19.04.2007 23:00
    Рубрика:

    Писатель из Перми Алексей Иванов создает литературу нового времени

    Российская газета: В какой степени вы ощущаете себя уральским (пермским) прозаиком? На вручении премии "Ясная поляна" вы заявили, что вы писатель "мультимедийный". Мол, для вас все равно, какая река станет темой романа: Чусовая или Амазонка. Насколько это высказывание серьезно?

    Алексей Иванов: Я не считаю, что моя писательская значимость исчерпывается ареалом моего обитания. Я не суслик в пищевой цепочке прекрасных хищников. Боюсь, что фактуру вы принимаете за основное содержание. Не думаю, что уральская фактура настолько интересует российского читателя, что из-за этого он поглощает фолианты г-на Иванова. Хотя провинциальный культурный код - разумеется, мой культурный код. А уральскость, пермскость - это "извод" этого кода. Я не говорил, что я "мультимедийный" писатель. Я говорил, что роман "Золото бунта" - мультимедийный роман. Во-первых, при его написании я использовал отработанные в мультимедиа приемы удержания читательского интереса (пресловутая "голливудщина"). Во-вторых, сам роман мог бы стать, на мой взгляд, основой для большого мультимедийного проекта. С этой точки зрения безразлично, какая река берется для романа - Чусовая или Амазонка.

    РГ: Тем не менее ваша последняя книга "Message: Чусовая" посвящена "реке теснин". Что за странное название?

    Иванов: Не страннее "Духless" или Casual (популярные романы Сергея Минаева и Оксаны Робски. - Прим. ред.). Название объясняется следующими соображениями. Я попытался прочесть историко-культурологические смыслы Чусовой и представить их как текст. Мы читаем этот текст, написанный нашими предками, мы живем в этом тексте. Река Чусовая - это носитель информации. Как лист бумаги. Как флэш-карта. Исторические картинки меняются, а смысл остается прежний: архетип никуда не может пропасть. Это и есть "послание" Чусовой, ее мessage.

    РГ: Вы - турист профессиональный, с большим стажем. Когда-то внутренний туризм был не просто увлечением, а религией для определенной части советских людей. Кавказ, Урал, Алтай, гитара, Высоцкий, Ким, Окуджава... Что изменилось после того, как люди получили возможность путешествовать по всему миру?

    Иванов: Наивный вопрос. Когда люди получили возможность путешествовать по миру, они и начали путешествовать по миру. Но те, для кого внутренний туризм был культом, продолжают ходить в походы на Чусовую или на Байкал. А те, кто ходил в походы на Чусовую или на Байкал потому, что не мог поехать на пляжи Анталии, сейчас в Анталии.

    РГ: Можно ли вашей книгой пользоваться как путеводителем в водном походе?

    Иванов: Пользоваться можно, но неудобно. Лучше взять обычный путеводитель без амбиций на культурологию.

    РГ: Вы стали известны как писатель с неуемной фантазией. И вдруг - путеводитель. Это передышка или серьезный перелом в творчестве?

    Иванов: Нет, ни в коем случае не перелом и не передышка даже. "Message: Чусовая" я написал практически одновременно с "Золотом бунта", просто вышел этот текст значительно позднее в силу издательских причин. "Message..." - это, так сказать, уцелевшая часть моего "чусовского" проекта. Объясню его суть. На мой взгляд, сейчас книга не является значимым событием в общественной жизни. Мне жаль этого утраченного статуса книги, как любому российскому интеллигенту. И чтобы вернуть книге ее прежнее значение, приходится прибегать к технологиям. Можно, конечно, написать крутой роман, в котором собрать животрепещущие темы дня сегодняшнего, как сделал Минаев, и распиарить, но мне это не нравится. Мне нравится путь Джоан Роулинг с ее Гарри Поттером. Нравится путь, а не произведение. Параллельно книге существуют фильмы, игры, стиль одежды, всякие фенечки, прибамбасы и тому подобное. Контент романа живет более масштабно, нежели собственно книга. Нечто подобное я решил попробовать в "чусовском" проекте. Написать роман, окружить его медийными и не только событиями. Издать путеводитель по Чусовой (это и есть "Message..."). Дождаться выхода фильма (как выяснилось, для этого надо быть Мафусаилом). По фильму сделать компьютерную игру (производители таких игр априори сочли меня идиотом). Сварганить реалити-шоу на Чусовой типа "Последнего героя", региональным туроператорам организовать маршрут по "местам боевых действий" романа и так далее. То есть различные "культурные действия" будут "перекрестно опылять" друг друга, и аудитория читателей расширится. Книга станет не просто текстом, а частью личного жизненного опыта человека.

