Новости

16.03.2007 04:00
Рубрика: Общество

Крушение империи

Почему за несколько дней была разрушена российская государственность

Александр Солженицын, как всегда, заварил интересную, интеллектуальную кашу - обсуждение Февральской революции. Не споря с классиком и не во всем с ним соглашаясь, хотел бы предложить несколько параллельных мыслей.

1. Февральская революция была рукотворной. Когда говорят о причинах революции 1917 года, чаще всего выделяют причины объективные. Лидер кадетов историк Павел Милюков сформулировал их: слабость государственности, слабость социальных прослоек, максимализм интеллигенции, незаконченность культурного типа, упорство старого режима и неискренность его уступок. Согласен. Но большинство этих особенностей России было налицо и в XIX, и в начале XXI века. Революции рождаются в головах немногих, которые в силу ряда обстоятельств, часто действительно от них не зависящих, оказываются способными заразить своим антисистемным пафосом критическую массу людей. Причем не обязательно во всей стране, - достаточно столицы, здесь Ленин был прав. В 1917 году не было предпосылок, неумолимо толкающих ее в революцию, кроме общей бедности большой части населения (что в России было всегда) и наличия необычайно активной и оппозиционно настроенной олигархической элиты, а также интеллигенции, поставлявшей в большом количестве кадры фанатичных революционеров.

2. К 1917 году российский государственный строй не был самодержавным. Развитие рыночных отношений, появление независимых центров экономической силы, начало становления гражданского общества требовали большего полицентризма, оперативности решений, наличия легальных каналов для выхода инициативы и протеста снизу, социальной мобильности. Мощнейший толчок политической модернизации дала революция 1905 года. Основные законы 1906 года гарантировали неприкосновенность жилища, частной собственности, признавалось право на выбор места жительства, свободный выезд за границу, провозглашались свободы слова, вероисповедания, печати, собраний, создания союзов. Вводились процессуальные гарантии на случай ареста и суда, уголовный закон обратной силы не имел. Принципы гражданской свободы были сформулированы достаточно полно, хотя, безусловно, их подкрепление конкретными законодательными актами и конкретная практика оставляли желать много лучшего. Настоящим было избирательное право, хотя оно и не было всеобщим. Но это тоже было не новостью в тогдашней демократической практике.

Россия перестала быть абсолютной монархией, главный родовой признак которой заключается в недифференцированности законодательной и исполнительной власти, сосредоточенной в одних руках. Император уже не мог законодательствовать помимо Госдумы и Госсовета и должен был действовать "согласно закону". Нет никаких сомнений, что по Основным законам 1906 года Российская империя может быть квалифицирована как конституционная дуалистическая монархия.

3. Николай II был нормальным руководителем страны, хотя и не великим. Александр Исаевич явно считает Николая II человеком не на своем месте. Здесь я не вполне с ним согласен. Он не был безупречным руководителем, но был вполне адекватен своей должности. Царь был умен, высокообразован, свободно владел несколькими иностранными языками. Много сказано о слабости его воли как о главном недостатке. Что ж, действительно волевые, не перед чем не останавливающиеся люди не теряют власть, а тем более не отдают ее добровольно. Но многие современники принимали за безволие исключительное самообладание императора. За обходительными манерами, мягким обращением, граничащим со скромностью и даже робостью, простотой нрава скрывалось упрямое мужество, основанное на глубоких и выстраданных убеждениях. Он проявил это мужество, когда принял на себя командование армией, идя на сознательный риск в надежде исполнить то, что он считал долгом царя, и помочь победе. И именно август 1915 года стал тем поворотным пунктом, после которого заметно улучшились и результаты работы Ставки, и боеспособность русской армии. Николай провел больше реформ и больше сделал для модернизации России, чем кто-либо из его предшественников. Но он также понимал, насколько опасно одномоментно разрушать традиционные, сложившиеся органично государственные и общественные институты. Однако царь действительно проявлял нерешительность, когда речь шла о применении силы. "Россия никогда не имела менее самодержавного Государя, чем Николай II", - скажет его министр иностранных дел Сергей Сазонов.

4. Если выявить социальный слой, в наибольшей степени приближавший революцию, то им окажется интеллигенция. Нигде в мире интеллектуалы ("мы") так не противопоставляли себя власти ("они"), как в России. Распространению подобных настроений способствовала и сама власть, не подпускавшая интеллигентов к административной деятельности (впрочем, они и сами к этому мало стремились), что превращало их в антисистемную силу. Политизированная интеллигенция в массе своей (авторы знаменитых "Вех" были скорее исключением) не думала о том, как улучшить, модернизировать государственный строй, - она стремилась его свергнуть. Большое значение для мировоззрения российской интеллигенции, которое в основе своей было если не западническим, то космополитичным и беспочвенным, имела трансплантация на русскую почву некритически заимствованных идей французских просветителей XVIII в. и немецких материалистов XIX в. Западные абстрактные теории, интересные только самим философам, в России становились руководством к действию.

