Новости

04.04.2007 02:00
Рубрика: Общество

Повязка на глазах

Как заставить чиновников увидеть и решить проблемы людей с ограниченными возможностями

Ответ искали участники нашего Экспертного совета: первый зампредседателя Комитета Госдумы по образованию и науке Олег СМОЛИН; зампредседателя Всероссийского общества инвалидов Олег РЫСЕВ, член совета по делам инвалидов при председателе Совета Федерации Александр ЛЫСЕНКО, замруководителя департамента социальной защиты населения города Москвы Ольга МИХАЙЛОВА; председатель совета директоров Первого республиканского банка Сергей ЮНИН; замначальника отдела департамента развития социальной защиты минздравсоцразвития Лидия САВИНА.

Российская газета | Надо честно признать: задуматься, приспособлено ли здание, в котором расположена редакция "РГ", для того, чтобы к нам спокойно могли прийти люди, передвигающиеся на коляске, нас заставила только тема сегодняшней встречи. Олег Викторович, трудно было к нам попасть?

Олег Рысев | Доступность вашего здания, если честно, я бы оценил на тройку. Хотя это далеко не самый "тяжелый" случай. Пандус есть, хотя крутой и неровный, но нет перил и поручней; турникет и двери в принципе нормальные. Лифт узковат. Мое кресло-коляска компактное, я пользуюсь именно таким, исходя из российской реальности доступности. Есть более широкие коляски, они удобнее, но в лифт в такой зачастую уже не попадешь...

РГ | Относительно "российских реалий" у нас есть письмо. "Здания с беспрепятственным доступом, куда инвалид может сам пройти, не прося о помощи, в Москве можно пересчитать по пальцам. Только два кинотеатра - "Пять звезд" на Новокузнецкой и "Салют" на Академической - без ступенек. Был замечательный киноцентр на Красной Пресне, после реконструкции парадного входа он оказался недоступен. А проблемы с гостиницами? Всего две из недорогих на всю Москву подходят для инвалидов".

Хотя справедливости ради надо сказать: оборудованных зданий становится все же больше. Открывается новая аптека - пандус, как правило, есть. Или возьмем восстановленный после пожара музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко - загляденье просто, все продумано - плавные подъемы, лифты, в зале места для колясок предусмотрены.

Ольга Михайлова | Для Москвы с ее масштабами - это все же огромный город - проблема особенно сложна. Принципиально задача создания доступной среды была поставлена в 1995 году, когда появился закон о социальной защите инвалидов, который сделал упор на их реабилитацию, интеграцию в общество. До этого времени политика была другой: государство гарантировало человеку некое материальное обеспечение. И более ничего.

В 2001 году был принят столичный закон, по которому город взял на себя обязательства по оборудованию общественной инфраструктуры. По официальной статистике, 38 процентов зданий и сооружений в Москве доступны для инвалидов.

Правда, когда в прошлом году мы вместе с управами, префектурами, организациями инвалидов начали инвентаризацию, оказалось, что положение куда серьезнее. Мосгорстат собирает информацию от предприятий, которые оценивают себя сами. И выясняется, что пандус, например, есть, но пользоваться им невозможно.

С этого времени в Москве работы по переоборудованию зданий идут постоянно. Разработана новая, уже пятая, комплексная целевая программа на 2007-2009 годы: по социальной интеграции инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности. Из 36 миллиардов рублей примерно треть планируется потратить на усовершенствование 9 тысяч городских объектов. За последние три года переоборудовано около 5 тысяч.

Но помимо объектов городского подчинения в столице множество федеральных организаций и огромное количество частных, в том числе работающих на рынке потребительских услуг, - магазины, рынки, банки.

Сергей Юнин | Мы открыли первое в столице отделение в Кожухове, полностью приспособленное для посетителей-инвалидов. Это не только удобный вход, но и низкие стойки, информационные материалы для незрячих, выполненные шрифтом Брайля. Причем хочу сказать, что для нас это не благотворительность, а расширение бизнеса. Убежден, что нельзя "делить" потенциальных клиентов - вот с этими работаем, а с этими нет, просто потому, что они к нам войти не смогут.

Михайлова | Это был прецедент, когда к нам обратились представители этого банка и попросили проконсультировать, как правильно оборудовать офис с учетом норм не только для инвалидов- колясочников, но и для слепых и глухих людей. В начале года состоялось заседание совета уполномоченных банков при мэре Москвы, и мы обсуждали эту проблему с представителями 38 банков. Основное внимание к Сбербанку и Банку Москвы, ведь через них идет львиная доля социальных платежей, выплата пенсий. Им поставлена задача: переоборудовать офисы.

