Новости

Анатолий Чубайс, председатель правления РАО "ЕЭС России", глава администрации президента РФ в 1996-1997 годах:

- Очень тяжелое событие. Просто по-человечески тяжелое. Хотя масштаб человека таков, что нужно говорить не о личном, а о стране. Я считаю, что Борис Николаевич сделал абсолютно невозможное. Он привел нас из несвободы к свободе. Из страны, в которой вранье было просто повседневным, повседневным и всеобщим - от генерального секретаря ЦК до любого собрания - в страну, которая пытается жить по правде.

Если попытаться понять, какие фигуры в истории России сопоставимы с Борисом Николаевичем по объему сделанного, может быть Петр Первый. Может быть, Ленин и Сталин вместе взятые, только оба со знаком "минус", а он со знаком "плюс".

И все это, конечно, было пропущено через себя. Никто не знает, чего это ему стоило. Кроме, может быть, Наины Иосифовны, Татьяны, самых близких людей, у которых горе сегодня.

Он прошел через всеобщую любовь и через почти полное непонимание. Может быть, после смерти, как на Руси принято, оценят его по-настоящему. Хотелось бы в это верить.

Сергей Степашин, председатель Счетной палаты РФ, с мая по август 1999 г. - председатель правительства РФ:

- С Борисом Николаевичем я начал работать в 1990-х годах еще в Верховном Совете, при нем стал премьер-министром. Достаточно хорошо знал его. Печально, когда умирает человек. А Ельцин - это целая веха: и в моей личной жизни, и в истории моей страны. Он всегда был впереди. Конечно, вспоминается разное. Но совершенно очевидно, что Ельцин - это эпоха. Она связана с гласностью, с тем, что наша Россия не развалилась. Не было гражданской войны. Это эпоха человека, который умел брать ответственность на себя, рискуя, делая ошибки. Ельцин для России - большая и серьезная страница. Очень хотелось бы в этот день поддержать замечательную семью Бориса Николаевича. Особенно его супругу - Наину Иосифовну. Она действительно великая жена, поверьте мне. Я близко знаю семью Ельцина. И хочу, чтобы в эту трудную минуту она понимала, что никогда не останется одна. А Бориса Николаевича мы будем помнить не только как первого Президента России, но и как человека Поступка.

Борис Немцов, член политсовета СПС, с марта 1997 г. по 23 августа 1998 г. - заместитель председателя правительства РФ:

- Ельцин дал нам свободу. Лучшей памятью Ельцину будет, если мы будем эту свободу защищать. Он дал возможность и мне и миллионам другим гражданам себя реализовать. Да, он был противоречивый человек и много совершал ошибок, но тем не менее история запомнит его как лидера-освободителя. В нашей истории он был со знаком "плюс".

Я действительно был близок с первым президентом. Я был с ним рядом, когда он был на танке. Он меня встретил в Белом доме утром, когда все еще только начиналось, и спросил: "Почему ты ходишь без оружия, когда нужно с оружием защищать свободу?" После чего я взял в руки автомат.

Второе воспоминание: я принес ему миллион подписей против войны в Чечне, будучи губернатором Нижегородским, а он вместо того чтобы обидеться и выгнать меня, сказал, что не ожидал такой всенародной поддержки идеи мира в Чечне, что он это обязательно учтет. Через несколько месяцев Ельцин пригласил меня в Чечню устанавливать там мир.

Очень хорошо помню, как он говорил мне: "Несмотря на то что меня критикуешь, я тебя все равно спокойно терплю, потому что считаю, что многие идеи, которые ты излагаешь, правильные". Ельцин был человеком большим, сильным и никогда не мелочился.

Виктор Черномырдин, Посол Российской Федерации на Украине:

- О Борисе Николаевиче скорблю не только я, но и все россияне. Невозможно идти против природы, но терять такого человека очень жаль. Его отношение к Украине было совершенно особенным. Это он сказал фразу: проснулся утром - подумай, что ты сделал для Украины. У него были очень хорошие отношения с первым и вторым президентами этой республики. Они решили массу вопросов, много проблем. Нет тем , которые бы он не обсуждал. Мы с ним говорили о политике и не только. Для меня, как и для большинства россиян, Борис Николаевич останется руководителем, под управлением которого в России начали проводиться экономические и политические реформы. Благодаря ему сейчас происходит становление в России гражданского общества. Я помню нашу совместную работу, я горжусь тем, что мы были вместе в крайне трудное время для нашей страны.

Егор Гайдар, директор Института экономики переходного периода, с 15 июня по 14 декабря 1992 г. - и.о. председателя Совмина РФ:

-Будучи полновластным хозяином России, он употребил это не для того, чтобы еще раз установить в нашей стране режим, похожий на самодержавие, а для того, чтобы по крайней мере дать нам надежду, надежду, которую еще придется оправдывать, за которую придется бороться, надежду на то, что у нас может быть демократический режим, при котором люди, пришедшие к власти, не держатся за нее до тех пор, пока не держаться невозможно.