Именно из интеллигенции в основном и складывались все политические партии - от либеральных до экстремистско-террористических. Что же до пролетариата и крестьянства, то в революции они выполнили в основном роль массовки, причем не на главной сцене.

5. В подготовке революции приняло участие большинство российских политических партий в спектре от октябристов до большевиков. Решающую роль сыграли либералы. Вплоть до революции ни одна из партий не проходила испытания на власть, не имела ни малейшего опыта практического государственного управления. Это было одной из главных причин явно неадекватного понимания лидерами партий природы властвования и страны, в которой они жили и которой собирались править. Октябристы перешли к оппозиции режиму под влиянием военных неудач 1915 года. Либералы, ведущими представителями которых были кадеты, изначально выступали оппозиционной силой. Вынужденные соперничать за симпатии народа с исключительно радикальными социалистическими организациями, они сами занимали гораздо более левые позиции, чем аналогичные группы в Западной Европе. Так, они них не имели ничего против экспроприации крупных помещичьих имений, государственных и церковных земель.

Крошечные левые партии - эсеры, энесы, РСДРП - всеми фибрами души жаждали свержения царского режима. Но у них для этого не было никаких сил и возможностей, а их вожди были в эмиграции или ссылке. Ситуация в корне изменится в результате Февраля, открывая крайне левым все шансы, которыми они в итоге и воспользуются.

6. На протяжении всех предреволюционных лет оппозиция опиралась на государственные и полугосударственные институты, находившиеся в перманентном конфликте с правительством: Государственную Думу и самодеятельные организации. Госдума, с первых дней своего создания представляла собой не столько законодательный орган, сколько антиправительственный митинг. IV Дума, с которой Россия встретила революцию, отличалась особой политизацией, поляризацией и оппозиционностью. Прогрессивный блок претендовал на то, чтобы самому стать властью, выступив с инициативой создания "правительства из лиц, пользующихся доверием страны и согласившихся с законодательными учреждениями". Огромную роль в подготовке революции сыграли возникшие во время войны самодеятельные организации - Всероссийские Земский и Городской союзы, а также военно-промышленные комитеты. Их руководство сосредоточилось в Москве, которая была центром оппозиционных настроений в отношении официального Санкт-Петербурга. В земгоровских кругах были составлены еще в 1915 году списки будущего правительства, которые почти полностью совпали с составом первого Временного правительства, возникшего после Февраля. Всех будущих министров объединяла принадлежность к Земгору, ВПК, Прогрессивному блоку. И все они, как потом выяснилось, состояли в масонских ложах.

Из земгоровских кругов вышла и широко распространявшаяся по стране концепция "блока черных сил", добивавшегося капитуляции России или сепаратного мира. Главой "немецкой партии" объявлялась императрица Александра Федоровна.

Еще одним направлением деятельности самодеятельных организаций стало развертывание антиправительственного пролетарского движения. Гучков создавал рабочие группы ВПК в Петербурге, Коновалов - в Москве, юный сахарозаводчик Михаил Терещенко - в Киеве.

7. В свержении власти императора сыграли роль и внешние силы. Как и другие воюющие страны, Россия была объектом подковерной дипломатии, подрывных усилий спецслужб, международных пиар-кампаний, финансовых махинаций. В основе германской политики лежала программа целей войны, сформулированная канцлером Бетман-Гольвегом 9 сентября 1914 года. Основной метод работы - "стратегия апельсиновой корки": расчленить Россию "как апельсин, без ножа и ран, на ее естественные исторические и этнические составные части" - Финляндию, Польшу, Бессарабию, Прибалтику, Украину, Кавказ, Туркестан, которые должны стать независимыми государствами под германским контролем. С первого месяца войны немцы вошли в контакт с российскими эмигрантскими кругами.

Политика западных союзников в отношении России накануне революции была как минимум трехслойной. На первом, высшем уровне, где взаимодействовали главы государств, уровень доверительности был высок. Николай II стал даже британским фельдмаршалом (что не помешает, правда, англичанам поддержать его свержение и откровенно предать после Февраля). На втором - элитном - уровне к России относились плохо, считая ее диктатурой, а русских - полуварварским племенем. Отсюда - плохая пресса о России и ее руководстве. На третьем уровне - общественно-политическом - осуществлялась поддержка оппозиции внутри страны, приветствовалась дестабилизация правительства, а также поощрялись антироссийские силы и настроения по периферии нашей страны. А когда политика Запада была другой?

