Новости

11.04.2007 03:20
Рубрика: Власть

Проиграл в автоматах, но выиграл в суде

Проиграв крупную сумму, Кудрев решился на самоубийство. Выпив водки, он зарядил охотничье ружье и направился в лес. Жене ничего не сказал, но она обо всем догадалась и позвонила в милицию. Инженер не успел дойти до ближайшего леса, когда его попытался задержать экипаж вневедомственной охраны. Милиционеры на следствии показали, что крикнули Кудреву бросить ружье и сдаться, но он открыл стрельбу. Милиционеры спрятались за сугроб и открыли ответный огонь из табельных пистолетов. Перестрелка кончилась без жертв, Кудрева ослепили слезоточивым газом и отобрали оружие. Вместе с обвинением в покушении на жизнь сотрудников милиции было вынесено и решение о заключении обвиняемого под стражу. На следствии и в суде Кудрев утверждал, что не хотел никого убивать, а выстрелил в воздух, чтобы милиционеры не мешали ему самому свести счеты с жизнью. В Верховном суде Татарстана дело Кудрева рассматривала коллегия присяжных. Они вынесли оправдательный вердикт. Прокуратура подала протест в Верховный суд России, но оправдательный приговор был оставлен в силе. Кудрев заявил в Верховном суде РТ требование возместить ему заработную плату, которую он не получил за 8 месяцев предварительного заключения, а также компенсировать расходы на адвоката. Этот иск рассматривал тот же судья, который вел процесс с присяжными, он пришел к выводу, что требование обосновано, и удовлетворил иск в объеме 104 тыс. рублей.

Материал представил Алексей Угаров, собственный корреспондент АСИ в Казани

 диалог юристов

Леонид Никитинский| Виктор Васильевич, я попросил прокомментировать эту историю, так как вы выиграли несколько процессов с присяжными в Мосгорсуде и знаете эту публику...

Виктор Паршуткин| Да, мне нравится разговаривать с присяжными, но только после вынесения вердикта, разумеется. Присяжные мне интересны и симпатичны и как адвокату, и просто как человеку. В суде присяжных, конечно, есть своя специфика, видна она и по краткому описанию этого казанского дела. Присяжные, с одной стороны, судьи факта, процесс строится так, чтобы никакие обстоятельства, кроме фактов, подлежащих доказыванию в суде, по возможности не становились известны присяжным. Но, конечно, они смотрят на дело несколько шире, и никто не может им этого запретить, если не нарушается судебная процедура. Например, в данном случае, я думаю, на вердикт присяжных повлияло и то обстоятельство, что незадачливый инженер, проигравшийся в автоматах, сидел перед ними за решеткой под стражей. Какая мысль при этом может возникнуть у не юриста (а присяжными по закону юристами быть не могут)? Наверное, что хватит уже этому бедолаге сидеть в тюрьме, восемь месяцев вполне достаточно, даже если он и выпалил сгоряча в сторону милиционеров. Так присяжные могли интерпретировать факты, хотя судья - профессионал- мог бы сделать это и противоположным образом. Ну что ж, в следующий раз в прокуратуре подумают, надо ли во всех случаях обращаться в суд с ходатайством о заключении под стражу тех, чья вина еще не доказана...

Никитинский| Как адвокат вы посоветуете своему подзащитному во всех случаях настаивать на рассмотрении дела с присяжными?

Паршуткин| Во-первых, такой выбор - между судом присяжных и профессиональным судьей - есть только у тех, кто обвиняется в преступлениях, прямо перечисленных в Уголовно-процессуальном кодексе. Это в основном тяжкие насильственные преступления, но не преступления против собственности, за которые у нас осуждается большинство тех, кто отбывает уголовное наказание. А жаль: по моему убеждению, присяжные по здравому смыслу и в преступлениях против собственности разбираются подчас более тонко, чем профессиональные судьи и во всяком случае более непредвзято.

Но я бы не всякий раз советовал своему подзащитному выбирать суд присяжных и в том случае, когда такой выбор есть. Это бессмысленно, если доказательства в деле носят неопровержимый характер, хотя, если есть повод рассчитывать на снисхождение, как это было, наверное, и в случае с казанским "самоубийцей", обратиться к присяжным тоже имеет смысл. Профессиональный судья, ведущий процесс и выносящий приговор после и на основании обвинительного или оправдательного вердикта, обязан учитывать и мнение присяжных о том, что подсудимый заслуживает снисхождения, и вопрос об этом им по закону обязательно должен быть задан. Но бытующее, специально распространяемое прокуратурой мнение о том, что присяжные якобы могут при очевидных доказательствах оправдать и жестокого убийцу, не имеет под собой никаких оснований.

В то же время, делая выбор в пользу суда присяжных, подсудимым надо иметь в виду: если вердикт будет не в их пользу, профессиональный судья, назначая наказание "от и до", может учесть обращение к присяжным как попытку затянуть время и заморочить суду голову весьма громоздким и дорогостоящим образом. Так что в очевидных случаях все же лучше признавать вину, идти на так называемую сделку с правосудием, чтобы скорее получить приговор и ехать в колонию - там полегче, чем в следственном изоляторе.

Никитинский| В нестихающей дискуссии о том, нужен или не нужен в России суд присяжных, главными аргументами остаются отсутствие у них правовой квалификации, неумение противостоять давлению со стороны возможных сообщников подсудимых, легкость, с которой их, людей чаще всего небогатых, можно подкупить ...

Паршуткин| Не существует идеального правосудия, все его формы имеют те или иные изъяны. Но думаю, что аргументы против присяжных раздувает сторона обвинения, которая не привыкла проигрывать в обычном суде. Все-таки статистика, сообщающая нам, что присяжные выносят оправдательные вердикты примерно в 15 процентах случаев, а профессиональные судьи - менее чем в одном деле из ста,- это отнюдь не аргумент против присяжных. Скорее дело в том, что прокуроры не умеют представлять доказательства, а следователи к тому же иногда их и фальсифицируют, а профессиональные судьи, чего уж там, нередко стараются закрыть на это глаза. Ни одного случая подкупа присяжных, насколько я знаю, пока не выявлено, чего нельзя сказать о случаях подкупа профессиональных судей. Да и запугать двенадцать присяжных вряд ли проще, чем одного профессионального судью. Охраны присяжных во время и после процесса у нас практически нет, но это, согласитесь, тоже не аргумент.

Надо учитывать не только статистику приговоров, но и то, как действует на присяжных опыт вынесения вердикта и вообще их опыт "пребывания в шкуре судьи". Я в самом деле знаю многих бывших присяжных, из которых хочу попытаться создать некий клуб, и очень их уважаю. Жаль, что многие люди, которым приходят повестки из суда, не хотят идти в присяжные: то ли наслышаны о том, как прокуратура порой давит на их коллег, то ли жалеют своего времени. Это совершенно неправильно. Пребывание в составе коллегии присяжных - бесценный гражданский опыт, меняющий человеческое сознание.

Власть Работа власти Госуправление Судебные хроники