30.03.2007 00:30
    Рубрика:
    В Саратове прошел весенний театральный фестиваль

    О том, что Саратов продолжает оставаться культурной столицей Поволжья, свидетельствует не только его особая роль в российском театре - роль кузницы выдающихся актеров (достаточно назвать имена Олега Табакова, Олега Янковского, Лилии Толмачевой, Юрия Каюрова, Александра Михайлова, Евгения Миронова, попавших на столичную сцену из Саратова), но и значимые собственные проекты города, многие из которых имеют международный резонанс. В первую очередь это Собиновский музыкальный фестиваль, который в нынешнем году отметит свое двадцатилетие, Международный фестиваль документального кино, региональные театральные, музыкальные, детские конкурсы. В Саратовской области сегодня работают 12(!) театров, в которых не просто ставятся спектакли, но и проводятся собственные фестивали и творческие лаборатории, приглашаются на гастроли ведущие театры, актеры, музыканты России. Причем почти все культурные проекты города осуществляются за счет средств собственного бюджета. И это феноменально для региона, не имеющего эффектных доходов от нефтяных скважин или крупных промышленных комплексов.

    Что позволяет поддерживать и сохранять культурную ауру города? Об этом лучше всего рассказывает директор Саратовского оперного театра Илья Кияненко: "Саратов всегда занимал какое-то особое место в культурной жизни России. Именно здесь открылись третья по счету после Москвы и Санкт-Петербурга консерватория, стационарный оперный театр. Именно здесь внук Александра Радищева Алексей Боголюбов построил первый в России Музей изобразительного искусства и открыл художественную школу. Именно здесь в XIX веке братья Никитины создали российский цирк, а после революции открылся первый в мире детский театр - ТЮЗ, приближающийся уже к своему 90-летию. В Саратове всегда существовала культурная аура, создававшаяся даже не десятилетиями, а веками. Все, конечно, помнят, как Хлестаков торопился "к тетке, в глушь, в Саратов", но никакой глушью Саратов тогда не был. Современники Гоголя воспринимали эту фразу из "Ревизора" как юмор, потому что еще при Екатерине II Саратов был крупнейшим губернским городом, где находились имения практически всех знатных вельмож России. Летом на Волге собиралось петербургское общество, приезжали иностранные гости. Тогда же здесь сформировалось поволжское купечество - в основном из немцев. И купцы заботились не только о дне нынешнем, но и вкладывали деньги в строительство, в культуру, развивали город. Так что Саратов должен держать свою марку".

    Традиционный весенний фестиваль "Золотой Арлекин", проводящийся под патронажем министерства культуры области, за восемь лет своего существования стал еще одной такой фирменной маркой Саратова. На этот раз в состязании приняли участие пять театров, представивших семь спектаклей - "Сон в летнюю ночь" Шекспира (Театр кукол "Теремок"), "Бабий бунт" Птичкина (Областной театр оперетты), "Волшебная флейта" Моцарта (Академический театр оперы и балета), балет "Дюймово-чка" Баневича (Академический театр оперы и балета), "Дом Бернарды Альбы" Лорки (Государственный академический театр драмы), "А дальше - тишина" Дельмара (Вольский драматический театр), "Дорогая Памела" Патрика (Академический театра юного зрителя им. Ю.П.Киселева). "Арлекины" присуждались по 15 номинациям, к которым добавились и спецпризы. В состав жюри по традиции вошли театральные критики, приглашенные из Москвы.

    В конкурсе музыкальных спектаклей уже в четвертый раз подряд лауреатом оказался главный дирижер и художественный руководитель Саратовского театра оперы и балета Юрий Кочнев, получивший статуэтку за дирижерскую работу в спектакле "Волшебная флейта". Поставленная в год 250-летия Моцарта, эта сложнейшая опера оказалась "крепким орешком" для исполнителей, осваивавших прозрачную и виртуознейшую фактуру моцартовских арий. Маэстро дал исполнителям "романтический" ключ к музыкальной трактовке, а художник Семен Пастух ("Золотой Арлекин" за лучшую работу художника-постановщика) выстроил эффектную сценическую конструкцию, представившую мир "Флейты" как часть древней "пирамидальной" культуры, сохраняющей таинственные знания, которые Моцарту, по легенде, приоткрыли масоны. Сверкающие зеркальным блеском пирамиды, торжественные выходы хоров жрецов в сочетании с плотной романтической трактовкой партитуры представили монументальное и изысканное зрелище, где самой удачной оказалась лирическая и тонкая по рисунку работа Дмитрия Соловьева - простеца Папагено, жаждущего человеческой, а непафосной жреческой любви и заслужившего "Арле-кина".

    Не менее изысканным зрелищем оказался и детский балет "Дюймовочка", поставленный хореографом Сергеем Федяниным и художником Сергеем Болдыревым. Хрупкий мир цветочной девочки из знаменитой андерсеновской сказки превратился на сцене в волшебный сад с жужжащими насекомыми, эльфами, диковинными растениями, с прозрачными, подобно стрекозиным крыльям, мягкими занавесами. Замечательная работа художника не смогла получить приз по регламенту, но хореографа, художника по костюмам Анну Фролову и исполнительницу Дюймовочки Юлию Танюхину "Арлекинами" отметили.