8. К моменту революции Россия была готова в военном и экономическом отношениях к успешному продолжению военных действий. Неспособностью России продолжать войну объясняли свое стремление сокрушить режим чуть ли не все революционеры - и либеральные и социалистические. Но так ли обстояло дело? Россия занимала 1/6 часть суши, где жил каждый восьмой обитатель Земли. Мы были четвертой экономикой мира. Чувствовать себя обреченными было куда больше оснований у стран Четверного союза. Уже было ясно, что в войну против Германии в ближайшее время вступит экономически наиболее сильная страна мира - Соединенные Штаты. Пусть и не в обещанных и законтрактованных размерах, но стала поступать реальная военно-техническая помощь. Наша страна значительно нарастила свою собственную военную промышленность. По сравнению с годом начала войны в 1916-м производство винтовок выросло вдвое, пулеметов - в шесть раз, легких орудий - в девять раз, 3-дюймовых снарядов - в 16 раз, тяжелых орудий - втрое. Рекордными темпами - за 12 месяцев - удалось построить 1050-километровую железнодорожную колею до Мурманска, куда в основном поступала внешняя помощь, а всего к 1917 году было проложено 12 тысяч километров полотна железной дороги из 17 тысяч, намеченных военно-транспортной программой правительства. В относительно удовлетворительном состоянии были финансы. Хотя, конечно, сухой закон проделал огромную и невосполнимую дыру в бюджете, мало что дав взамен.

Голод и разорение России зимой 1916/17 года не грозили, хлеба хватало, промышленность росла. Голод и экономический коллапс наступят годом позже как результат деятельности постреволюционных правительств.

Известно, что история не терпит сослагательного наклонения, и нам уже не дано знать, когда и как закончилась бы Первая мировая война, не свершись революция, следствием которой действительно было позорное поражение России и вынужденный унизительный сепаратный Брестский мир. Но мы знаем, как война реально закончилась: Германия капитулировала в ноябре 1918 года. Логично предположить: если бы Россия осталась в числе воюющих стран, если бы были реализованы совместные стратегические планы союзников на 1917 год, война могла бы кончиться тем же - триумфом Антанты, - но только намного раньше. И с участием России.

9. Николай II был категорическим противником идеи либерализации политического режима во время войны. И был прав. Нараставший политический кризис требовал от Николая решительной реакции - либо установления диктатуры (что вполне укладывалось бы в логику военного времени), либо действительно создания ответственного перед Думой правительства. Но император не решился ни на то, ни на другое. Почему?

Николаю приходилось выслушивать самые разные советы о том, как править страной. И если думские, земгоровские и союзные дипломатические круги призывали к либерализации, то крайне правые и значительная часть военных кругов - к диктатуре. Царь жил Ставкой и фронтом, опрометчиво обращая мало внимания на положение в столицах. Он полагал, что страна с ним, а что до оппозиционеров в Москве и в Питере, то они погоды не сделают. Николай - не диктатор по природе - не хотел обострять свои и без того непростые отношения с элитой. Что же касается перехода к парламентскому правлению, то, во-первых, царь идеологически не был сторонником представительной монархии. Во-вторых, он не собирался предпринимать каких-либо кардинальных реформ до победы, которая уже виднелась на горизонте. В-третьих, мне не известен в принципе ни один пример либерализации политического режима во время серьезной войны. Крушения режимов - да, а вот либерализации - не припомню.

10. "Прогерманская партия" существовала только в воспаленном сознании оппозиции. Все организаторы революционного свержения российской власти объясняли и оправдывали свою деятельность стремлением спасти страну от прогерманской клики во главе с Александрой Федоровной и Распутиным, которая определяла политику страны и сознательно вела ее к поражению. Императрица - внучка самой великой английской королевы - Виктории - по самоощущению, родному языку, кембриджскому образованию не была немкой, она была скорее англичанкой. Александра Федоровна ненавидела Вильгельма и пруссаков, говорила по-русски или по-английски (реже по-французски), переписку с мужем вела на английском. Женщина деятельная, она была одним из крупнейших организаторов санитарного дела в России. Уникальный случай в истории: в течение трех лет императрица и ее старшие дочери прослужили сестрами милосердия, причем отнюдь не декоративными. Правда, это мало кто оценил. Императрица Александра Федоровна не была предательницей (при всей отвратительности фигуры Распутина и неконструктивности ее вмешательства в кадровую политику). За 90 лет самых тщательных поисков никто не обнаружил ни одного свидетельства "заговора императрицы".

11. Российская государственность пала жертвой нескольких разрушительных потоков, которые сойдутся в двух точках - на улицах столицы и в Ставке. Все эти потоки носили форму мало скрываемых заговоров, которые вынашивались в думских, аристократических, земгоровских и социалистических кругах и уже в полной мере затронули армейскую верхушку.

