Новости

20.04.2007 01:30
Рубрика: Культура

Русская Америка

Прошли торги нью-йоркского Sotheby's

Обычно то, что значится на обложке аукционного каталога, то и видится топ-лотом будущих торгов. Разумеется, бывают исключения. Но в этот раз Sotheby's попал в точку. "Видение святому отроку Сергию", авторский повтор Михаила Нестерова его "Видения отроку Варфоломею", того, что в Третьяковской галерее, ушел за 4,2 млн. долларов (включая комиссионные), превысив "эстимейт" (предварительную оценку) в полтора раза. Работы Нестерова на этот сюжет встречаются на рынке и неизменно притягивают интерес. Так, например, даже не слишком удачная версия "Варфоломея" 1917 года была продана за 1 млн. долларов четыре года тому назад на лондонском Sotheby's. Нынешняя вещь более качественная - она была выполнена в 1922 году к нью-йоркской выставке-продаже русского искусства - и более близкая к Третьяковскому оригиналу. Отсюда и цена.

Большинство вещей нынешней аукционной коллекции имеют давнюю американскую "прописку", то есть происходят из местных частных собраний, осев у наследников художников, галеристов или даже в музеях. Так, например, музей Поля Гетти сбыл "непрофильную для него работу Алексея Харламова "Сладкие грезы" за 126 тыс. Более ожесточенный торг вызвало полотно того же художника "Маленькие цветочницы", отчего цена подскочила в четыре раза, достигнув 3 млн. долларов. Сентиментально-пубертальные сценки Харламова при не всегда ровном качестве обычно пользуются спросом и у русских, и у западных коллекционеров. Он даже участвует в аукционах западной живописи XIX века. Для "Цветочниц" же Харламов не поскупился в смысле колорита. Цена, возможно, несколько завышена, но понятно, что аукционом правит в том числе и азарт.

Впрочем, не только азарт, но и прецедент. Два года назад за 2 млн. долларов было продано огромное полотно Константина Маковского "Суд Париса" (из бывшего собрания Дервизов). Теперь такая же по формату картина того же художника (да и с тем же "провенансом") - "Счастливая Аркадия" ушла с трехкратным повышением в цене за 3,1 млн. Возможно, некто подбирал себе парную работу.

В основном заметно, что курсор коллекционерского интереса сместился на первую треть XX века и теперь держится на художниках-эмигрантах Григорьеве, Яковлеве, Рерихе, Гончаровой и др. Бум на Айвазовского и Шишкина, кажется, прошел. Так, еще один предполагаемый топ-лот аукциона "Константинополь на рассвете" Айвазовского, не достигнув даже "резервной" цены в 2 млн. долларов, был снят с торгов. Зато подборка иллюстраций к "Братьям Карамазовым" (1920-х годов) из 50 листов работы Бориса Григорьева ушла за 1,4 млн. долларов, а его же панно "Ревизор" - за 993 тысячи.

Какой бы ни был градус азарта, его неизбежно охлаждает практичный здравый смысл. При том, что многие вещи Александра Яковлева уходили достаточно хорошо, на больших "Афганцев" за 1,2 млн. долларов никто не польстился. Также не задели внимание публики и театральные эскизы Константина Коровина. На рынке их до чрезвычайности много. Но вот его же огромное панно "Аллегория" все же было продано за чуть превысившие "эстимейт" 936 тысяч. Похоже, здесь причина в "провенансе": панно показывалось в 1988 году в ленинградском Эрмитаже на выставке собрания Гари Басмаджана - коллекционера в скором времени бесследно исчезнувшего в Москве. Тайна - тоже стимул к покупке.

подробности

По слухам, самый дорогой лот прославленного русского баталиста Василия Верещагина картина "Стена Соломона" вчера была куплена на русских торгах другого аукционного дома Christi's за 3 миллиона 624 тысячи долларов частным русским коллекционером. И теперь эксперты рынка гадают, вернутся ли эта или другие полотна известных русских живописцев в Россию или нет.