    РГ: Ваш роман "Блуда и МУДО" номинирован в виде рукописи на премию "Национальный бестселлер", не могли бы вы объяснить смысл названия?

    Иванов: "Блуда" - жаргонное словечко, обозначающее "нелепость", "неприятность", "заморочка". Мерзкую аббревиатуру МУДО придумал не я. МУДО означает "муниципальное учреждение дополнительного образования". Так теперь называются все дома пионеров. По жанру это плутовской порнографический роман. Сюжет пересказывать не буду. Но суть его в том, что в наших условиях традиционная семья перестала быть ячейкой общества. Двое родителей не могут прокормить себя и двоих детей, обеспечить семью пристойным уровнем быта. В глобальном обществе семья из кирпичика превратилась в молекулу, а дом строится из кирпичей, а не молекул. Новое мышление выработало новую форму семьи, которую в романе я назвал "фамильон".

    РГ: Каковы перспективы ваших контактов с кинопродюсерами? Когда можно ждать экранизации "Золота бунта" и "Географа"?

    Иванов: Перспектив никаких. Права на экранизацию проданы и на "Золото", и на "Парму", и на "Географа", и на "Общагу"... Таким темпом года через два купят права даже на экранизацию нашего с вами интервью. Но кроме покупки прав ничего не происходит.

       блиц

    РГ: Нет желания перебраться в Москву? Или хотите остаться жить в Перми, как Василий Белов в Вологде?

    Иванов: Пока что мне в Перми вполне комфортно, и в Москве я не вижу каких-то умопомрачительных благ, ради которых готов поломать свой весьма непросто устоявшийся быт.

    РГ: Ваше писательское кредо?

    Иванов: Буржуазная самоидентификация. Возможность жизни со сверхбытовыми ценностями. В общем-то, тот же самый трамвай, только другие двери.

    РГ: Вы "сова" или "жаворонок"? Работаете утром или ночью?

    Иванов: Предпочитаю работать утром. Хотя сам - сова. И мне очень трудно совмещать два этих необоримых влечения - поспать и поработать...

    Досье "РГ"

    Алексей Иванов родился в Нижнем Новгороде в семье инженеров-кораблестроителей. Но почти всю свою жизнь провел в Перми. После школы поступил на факультет журналистики Уральского университета (Свердловск), однако диплом защитил на факультете истории искусств. В те же годы дебютировал с первой повестью на страницах журнала "Уральский следопыт". В процессе работы над романом "Сердце Пармы" организовал в Перми детский художественный краеведческий музей. В 2003 году вышла первая авторская книга. Трижды номинировался на премию "Национальный бестселлер". Лауреат литературных премий "Эврика!", "Старт", а также премий имени Д. Н. Мамина-Сибиряка, имени П. П. Бажова и премии "Ясная Поляна" в номинации "XXI век". В сентябре 2006 года его роман "Золото бунта" признали лучшим прозаическим произведением года на Московской Международной книжной выставке-ярмарке.

       Книги Алексея Иванова

    Сердце Пармы, или Чердынь - княгиня гор (2003) 576 страниц

    Странные дела творятся на востоке от Москвы, в Предуралье. Странные и страшные. Там живут дикие племена, царят древние боги. Залит кровью путь к власти вогульского князя Асыки. Окутан тайной путь храмодела Калины. Тяжела доля Чердынского князя Михаила. Лишь смерть воина Полюда ясна и определенна, и лишь он поистине бессмертен.

    Золото бунта, или Вниз по реке теснин (2005) 704 страницы

    Давно уж покорена и заселена пермская земля. Стоят на Урале заводы и прииски, отнимая богатства земные на благо и процветание Империи. Каждую весну идут по реке Чусовой железные караваны. Отгремела слава вольного воинства Ермака, подавлено кровавое восстание Пугачева. Но эхо его еще тревожит души, смущает умы.

    Географ глобус пропил (2003) 512 страниц

    Романтический герой, ошибкой судьбы живущий в наше время в бедных декорациях провинциального города. Физик по образованию, ставший школьным учителем географии. Последний романтик, он не теряет веры в жизнь и людей, несмотря ни на что. И в городе, и в походе, сплавляясь по диким уральским рекам, он несет ее в себе, как драгоценность.

    Общага-на-Крови (2006) 320 страниц

    История одной студенческой общаги, на много лет ставшей домом для персонажей этого миниатюрного эпоса, подлинная жемчужина современной молодежной прозы. Главный герой романа - студент по прозвищу Отличник, его друзья и враги населяют микрокосм студенческой общаги.