Первым залпом революции стали выступления Милюкова и ряда других депутатов на открытии сессии Думы 1 ноября 1916 года, где они обвинили руководство страны в измене. Вторым залпом - убийство Распутина. В ночь с 16 на 17 декабря князь Феликс Юсупов, великий князь Дмитрий Павлович и черносотенец Пуришкевич исполнили приговор знати.

Вокруг трона вовсю плелись заговоры, имевшие целью "спасение монархии от монарха".

О заговорах и нарастании революционных тенденций было известно спецслужбам. Почему же они не смогли предотвратить развития по катастрофическому сценарию? Полагаю, потому, что они создавались для борьбы с революционным движением снизу, со стороны пролетарских, разночинных масс и их политических партий. А удар по государственности наносился из тех сфер, куда офицерам спецслужб вход был заказан.

Чего заговорщики не учитывали, так это своей неспособности контролировать раскрепощенный народ на улице, куда объективно звала их нескончаемая антиправительственная пропаганда.

12. Февральское восстание в Петрограде было порождено антиправительственной пропагандой, паническими настроениями и подкреплено бунтом запасных батальонов. Легитимацию перевороту дала Дума. На протяжении трех первых недель февраля было исключительно холодно, в Петрограде средняя температура приближалась к тридцати ниже нуля. К началу 20-х чисел поползли слухи о введении нормирования отпуска хлеба.

Уставшие от долгих холодов люди всех возрастов и профессий присоединились к женской процессии с требованиями хлеба.

27 февраля (12 марта) начался бунт запасных частей, приведший к уничтожению центральной правительственной власти и переходу ее в стены Таврического дворца, где сформировались и Временный комитет Думы, и Петроградский совет. Возникло двоевластие, которое парализовало российский государственный механизм.

13. Император отрекся под давлением армии. Николай полагал возможным пресечь восстание силой, однако этот сценарий был фактически армейской верхушкой. 1 марта в Пскове, где оказался императорский поезд, наступил один из самых драматичных моментов российской истории, в котором решающую роль сыграли командующий Северным фронтом Рузский и начальник Генштаба Алексеев. Они полагали, что в Петрограде - правительство Государственной Думы, опирающееся на дисциплинированные полки. Рузский стал уговаривать Николая II отказаться от подавления восстания, согласиться с созданием правительства Государственной Думой. В разгар этого далеко не теоретического диспута - в половине двенадцатого ночи - принесли телеграмму из Ставки от генерала Алексеева. Начальник Генштаба уверял, что подавление петроградского мятежа силой более невозможно. Нет иного пути спасения фронта от краха, как дарование политических уступок и формирование кабинета народного доверия. Царь сложил корону к ногам предавшего его армейского руководства, отрекшись в пользу своего брата Михаила. "В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман", - написал Николай II. 3 (16) марта от престола отрекся и Михаил Романов. Многовековая Российская империя прекратила свое существование.

14. Временное правительство разрушило российское государство. Революцию подготовила и осуществила группа элиты - олигархической и интеллигентской, - воспользовавшаяся трудностями войны для установления собственной власти. Слабый либеральный кабинет с сомнительной легитимностью мог пользоваться властью лишь с согласия энергичных советских лидеров, дожидаясь Учредительного собрания, выборы в которое еще долго даже не будут назначены.

Воевавшей стране, привыкшей на протяжении последнего тысячелетия к централизованной системе власти, была предложена крайняя форма политического либерализма. Действуя в твердом убеждении, что представители прежней власти по определению являются некомпетентными, антинародными и склонными к предательству элементами, Временное правительство в здравом уме и твердой памяти самостоятельно ликвидировало весь государственный аппарат России, оставив потом большевиков с их идеей слома старой государственной машины практически без работы.

В марте 1917 года Временное правительство полностью уничтожило российскую правоохранительную систему. Функции охраны порядка все больше приходилось брать на себя вооруженным силам, которые оказались в состоянии прогрессирующего разложения. Ситуацию в армии усугубляло и само Временное правительство, открыто выражавшее недоверие старому генералитету и офицерскому корпусу, и Совет, не только выпустивший "Приказ N1", который уничтожил армейскую дисциплину, но и неоднократно заявлявший об общности интереса народов всех воевавших стран к прекращению захватнической политики собственных правительств.

Страна оказалась в расплавленном состоянии, во власти взбудораженного от неожиданного события народа, который почувствовал неограниченную свободу, всегда им трактовавшуюся как отказ от самоограничения, и страшно уставшего от войны.

В октябре 1917 года у Временного правительства не окажется защитников, а валявшуюся на земле власть подберет ультралевая партия, которая установит свою диктатуру, а страна окажется ввергнута в братоубийственную гражданскую войну.

Февраль 1917-го - не та дата, которую стоит праздновать. В течение нескольких дней была разрушена российская государственность, а с ней и великая страна.

Общество История Революция 1917 года Обсуждение статьи Солженицына "Размышления над февральской революцией"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники