Новости

07.04.2007 04:45
Рубрика: Власть

Сколько точно в программах?

Поэтому вчера доклад заместителя министра экономического развития и торговли Виталия Савельева не только не вызвал какой-либо дискуссии, но и дал присутствующим министрам время пообщаться на заседании, словно в клубе по интересам.

Подобное поведение подчиненных возмутило премьер-министра Михаила Фрадкова. И он велел главе аппарата правительства вице-премьеру Сергею Нарышкину рассадить министра юстиции Владимира Устинова и главу МВД Рашида Нургалиева, поскольку они весь доклад проговорили. "Хорошо, его никто не слушал", - добавил Фрадков.

Сам глава кабинета министров считает, что работа по реализации ФЦП находится на достаточно продвинутой стадии, однако ослаблять внимание в этой области нельзя. "Скоро денег хватать не будет, поскольку проектов будет выше крыши, - объяснил председатель правительства. - Вокруг минэкономразвития даже оцепление нужно будет ставить, ограждая от всех желающих получить деньги на ФЦП".

Тем не менее вывод, который сделал премьер, выслушав докладчика, не слишком оптимистичный: "Бюджетные средства, выделяемые на реализацию ФЦП, пока еще распыляются, и ответственных пока не находим". До сих пор не завершена корректировка более 20 программ, реализация которых должна начаться со следующего года. "И мы не знаем, какие там суммы на самом деле", - то ли примирительно, то ли угрожающе сказал премьер. На самом деле на реализацию ФЦП и ФАИП (федеральных адресных инвестиционных программ) было выделено в прошлом году более 500 миллиардов рублей, в 2007 году эта сумма составит уже 700 миллиардов рублей, в дальнейшем цифры обещают только расти.

Одни только проекты по развитию Дальнего Востока в ближайшие годы требуют несколько сотен миллиардов рублей. И Фрадков это понял, совершив дальневосточный вояж. В регионах действительно с нетерпением ждут бюджетных денег. А впечатление о том, готовы ли региональные власти работать, а не проедать бюджетные деньги, у премьера так и не сложилось. Поэтому он и настаивает на усилении контроля за расходованием средств, выделяемых на ФЦП, и обеспечении целевого подхода при реализации этих программ.

Выступивший вчера Савельев, который по совместительству еще и ответственный секретарь комиссии по развитию Дальнего Востока и вчера вместе с премьером только вернулся из турне, оценив масштаб бедствия, не исключил возможности закрытия исполнения двух ФЦП, касающихся утилизации вооружений и военной техники и сокращения различий в социально-экономическом развитии регионов. "Из реализуемых федеральных целевых программ шесть программ реализуется неэффективно, а по двум из них вообще нужно принять решения вплоть до закрытия или смены государственного заказчика, если не будут устранены имеющиеся нарушения", - заметил замминистра.

Но помимо нарушений в качестве одной из главных проблем Савельев назвал и недостаточное софинансирование ФЦП из бюджетов субъектов и внебюджетных источников. В прошлом году это софинансирование составило лишь 60-80% от плана. "Мин-экономразвития предлагает поручить госзаказчику, допустившему отставание, компенсировать его в 2007 году и привлечь необходимые средства в объеме утвержденных программ", - добавил заместитель Грефа, подчеркнув, что мониторинг реализации ФЦП зависит от достоверности информации, предоставляемой госзаказчиком.

- Вопрос по ФЦП ясен, - недовольно сказал премьер, посоветовав заместителю Грефа побывать в регионах, видимо, позабыв, что замминистра только накануне вернулся вместе с ним из Магадана. - Савельев, работайте теперь.