РГ | Это должна быть добрая воля владельца предприятия или его можно как-то заставить?

Юнин | Ну, во-первых, есть закон. Все точки, которые работают с населением, должны быть специально оборудованы для людей с ограниченными возможностями. Но многое зависит и от личного отношения человека к этой проблеме, его мировоззренческой позиции. Мы все хотим жить в цивилизованном обществе, и каждому из нас по силам заложить кирпичик этого общества на своей территории.

Михайлова | Собственно, база для этого создана: по закону ответственность за приспособление объекта к нуждам инвалидов несет собственник. Причем речь идет о комплексном переоборудовании, начиная от входной двери, зоны перемещения внутри здания, зоны обслуживания, плюс санитарные комнаты, - это четыре обязательных норматива. И отдельно - прилегающая территория, чтобы любой человек, какие бы ограничения он ни имел, мог беспрепятственно получить услуги.

Олег Смолин | Проблема безбарьерной среды касается не только колясочников, но и других категорий, в частности инвалидов по зрению. В Москве ситуация намного лучше, чем в большинстве городов России, надо отдать должное московским властям. Но что касается озвученных светофоров на улицах, звуковых маячков, которые облегчают ориентацию инвалидам по зрению, - где все это? А вот относительно того, что раньше у нас не думали о реабилитации инвалидов, хотел бы возразить. Например, на предприятиях ВОИ в советское время работали 52 тысячи человек, сейчас - только 15 тысяч, хотя число инвалидов не уменьшилось.

Александр Лысенко | Большинство инвалидов мечтает вести активный образ жизни, реализовать себя, в том числе и профессионально. Если городская среда адаптирована, это помогает реабилитации. Если на каждом шагу барьеры - это враждебная среда. Таким образом, создание доступной среды - это часть реабилитационного процесса, который не просто обеспечивает свободное передвижение, возможность работать, получать образование, пользоваться культурными ценностями, но делает человека экономически и социально независимым, то есть свободным.

РГ | Почему же города меняются крайне медленно?

Лысенко | Законодательство во многом остается декларативным. Возьмем Градостроительный кодекс. Там сказано: в состав проектной документации строительного объекта должен входить перечень мероприятий по обеспечению его доступности для инвалидов. Но дальше в скобках сноска: "в случае подготовки соответствующей проектной документации". Это просто мина замедленного действия! Ведь фактически это означает: не подготовил ты эту часть проектной документации - ничего страшного, проходишь экспертизу без нее, никто с тебя ничего не спросит. Более того, в связи с административной реформой предстоит переход со старых СНиПов на технические регламенты. Мы с ВОИ посмотрели на их проекты - о людях с инвалидностью там просто забыли.

Второе. Перераспределение полномочий между уровнями власти тоже ухудшило ситуацию. Всем известный 122-й закон, закон о монетизации, отнес инвалидов в так называемую "федеральную категорию". Да, есть Федеральная целевая программа на 2005-2010 годы. Но на решение проблемы доступности на всю страну на пять лет выделено только 60 миллионов рублей. На них ничего не сделаешь. А регионы теперь говорят: инвалиды - это федеральный уровень ответственности, а не наш. В лучшие времена в двух третях регионов были собственные программы по приспособлению среды жизнедеятельности. Сегодня большинство из них свернуто.

Смолин | Еще один пример. Административный кодекс ввел ответственность тех, кто не обеспечивает адаптацию вновь вводимых или реконструированных зданий, о чем говорила Ольга Викторовна. Но исполняется он, с моей точки зрения, крайне слабо. Думаю, нужны дополнительные законодательные инициативы по этой части.

Лысенко | Беда в том, что в обществе, как и в среде чиновников, не признается важность этой проблемы.

Юнин | Полностью согласен. На первом месте должно стоять формирование общественного мнения. Вы знаете, мы давно работаем с одной инвалидной детской организацией - изостудией. Помогаем им продавать свои работы, сделали постоянно действующую выставку-продажу. Так представляете - некоторые клиенты недовольны. Говорят, мы сюда пришли для того, чтобы обслуживаться. А здесь картины детей, да еще и с историей каждого ребенка. Кто-то сказал, что нет ничего более страшного, чем равнодушие хороших людей.

РГ | Давайте вернемся к вопросу, почему же все-таки не выполняется законодательство. Это ключевой момент.

Олег Рысев | Вы можете представить, чтобы правила безопасности дорожного движения были, но службы, которая следила за их соблюдением, не существовало? Плохо ли, хорошо ли, но ГАИ работает постоянно, обеспечивая контроль на дорогах.

