Новости

11.04.2007 05:00
Рубрика: Власть

10 дней после призыва

Главный военный прокурор Сергей Фридинский - о новобранцах, взятках и общественном контроле

Главному военному прокурору Сергею Фридинскому, побывавшему вчера в "Российской газете" на "деловом завтраке", по долгу службы положено знать изнанку армейской службы. Он рассказал читателям "Российской газеты", как контролируют военкоматы и кому жаловаться, если нарушаются права призывников.

Российская газета | Минобороны выступило с инициативой гражданского контроля над призывом. И открыло родительским комитетам двери в военкоматы и воинские части. Однако пока неясно, как будет происходить этот контроль и каким образом общественность сможет апеллировать к власти в ситуациях, когда нарушаются права солдат. Есть опасения, что родителей не пустят дальше порога военкомата и КПП воинской части.

Сергей Фридинский | Задачу военной прокуратуры в этой ситуации я вижу прежде всего в том, чтобы наладить постоянное взаимодействие с такими общественными организациями и использовать собранный ими материал для наведения порядка в армии.

Буквально накануне я участвовал во встрече с Уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным. До этого на заседании Общественного совета при Минобороны встретился с представителями Комитета солдатских матерей. И мы там обсуждали проблему взаимодействия. Я им предложил не пытаться проводить собственные расследования, а передавать наработанные материалы и поступающие к ним сигналы военным прокурорам. Такая помощь нам бы пришлась кстати. Мы не собираемся никого покрывать и обязательно примем все меры для того, чтобы пресечь нарушение закона. Не только солдатские мамы, но и военное руководство заинтересовано в наведении порядка в армии. И мои собеседники с такой позицией согласились.

В ближайшее время состоится большая встреча военных прокуроров с организациями солдатских матерей. Пригласим на нее всех, включая тех, кто относит себя к ярым противникам армейской службы как таковой.

Мы понимаем, что разговор будет резким и прямым, важно, чтобы он помог навести порядок в казарме.

РГ | Не могли бы вы разъяснить, каким образом родители солдат получат доступ в воинские части или военкоматы. Где та черта, за которую им будет вход запрещен?

Фридинский | Это не совсем наша функция, но я думаю, что представители общественности будут заранее согласовывать такие дни посещений с командованием частей. Совершенно очевидно, что это не может выглядеть так: проснулся ночью отец солдата и решил, пойду-ка, посмотрю, что там делается в части. Вседозволенности здесь быть не должно.

То же самое можно сказать и в отношении военкоматов. Общественный контроль над призывом не означает, что призывные комиссии теперь будут работать по указанию комитетов солдатских матерей. Каждый должен заниматься своим делом.

РГ | А если матери и военком не найдут общего языка в спорной ситуации?

Фридинский | Я, возможно, повторюсь. Если у представителей общественности появились какие-то сведения о том, что кто-то и что-то делает не так и им не хватает своих полномочий, самое время обратиться к военным прокурорам. Тем более что сделать это несложно. В период призыва мы по всей стране развернули консультационные пункты. Все военкоматы охвачены надзором прокурорских работников. Все сигналы берут на контроль, особенно те, где речь идет о взятках. Звоните в любое время дня и ночи. Везде сидят дежурные, которые будут отвечать на эти звонки. Мы обязательно проверим эту информацию. Телефон в Главной военной прокуратуре: (495) 244-52-75, в нерабочее время телефон доверия: (495) 247-50-47.

РГ | Много нарушений происходит в период призыва?

Фридинский | Достаточно много. О сегодняшнем говорить еще рано - он только начался. Зато во время прошлогоднего осеннего призыва прокуроры провели больше двух тысяч проверок. В результате было внесено почти полторы тысячи представлений об устранении нарушений закона, восстановлены права более семи тысяч призывников и военнослужащих.

РГ | О каких нарушениях шла речь?

Фридинский | Самых разных. Начиная от порядка приписки призывников, прохождения комиссии, отправки в часть и заканчивая получением взяток. Почти три тысячи должностных лиц военкоматов были привлечены за эти нарушения к дисциплинарной ответственности, возбуждено около ста уголовных дел.

РГ | Во время призыва будут привлекать милицию для отлова уклонистов?

Фридинский | Безусловно. Кстати, за время осеннего призыва нам удалось вернуть из разных мест почти 2 тысячи человек, уклонявшихся от призыва и военной службы. Думаю, что добрая половина этих ребят уже служит. Причем по ним приняты решения об отказе либо о прекращении уголовных дел, возбужденных ранее. Прокуроры сочли, что у этих молодых людей были серьезные основания для совершения таких поступков.

РГ | Этой весной такая прокурорская "амнистия" продолжится?

Фридинский | Это была не одномоментная акция. С началом нынешнего призыва мы вернулись к такой работе. Все-таки число уклонистов и беглецов сегодня остается большим - около 2 тысяч человек. У нас осенью был случай, когда в прокуратуру пришел мужчина, уклонявшийся от службы 12 лет.

Наша ведь задача заключается не в том, чтобы поймать таких людей и посадить их за решетку. В первую очередь нужно разобраться в том, какие обстоятельства вынудили их преступить закон. Поэтому не надо ничего бояться.

Думаю, что общественность должна заниматься не только тем, чтобы выявлять негатив непосредственно в армии. С началом призывной кампании матери начинают заранее проливать слезы по своим детям. Думаю, что подготовленному морально и физически молодому чловеку бояться нечего. В обществе возрастают страхи перед службой, причем зачастую необоснованные. К сожалению, престиж воинской службы сегодня находится не на той высоте, что раньше. Мы все реже слышим такие слова, как долг, честь, конституционная обязанность.

Власть Безопасность Армия Правительство Генпрокуратура Главная военная прокуратура Правительство Минобороны Деловой завтрак Лучшие интервью Реформа армии