Беспокоит премьера другое - приватизация. Точнее, то, что у правительства нет четкого понимания целей и задач приватизации, за что премьер фактически выставил своему кабинету очередной неуд. "Мы, кажется, не до конца понимаем, для чего и какие объекты мы приватизируем. А нужно понимать, чего мы ждем, какие задачи ставим", - обреченно сказал Фрадков, поделившись секретом, что приватизация должна стать механизмом привлечения инвестиций и повышения эффективности работы частного бизнеса. Докладчику же по этой теме - замминистру экономического развития и торговли Кириллу Андросову - так и не удалось рассеять премьерский скептицизм и "доложить что-то новое по сравнению с той рутиной, которая обычно сопровождает рассмотрение этого вопроса на заседаниях правительства".

Андросов руководствовался по большей части идеологией, основанной на президентском поручении: в ближайшее время государство должно избавиться от неэффективных предприятий. То, что государство никогда не являлось эффективным собственником, правительство признало уже давно. Но, пожалуй, впервые минэкономразвития предложило затеять широкую приватизацию. Под нее попало немало предприятий и племенных хозяйств, что вызвало активное недовольство министра сельского хозяйства Алексея Гордеева и "Машиноимпорта", о работе которого премьер знает не понаслышке.

- "Машиноимпорт" мы из каких соображений приватизируем? Чего мы хотим добиться? - пытался понять Фрадков логику экономистов, отметив, что у этого предприятия нет своих производственных фондов. - Там стулья и компьютер можно только приватизировать.

Андросов пояснил, что "Машиноимпорт" представляет ценность как известный бренд, который хорошо зарекомендовал себя на международном рынке, хотя предприятие действительно не имеет производственных фондов. Оставаясь в государственной собственности, оно "не работает как инструмент внешнеэкономической политики", поэтому минэкономразвития посчитало, что у него должен появиться частный собственник, способный работать на рынках третьих стран.

- То есть он заработает? В Алжир вернется, вообще на арабский Восток? Значит, мы реанимируем этот бренд? - не отставал от замминистра Фрадков. - И как мы будем осуществлять мониторинг? Или мы просто избавимся от него как от кости, которая застряла в горле, и успокоимся на этом?

- Первый шаг - это навести порядок, - объяснял Андросов. - Второй - отчуждение имущества.

- Кто выбирает между вариантами подхода к приватизации? - не унимался премьер, видимо, чувствуя, что не все ладно в государстве.

- Я бы сказал - рынок, - отбил удар Андросов.

Но Фрадков уже пошел в атаку и наставлял замминистра как нерадивого ученика, что если исходить только из целей продажи государственного имущества, то можно и атомную промышленность отдать в частные руки. "Они по кускам будут ее жевать, но этот кусок 100 лет не прожевать никому, если не сконцентрировать все, что нужно для пищеварения", - образно выразился Фрадков.

В общем, премьер явно не готов отдать даже неэффективное государственное имущество просто так, считая, что, значит, ответственные за это люди сработали недобросовестно.

- Те, кто говорит, что нет альтернативы приватизации, лукавят, - заметил первый вице-премьер Дмитрий Медведев. - Здесь не может использоваться набор клише.

Он уверен, что существующая модель преобразования федеральных унитарных государственных предприятий в акционерные общества и казенные предприятия зачастую не работает. "АО сами по себе ничего нового не дают, кроме советов директоров и кучи отчетности, да еще странных советов, которые проштамповывают заранее принятые решения", - заявил он. Что касается казенных предприятий, то они не могут нормально работать, так как у них нет полноценного бюджета, либо они работают на принципах унитарных предприятий. Собственную позицию решил высказать и вице-премьер Сергей Нарышкин. Он считает, что "то, что необходимо государству, должно оставаться в государственной собственности, но это не должно мешать выполнению решений по целой сети мелких учреждений".

- С этим никто не спорит, - бросив взгляд на своего заместителя, заметил Фрадков. - Настораживают решения, которые принимаются не по тем предприятиям, что на поверхности, а по другим, судьбу которых еще надо обсуждать. Сломя голову и безоглядно форсировать процесс неоправданно. Давайте эти клише уточним. Навязывать нам не надо, тут все уже поумнели.

Власть Работа власти Госуправление
Добавьте RG.RU 
в избранные источники