Новости

10.03.2007 02:59
Рубрика: Общество

История или публицистика?

Текст: Юрий Чернышов (доктор исторических наук, профессор, директор Алтайской школы политических исследований)
Очерк Александра Солженицына "Размышления над Февральской революцией" вызвал уже немало дискуссий.

Автор, безусловно, заслуживает уважения потому, что в условиях жесткой идеологической монополии КПСС он, проявив гражданское мужество, сумел выработать альтернативный взгляд на историю прошлого столетия. "Архипелаг ГУЛАГ" и "Красное колесо" раскрыли страшную природу тоталитарной власти. Солженицын писал как обличитель-моралист, и именно через призму этой полемики следует рассматривать большую часть его творчества.

Главное отличие его подхода от тех, которые надлежит использовать профессиональным историкам, заключается в том, что он не ставит целью восстановить историческую картину во всем ее многообразии.

Февральская революция стала результатом крайней слабости и даже предательства Николая II, который не сделал ничего, чтобы сохранить монархию. Такую же слабость и предательство продемонстрировало бездарное окружение "государя", назначившего на все ключевые посты "только худших и самых ненадежных".

Вся эта непригодность начальников объясняется тем, что у них была "ушибленность" Пятым годом и 9 января, а многие оказались "упоены освобожденческими идеями", давно уже распространяемыми "образованным классом". Либералы способствовали падению монархии, но, не сумев организовать твердую власть, вскоре сами стали жертвой большевизма.

Монархия могла удержаться, если бы не боялась широко применить насилие: "Быть христианином на троне - да, но не до забвения деловых обязанностей". Почему, сокрушается автор, не был использован "пропагандный аппарат", почему не закрыли ни одну газету, почему ни один критик режима "не только не расстрелян - даже не предан суду"?

Картина, нарисованная Солженицыным, не учитывает исторического фона происходивших событий. Автор, например, не замечает того, что это было время крушения многих архаичных империй, переставших соответствовать вызовам времени. Вместе с Российской империей ушли в небытие и Австро-Венгерская, и Германская, и Оттоманская империи. На это были гораздо более глубокие причины, чем "слабость государей". Тезисы Солженицына далеки от объяснения этой реальности.

Тезис первый. Политологами давно замечено: бездарные чиновники плодятся именно там, где общество лишено возможности влиять на обновление власти. Любая оторванная от народа чиновничья вертикаль страдает этой болезнью. Именно нереформируемость самодержавия, пораженного имперскими амбициями и распутинщиной, привела к тому, что режим утратил легитимность в глазах общества. Половинчатые уступки в виде создания Государственной Думы не сняли проблему.

Тезис второй. Подавление легальной оппозиции и неспособность решить назревшие проблемы неизбежно ведут к усилению радикальной оппозиции, нацеленной на насильственный захват власти. Именно эти силы, при слабости "центристов", и сумели перехватить власть в ноябре 1917 года.

Тезис третий. Применение отжившим политическим режимом массового насилия лишь загоняет проблемы вглубь, приводит к делегитимации власти, расширяет круг "несогласных", ориентированных на ответное насилие. Царский режим испытал это средство в Пятом году и получил в ответ год Семнадцатый.

Общество История Обсуждение статьи Солженицына "Размышления над февральской революцией" Александр Солженицын
Добавьте RG.RU 
в избранные источники