    Еще одну статуэтку и несколько спецпризов заработал спектакль "Бабий бунт" Театра оперетты - незамысловатая музыкальная комедия, написанная почти сорок лет назад по мотивам "Донских рассказов" Шолохова. И остается загадкой, почему в наш век "нотр-дамов" и "кошек" театры оперетты по всей России упорно продолжают делать кассу на "казачьих" историях с коммунистической закваской. Под стать тематике выглядел и спектакль-номинант, словно сошедший в ХХI век с обложки старинных учебников "Родной речи". Но, как обычно, бойкое шолоховское словцо нашло в зале своих почитателей, а энергичная, если не сказать, залихватская работа артистов - своего "Арлекина" (замечательная Рея Егорова за роль Семеновны).

    Итоги же конкурса драматических спектаклей подвел председатель нынешнего жюри "Золотого Арлекина" профессор РАТИ (ГИТИС), директор Театрального музея им. А. А. Бахрушина Борис Любимов:

    - Проведение такого рода фестиваля - важное дело, потому что это дает возможность оценить состояние наличных сил в регионе. Механизм работы фестиваля в Саратове отлажен идеально, но самое главное, что "Арлекин" вызывает огромный зрительский интерес. И что бы наши "пророки" ни говорили о смерти государственного репертуарного театра, он су-ще-ству-ет. Нынешний "Арлекин" показал высокий уровень актерского искусства, включая музыкальный театр. Обычно в регионах дело обстоит скромнее: за вычетом двух-трех лучших спектаклей, театры либо пережевывают то, что пережевывали лет тридцать-сорок назад, либо мы видим так называемых новаторов. И, честно говоря, когда я смотрю эти "новаторские" спектакли, то вспоминаю слова Остапа Бендера: "Вся контрабанда делается в Одессе на Малой Арнаутской улице". Такое же у меня ощущение и от "новаторов": как будто один и тот же человек ставит одни и те же спектакли в разных театрах с той лишь разницей, что здесь - Островский, а там - Мольер. Мы наблюдаем процесс, ощутимый на уровне театра всей страны: абсолютно исчезает то, ради чего затевались когда-то Художественный театр и его студии. Это тип творчества, когда актер, режиссер, художник, композитор, реквизитор и администратор работают вместе на одно дело. И когда сегодня мы говорим "режиссерский театр", то сразу выделяем одно звено, а все остальное становится обслуживающим. Набираются, например, антрепризы, где самоудовлетворяются режиссер и художник, а фамилии актеров даже не упоминаются. Тенденция же постановок в целом просматривается на уровне борьбы с текстом: не важно, кто ставит спектакль - Мейерхольд или Серебренников, важнее всего сегодня оказывается опустить текст пьесы до уровня той публики, которая наполняет зал. Причем современные новаторы в отличие от тех, кто работал лет двадцать назад - Клим или Александр Пономарев, стараются не уйти в подвал, а, наоборот, завоевать самые продвинутые площадки и работать на так называемый средний класс, соответственно и говорить на общем языке с ними. Но большое искусство театра началось, когда появились Шекспиры, Сервантесы и Мольеры, поэтому новаторство может заключаться в одном - придать слову то значение, которое оно всегда имело в театре.

    В этом смысле не случайно несколькими "Арлекинами" мы отметили спектакль Театра драмы "Дом Бернарды Альбы". Этот спектакль Марины Глуховской, ученицы Петра Фоменко, давно и плодотворно работающей в театрах России. Режиссер здесь не заигрывает с современностью, не переводит действие в сегодняшний Кавказ, Кузбасс или Среднюю Азию, хотя аллюзии на это, безусловно, присутствуют. Кроме того, здесь прекрасный актерский ансамбль, в котором мы выделили Тамару Джураеву, Евгению Торгашову, Дарью Родимову. Спектакль получил "Арлекинов" и в номинациях за хореографию (Алексей Зыков), и за музыкальное оформление (Марина Глуховская и Татьяна Аредакова). В смысле целостности удачным оказался и спектакль Театра кукол "Сон в летнюю ночь", буквально захвативший молодой стихией и актерским ансамблем недавних студентов. Режиссер Геннадий Шугуров нашел удивительный сплав драматического и кукольного в этом спектакле вместе с сумасшедшей молодой энергией. "Арлекина" в номинации "Лучший актер" получил Юрий Ошеров за роль Сола Бозо в спектакле ТЮЗа "Дорогая Памела", там же состоялся и лучший дебют - Антона Щедрина в роли Нашего человека. Невозможно не отметить высокий уровень театрального контекста Саратова. Не только люди театра, но и журналисты, с которыми мне приходилось иметь дело, оказались компетентны и в саратовском, и в столичном, и в мировом театре.