых институтов, которых государство в свое время лишило финансирования. Нас интересует другое - наука, а конкретно фундаментальные исследования, ведь институт был одной из ведущих в стране организаций, которая была известна не только в России, но и в мире своими научными достижениями.

В корпорации фундаментальным исследованиям практически нет места, здесь правят заказы промышленности, оборонки. А "чистая" наука неприбыльна, она не дает быстрых денег. Кто-то скажет, но ведь сюда, а конкретно в университет точной механики и оптики, из научного центра перешла часть ученых. И это в русле последних веяний, когда предлагается ориентироваться на западную модель развития науки, которая преимущественно развивается как раз при университетах. Но сегодня университеты России и Запада несопоставимы и по научной базе, и по опыту фундаментальных исследований. К тому же ученые не уверены в том, что будет завтра, - все они переведены на срочные контракты.

-Мы сами ищем финансирование для своих исследований, как правило, или через Российский фонд фундаментальных исследований, или международные фонды, - говорит профессор Геннадий Герасимов. - И будем уволены, как только не сможем найти средства на дальнейшие разработки. Переводя науку на хозрасчетные отношения, мы потеряли уникальные кадры, которые были собраны в одном центре.

Коллектив лаборатории, которую возглавляет ученый, сократился в пять раз. А ведь исследования в области коротковолнового излучения света, которыми он занимается, на самом переднем крае мировой науки.

Лабораторию профессора Сергея Авакяна постигла худшая участь - всех ее сотрудников уволили по сокращению штатов, как, впрочем, и сотрудников еще трех коллективов института. Прерваны исследования в области аэрокосмической и физической оптики, которые велись в течение многих лет для Роскосмоса.

- Тенденция, когда отраслевые институты не занимаются наукой, а зарабатывают деньги, опасна, - считает член-корреспондент РАН Михаил Мирошников, более 20 лет возглавлявший ГОИ. - Она разрушает науку и научные школы. Ученые перестают обсуждать идеи, снижается уровень разработок. Когда в основе научной деятельности лежит сиюминутная выгода, то завтра мы можем оказаться на обочине прогресса.

Сейчас судьбу научного центра рассматривает Правительственная комиссия по обеспечению реализации мер по предупреждению банкротства стратегических предприятий и организаций, а также организаций оборонно-промышленного комплекса, в которую обратилась Роснаука.

Татьяна Зернова

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"

Общество Наука