С 1 июля 2002 года административным кодексом уже была предусмотрена ответственность за необеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной и прочей инфраструктуры, и за соблюдением этого порядка должны были следить органы социальной защиты населения. Однако за три года Минтруд (а потом и Мин-здравсоцразвития) России так и не подготовили ведомственные федеральные документы о перечне должностных лиц, которые должны были бы фиксировать нарушения в этой сфере и составлять протоколы об административном правонарушении. И только в конце 2005 года законом о разграничении полномочий эта функция была передана на уровень регионов. Но до сих пор, по данным ВОИ, правительство лишь одного региона - Ставропольского края - приняло решение об утверждении перечня должностных лиц органов социальной защиты населения Ставропольского края, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях.

РГ | Но у нас есть Роспотребнадзор, служба, которая отвечает за потребительский рынок...

Михайлова | На мой взгляд, начинать надо "от печки", с проектирования и строительства. Есть масса органов, которые осуществляют надзор в сфере строительства, ввода объектов, их эксплуатации. Есть контролирующие органы, которые проводят экспертизу проектов. Наконец, есть заказчик, собственник строящегося объекта. Если заработает эта трехзвеньевая система, то по крайней мере для новостроек и реконструируемых объектов проблема будет решена.

Лысенко | Тем более что мировой опыт показывает: расходы на обеспечение доступности увеличивают сметную стоимость объекта максимум на 5-10 процентов. Это не так много, если учесть, что цены на жилье растут на 25-30 процентов в год.

Михайлова | И все-таки дело непростое и недешевое. Пример - маленькая Ирландия, где живут всего 4 миллиона человек, обещает приспособить среду для инвалидов к 2016 году. Они понимают, что "здесь и сейчас" не получится: есть разграничения в формах ответственности и собственности, и государство не может контролировать абсолютно все в этом плане.

Лысенко | Но то, что развитые страны намного нас обогнали в этом плане, накладывает на нас дополнительные обязательства. В декабре 2006 года была утверждена Международная конвенция ООН о правах инвалидов. Если Россия ее ратифицирует, мы будем обязаны ее исполнять. А инвалиды в случае несоблюдения их прав смогут обращаться прямиком в ООН.

Смолин | Наконец, если мы хотим, чтобы в 2014 году у нас была Олимпиада, то сегодня надо думать о том, что в Сочи на коляске ни проехать ни пройти. А ведь еще будут параолимпийские игры.

Рысев | Влияние международного сообщества на нас очевидно. Вспомним, еще не было никакого российского законодательства о доступной среде для инвалидов, когда был построен первый Макдоналдс. Можно любить или не любить гамбургеры и соответственно приветствовать или критиковать их появление у нас. Но факт, что это был единственный ресторан, имеющий туалет для инвалидов, который был изначально доступен от и до. Сейчас ту же корпоративную этику соблюдают, приходя к нам, например, международные торговые сети. Гипермаркеты и оборудованы с учетом инвалидов, и принимают их на работу.

Лидия Савина | Минздравсоцразвития, начиная с 2006 года, проводит мониторинг ситуации в регионах. Программы социальной поддержки инвалидов приняты в 50 регионах, реально работают примерно в 40. Картина очень пестрая, программы разноплановы: это и оказание адресной материальной помощи, и создание реабилитационных центров, и трудоустройство, обеспечение техническими средствами реабилитации, услуги сурдоперевода, субтитрирование местных телевизионных программ, работа службы "социального такси". Что касается формирования доступной среды, много делают Москва, Южный регион - это Краснодарский край, Ростовская область, Ставрополье. То есть города-курорты, например Анапа, отлично понимают, что это не только социальный вопрос, но и экономический. Серьезные программы в Ханты-Мансийске, Новосибирской области.

Но есть такая особенность: если аптеки, поликлиники, учреждения социальной защиты, образования, культуры перестраиваются довольно активно, то административными зданиями, как правило, никто не занимается. Власть фактически отгораживается от людей с ограниченными возможностями. Требовать с бизнеса, конечно, нужно. Но начать власть должна с себя.

Смолин | У меня есть предложение. Вместе с прессой провести такой эксперимент: предложить всем желающим депутатам Государственной Думы, государственным чиновникам попробовать побыть только один день в шкуре инвалида. Кого-то посадить на коляску, кому-то повязать повязку на глаза. Уверяю вас, опыт других стран доказывает, что подобная PR-акция заметно меняет отношение власти к проблемам инвалидов.

РГ | Предложение принимается. Если, конечно, удастся найти чиновников, готовых пойти на такой эксперимент. В любом случае разговор о проблемах инвалидов мы продолжим на страницах "Российской газеты".

Общество Соцсфера Соцзащита Господдержка инвалидов