Крах СССР был полномасштабной революцией. Но я не помню ни одного лидера, стоявшего у истоков революции, который бы предотвратил гражданскую войну и мирно уступил власть преемнику, когда счел нужным и соответствующим закону.

Михаил Сеславинский, глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям:

- Десятки миллионов россиян должны с благодарностью вспомнить Бориса Ельцина, который открыл им дверь в новую эпоху. Хорошо помню, как летом 1990 года Борис Николаевич Ельцин на Съезде народных депутатов РСФСР шел к трибуне Кремлевского дворца, когда его избирали председателем Верховного Совета РСФСР. Я, тогда молодой депутат, как и десятки миллионов граждан нашей страны, чувствовал мощную энергию этого человека, которая была направлена на радикальные демократические преобразования общества. Мы, к сожалению, редко вспоминаем в повседневной жизни тех людей, которым должны быть благодарны за позитивные изменения в нашей жизни. Из страны с "железным занавесом", продуктовыми талонами мы шагнули в развитой цивилизованный мир. Десятки миллионов россиян, которые ежегодно выезжают за рубеж, покупают машины и квартиры, имеют возможность выбирать место своей работы, думаю, в эти печальные для страны часы должны с благодарностью вспомнить человека, который открыл дверь в эту новую эпоху.

Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга:

- Я должна сказать, что знала Бориса Hиколаевича не просто со стороны, мы работали вместе. Я знаю, что к нему разное отношение, но я бы попросила не торопиться с выводами, нужно время, чтобы оценить вклад этой личности в историю страны. Я уверена, что Борис Ельцин - это человек, который безусловно внес огромный вклад, личный вклад в становление гражданского общества, демократических инициатив и рыночной экономики. Все, что начиналось в послеперестроечный период, все это связано с именем Бориса Ельцина. Конечно, было и много ошибок, но всегда легко судить со стороны. Я еще раз хочу подчеркнуть, что нужно время, чтобы оценить масштаб и роль этой личности в истории России. Я могу сказать одно: это действительно масштабная фигура, как бы кто к нему ни относился.

Геннадий Бурбулис, председатель Комиссии Совета Федерации по методологии реализации конституционных полномочий Совета Федерации, с ноября 1991 года по декабрь 1992-го первый заместитель председателя правительства:

- Конечно, смерть Бориса Николаевича - это трагедия для всех, кто был знаком с ним. Несмотря на свой очень противоречивый и сложный характер, несмотря на по-разному оцениваемые результаты его деятельности, это был выдающийся и незаурядный человек. Главная черта его характера - это способность брать на себя ответственность в самых тяжелейших ситуациях. Это был человек огромной силы воли, он не увиливал от принятия важных, необходимых стране, но очень непопулярных решений. Со временем мы - граждане России - все яснее будем понимать его ключевую роль в предотвращении жестокой войны на пространствах бывшего СССР за передел советского наследства.

Лично для меня самым ярким воспоминанием о Борисе Николаевиче стал эпизод, "лицевая сторона" которого известна миллионам людей во всем мире. Мы все помним, как Ельцин 19 августа 1991 года поднялся на танк, который вообще-то был прислан путчистами для того, чтобы блокировать Ельцина и его соратников в Белом доме. Так вот, буквально за полчаса до этого момента у меня с первым президентом России состоялся довольно эмоциональный и непростой разговор в его кабинете. Дело в том, что к Ельцину в кабинет пришли его помощники и рассказали, что на улице защитники Белого дома организовали живое кольцо вокруг танков и пытаются вести агитацию среди военных, призывая их перейти на свою сторону. Ельцин тут же встрепенулся и заявил, что должен идти к танкам. Я горячо возражал и говорил, что такой поступок означает колоссальный риск. Ведь мы не знали, что там на улице происходит на самом деле, какие могут быть провокации и какие снайперы могли засесть на крышах соседних домов. Я убеждал Бориса Ельцина, что от него зависит судьбы страны и нашего общего дела и он не имеет право собой рисковать. Тогда Ельцин вышел на балкон, осмотрел площадь, мгновенно оценил ситуацию и без колебаний решил идти к военным. Возражать ему было невозможно. А через полчаса весь мир увидел картину того, как президент России стоит на танке и читает воззвание к народу. Борис Николаевич обладал гениальным чутьем и отвагой, которые выручали страну в самые острые моменты.

Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы:

- Депутаты фракции ЛДПР и я лично очень сожалеем, что умер первый президент России Борис Николаевич Ельцин. Когда умирает президент, то в памяти людей он остается в главном. Главное - это та свобода, которую он дал России. Это дало стране возможность сделать огромный шаг вперед. Поэтому мы всегда будем думать о нем с почтением. Сегодня мы все с прискорбием восприняли весть о его кончине. При Ельцине были самые большие свободы в стране. Никаким партиям, общественным организациям не отказывалось в регистрации, все участвовали в выборах, на телевидении высказывались самые разные точки зрения, и не было никаких преград этому. Девять лет президентства Ельцина - это глоток свободы для страны, это самое большое достижение этого политика. В августе 1991 года я был на стороне ГКЧП. Но впоследствии я понял, что Ельцин не мог поступить иначе, и считаю его большой заслугой, что он добился десоветизации страны и частично ее декоммунизации.

Олег Морозов, первый заместитель председателя Государственной Думы:

- Борис Ельцин относится к той уникальной категории крупных политических деятелей, для которых не годится какая-либо одна краска. У меня почему-то сразу возник образ, навеянный памятником Эрнста Неизвестного на могиле Н.С. Хрущева - фигуры, разделенной на черное и белое. Мне кажется, что Ельцин более многозначен. Там могут быть, наверное, не только черные и белые, но и многие другие цвета. Но все это контрастно.

В моей памяти от личных встреч с Борисом Николаевичем осталось ощущение какой-то абсолютной непредсказуемости. Было понятно, что совершенно не случайно то, что он делает и говорит. И в то же время это принимало характер какой-то интуитивной вспышки. Он человек поразительной интуиции, поразительного чутья. Очень доверялся своей интуиции, и многие решения принимал сердцем. В некоторых случаях это оборачивалось управленческими провалами, в других - прозрением на уровне гениальности.

Ельцин - человек, который не стеснялся сам себя. Он был таков, каков он есть. Своими недостатками он даже бравировал. Не боялся показать свою политическую неуклюжесть, от которой, может быть, еще больше приобретал сторонников.

Евгений Примаков, глава ТПП, с сентября 1998 г. по май 1999 Г. - председатель правительства РФ:

- Выражаю глубокое соболезнование в связи с кончиной Бориса Николаевича Ельцина - первого президента России. Вклад этого большого человека в историю нашей страны несомненен. Годы, проведенные в правительстве под его руководством, будут для меня всегда памятны. Разрешите пожелать Наине Иосифовне стойко перенести постигшее ее горе.

Сергей Дубинин, член правления РАО "ЕЭС России", председатель Центробанка РФ в октябре 1995-го - сентябре 1998 года:

- Борис Николаевич Ельцин - человек выдающийся. Его яркая личность воплотила многое из того, что называют настоящим русским характером: и плюсы, и минусы. Для России и всех его сограждан Ельцин привнес больше положительного, чем негативного. В период революций 1991 и 1993 годов, когда решалось будущее страны, Ельцин сделал больше, чем можно было ожидать, чтобы не допустить гражданской войны и бедствий, которые их сопровождают. По моему глубокому убеждению, он был человеком абсолютно бескорыстным. Да, он стремился к власти и славе, но считал, что власть должна быть демократической и народной. Меркантильные интересы были ему глубоко чужды. Ельцин стремился приносить для государства и народа пользу - так, как он ее понимал. Ельцин - один из немногих российских политиков такого масштаба, который добровольно отказался от высшей власти. И это тоже его характеризует.

Сергей Шахрай, один из авторов Конституции:

- Я хочу выразить свои соболезнования Наине Иосифовне и пожелать ей сил перенести такое горе.

Большой был человек. Человек действия. Но пытаться подвести итоги целой эпохи в такой момент было бы неправильно. Должно пройти время. Правда, я боюсь, что не все готовы "взять паузу". Критиковать Ельцина в последнее время стало чуть ли не модой. Говорить у нас многие умеют. На действия, правда, дефицит.

Тони Блэр, Премьер-министр Великобритании:

- Он видел необходимость в осуществлении демократических и экономических реформ, и защищая эти реформы, играл жизненно важную роль в решающий момент истории России.

Яап де Хооп Схеффер, Генеральный секретарь НАТО:

- Президента Ельцина будут вспоминать за его мужество в выборе нового демократического пути развития своей страны. Он также был в авангарде усилий по преодолению последствий "холодной войны" и созданию новых отношений между Россией и НАТО. Эти исторические усилия позволили отбросить страхи и опасения прошлого в пользу сотрудничества, которое нацелено на противодействие вызовам будущего.

Жозе Мануэл Дуран Баррозу, председатель Еврокомиссии:

- Борис Ельцин был ключевой фигурой в процессе демократических преобразований в России. Несмотря на многочисленные проблемы, он помог сблизить Запад и Восток и заменить конфронтацию на сотрудничество. Мы помним, как он противостоял военному перевороту, нацеленному на поворот России к диктатуре. Он защищал свободу с большим личным мужеством.

Последние новости