Новости

24.04.2007 02:40
Рубрика: Общество

Релаксация для сирот

"Кто здесь будет лежать - не завидую", "Здесь была Карина" - таких надписей на стенах подвального карцера с металлической дверью десятки. Большинство - матерные, мат - в адрес директора интерната Николая Храпова. У воспитанников коррекционного детдома, попадавших в карцер, было время на творчество: одна из девочек даже встретила здесь Новый год, ее заперли тридцать первого декабря 2003-го, а выпустили только третьего января 2004 года. Одного карцера на детдом оказалось мало: вдобавок к подвалу, где "заключенные" спали на куче гнилых матрасов и справляли нужду прямо на пол или в ведро, тюрьмой служил и медицинский изолятор на первом этаже. Есть данные о том, что дети изо всех сил пытались попасть именно в изолятор, даже письменные заявления об этом писали, - там был хотя бы унитаз и кровати. "Комнаты релаксации" - как бы в насмешку называли эти помещения воспитатели детдома.

Бывший спортивный инструктор, Николай Храпов стал директором коррекционного детдома-интерната N44 в сентябре 2003 года. А в феврале 2004-го, после анонимных писем кого-то из преподавателей в мэрию, в интернате обнаружились карцеры. Подвал закрыли после проверки Госсанэпиднадзора. И, как установила прокуратура, за решеткой в разное время пересидели около полутора десятков детей, а персонал слышал их крики, просьбы о помощи и отчаянный стук в металлическую дверь подвального помещения. Настолько шокирующие факты в системе образования были выявлены впервые. Но, что характерно, кое-кто из коллег по детдому оправдывают "строгого" директора: "У него не было другого выхода - дети его не слушались", утверждали многие.

В результате директора обвинили в жестоком обращении с детьми и превышении должностных полномочий с применением насилия. Вместе с ним на скамью подсудимых попал и воспитатель Виталий Мезин - по распоряжению директора он лично относил детей в карцер. Начавшись еще в сентябре 2004-го, судебный процесс над педагогами затянулся на годы: дети меняли показания, жалея директора (по некоторым данным, он встречался с ними уже во время следствия, угощая бывших воспитанников), сам Николай Храпов под конец судебного следствия оказался в больнице с инсультом. Решение по скандальному делу было вынесено только вчера: Виталий Мезин, обвинявшийся по 156-й статье УК... освобожден от наказания в связи с истечением срока давности. Николай Храпов за превышение должностных полномочий наказан условно - четыре года и лишение права заниматься педагогической деятельностью. Выйдя из зала, 60-летний директор перекрестился (православный, стало быть) и со слезами благодарности принялся обнимать адвоката - Николай Храпов всерьез опасался оказаться за решеткой (там, куда в свое время без сожалений отправлял подопечных), прокуратура просила для него в суде три года реального заключения.

Что же касается самого детдома, то ни коллектив, ни чиновники не смогли прекратить тот бунт воспитанников, который начался здесь после обнаружения карцеров. Дети выпускных классов прекратили подчиняться вообще кому бы то ни было, пытались манипулировать СМИ, вызывая телевидение чуть ли не раз в неделю. Новый директор, назначенный после Николая Храпова, продержался здесь всего несколько месяцев - о нем точно так же начали писать анонимки, а воспитанники в глаза обкладывали матом и обвиняли его с телеэкранов во всех грехах, вплоть до принуждения заниматься проституцией. "Я не вижу выхода из этой ситуации", - признавался "РГ" этот человек, в прошлом руководивший новаторской школой в Кузбассе и так и не переключившийся с юных гениев на умственно отсталых детей. Странным образом, но его слова почти буквально повторил и обвиняемый - воспитатель с высшим педагогическим образованием Виталий Мезин: "Я долго думал об этом, - сказал он в суде, - и пришел к выводу, что и сегодня поступил бы с ребенком точно так же - он был пьян, и я запер его в комнате релаксации. Это строгость, а не жестокость".

К счастью, выход из педагогического тупика все же был найден. Вполне радикальный.

44-й детдом расформировали - его больше не существует. Детей распределили по другим интернатам. Педагогический коллектив, иногда путавший строгость и жестокость, уволили. Сейчас в этом здании находится аналогичное учреждение образования, но с новыми жильцами - детский дом N4. И никаких страшных инцидентов в 4-м почему-то не происходит - хотя в 44-й милицию вызывали чуть ли не ежедневно.

Комментарий

Светлана Черченко, директор детского дома N4, педагог с 20-летним стажем:

- Я много лет отработала директором другого детского дома, но никаких специальных педагогических рецептов у меня на самом деле нет. Просто дети чувствуют фальшь. И если их любить искренне, а не напоказ, - они всегда будут относиться к вам с уважением. Любовь нельзя заменить никаким высшим образованием, никаким знанием детской психологии. Сегодня здесь мы живем семьей. Да, в семье бывает всякое, но любовь помогает нам преодолеть неприятности.

Общество Семья и дети Происшествия Преступления Должностные преступления Происшествия Преступления
Добавьте RG.RU 
в избранные источники