То, что такая вероятность существует, подтверждают тенденции последних лет. Как сказал корреспонденту "РГ" зам. начальника управления Росохранкультуры Виктор Петраков, по данным его ведомства, темпы ввоза в Россию произведений искусства и предметов антиквариата частными лицами за три года выросли в несколько десятков раз. Это случилось после того, как в 2004 году правительство внесло изменения в Таможенный кодекс, полностью отменив пошлины на ввоз культурных ценностей. И если теперь коллекционер покупает на западном аукционе вещь, предположим, за 50 тысяч долларов, то при ввозе в Россию он уже не должен платить 15 тысяч долларов, то есть 30% от ее стоимости.

"Чем больше ввозят в Россию культурных ценностей, тем страна богаче", - сформулировал позицию своего ведомства Виктор Петраков. Однако отвечать на вопрос " РГ" о том, кем и какие в последнее время в Россию были ввезены частными коллекционерами крупнейшие предметы старины, произведения искусства, в том числе полотна известных русских художников, отвечать отказался, ссылаясь на тайну личной жизни. Заметил, что таких произведений много и в целом стоят они "сотни миллионов долларов". Сказал лишь, что один из самых известных сегодня коллекционеров, который не считает нужным ни скрывать свое имя, ни коллекцию, председатель совета директоров компании "Вимм-Билль-Данн"Давид Якобашвили. Он постоянно ввозит из-за границы старинные уникальные самоиграющие музыкальные инструменты - механические пианино, шарманки, граммофоны. Что касается известного олигарха Виктора Вексельберга, нашумевшего по возвращению в Россию знаменитых яиц Фаберже, то этот миф чиновник постарался развеять. По словам Петракова, работы знаменитого ювелира действительно принадлежат Вексельбергу, но в Россию в свое время были ввезены по процедуре временного ввоза и сегодня благополучно вернулись обратно, на Запад. Разглашать тайны частных коллекций категорически отказался и Олег Стецюра, президент старейшего и практически единственного в России аукционного дома "Гелос". По его словам, "слишком узок круг российских коллекционеров", и все они находятся в зоне пристального внимания криминалитета. Поэтому предпочитают не засвечиваться - ни со своими коллекциями, ни со своими сделками.

Что касается перепродажи или передачи в дар российским музеям приобретенных частными лицами на западных аукционах шедевральных произведений русских художников или святых икон, то такие акции, по мнению Олега Стецюра, не реальны, исходя из складывающегося ценообразования.

Кстати, по данным Конфедерации антикваров, статус старого искусства в глазах инвесторов резко повысился. Рынок по доходности сегодня опережает банковский и фондовый рынки. В среднем, 12,5 процента составляет доходность рынка антиквариата по сравнению с доходностью в 11,5 процента на фондовом рынке. Прибыль же от продаж самых востребованных на рынке предметов - сегодня первые места по спросу держит русская пейзажная живопись и иконы XIX - составляет от 500 до 1000 процентов.

Между тем все чаще видные российские политики, депутаты, сенаторы говорят о необходимости создания благоприятных условий и финансовых механизмов для привлечения альтернативных источников финансирования культуры. С тем, чтобы музеи могли активнее сотрудничать с потенциальными донорами, спонсорами и меценатами. А для последних в стране были созданы льготы и преференции, материальные и моральные стимулы.

Самые "открытые" и известные коллекционеры России

Петр Авен (Альфа-Банк) - обладатель крупнейшей коллекции русской живописи конца XIX - начала XX века.

Глава "Плаза-групп" Умар Джабраилов коллекционирует современных художников-концептуалистов. Живопись собирают Вячеслав Кантор (холдинг "Акрон"), Леонид Михельсон ("Новатэк") и гендиректор "Арбат-престиж" Владимир Некрасов. Кстати, коллекция Некрасова - одна из крупнейших в России.

Татьяна Зыкова

Культура Арт Экономика Товары и цены В мире США
Добавьте RG.RU 
в избранные источники