Новости

25.04.2007 00:00
Рубрика: Общество

Борис Ельцин: последнее интервью

Борис Николаевич уже ждал нас в библиотеке в своей резиденции в Барвихе. Разговаривали мы гораздо дольше заранее оговоренного срока. Как и в иные годы, Борис Ельцин не уходил от ответов. Как и в иные годы, Борис Ельцин четко формулировал свое отношение к окружающей действительности. Как и в иные годы, Борис Ельцин порой бывал очень категоричен. Но ничего и не могло в нем измениться. Ведь рядом с Ельциным возникало устойчивое ощущение, что бывших президентов не бывает. Если они, конечно, ельцинского масштаба.

Как раз к 15-летию создания СНГ на Ельцина обрушился очередной шквал критики. Причем критиковали его даже те, от кого, очевидно, он такого ожидать не мог. Борис Николаевич никого за это не судил, хотя многие из них получили политическое благословение именно от него. И обиды, простой, человеческой, которой скорее всего не могло не быть, - не высказывал. Видимо, считал, что время расставит все по своим местам. Право сильного...

Когда диктофон был выключен, Борис Николаевич пригласил нас выпить кофе. Наина Иосифовна напекла пирогов по какому-то замысловатому сибирскому рецепту, способному удивить даже искушенных в кулинарных делах людей. "Из черемуховой муки", - объяснила она. Впрочем, Борис Николаевич в сладком старался себя ограничивать. А вот от кофе так и не смог отказаться.

Ельцин на здоровье не жаловался, скорее недоумевал, почему у него так часто болит сердце. А напоминания Наины Иосифовны о количестве перенесенных инфарктов объяснением не считал.

Впрочем, медицинские "постановления", судя по его словам, заслуживали куда меньшее доверие, чем советы близких. Пожалуй, кроме одного "рецепта". Как рассказал Борис Николаевич, один из его врачей посоветовал ему снова баллотироваться в 2008 году на пост президента. Тогда и сердце пройдет.

Не прошло.

"РГ" публикует выдержки из последнего интервью Бориса Ельцина.

Российская газета | Борис Николаевич, прошло 15 лет с момента создания Содружества Независимых Государств. Оглядываясь назад, считаете ли вы, что процесс трансформации Советского Союза в СНГ был неизбежен?

Борис Ельцин | Это, безусловно, именно так. Некоторые политики с короткой памятью пытаются нарисовать эдакую странную картину. Вроде того, что был замечательный, мощный Советский Союз, где платили пенсии и зарплаты, давали бесплатно квартиры и исправно выдавали путевки в санаторий.

И вдруг собрались в Беловежье руководители трех национальных республик, подписали соглашения, какие-то бумажки, и после этого могучий Советский Союз развалился.

Понятно, что это бред. Но сегодня этот бред усиленно навязывается в том числе и с виду благопристойными политиками, и политологами.

Создавая СНГ, руководители республик пытались смягчить те последствия, которые могли испытать жители бывшего Советского Союза от развала государства. Именно поэтому были провозглашены правила безвизового въезда между вновь образованными странами, отсутствие таможенных барьеров, свобода передвижения капитала и так далее. Мы пытались создать что-то вроде модели сегодняшнего Евросоюза, но с меньшей бюрократизацией и централизацией.

Кстати, все эти годы мы оказывали и финансовую помощь бывшим республикам СССР, хотя у самой России экономическая ситуация была не из лучших. В свое время канцлер Германии Гельмут Коль мне сказал: "Западная Германия до сих пор не может переварить Восточную". А ведь у нас никакой "Западной России" не было, приходилось делать все самим.

РГ | Решения подобного масштаба по-человечески принимать очень непросто. Ответственность, которую они возлагают на политика при их дальнейшей реализации, огромна. Если бы можно было повернуть время вспять, что бы вы сделали иначе?

Ельцин | Конечно, понимание колоссальной ответственности было, но именно это понимание и требовало от нас быстрых, эффективных и точных решений, не дожидаясь необратимых последствий, когда центростремительные движения наберут такую силу, что нам уже ни в какой добровольный союз бывшие республики не собрать. В частности, мы так и не смогли уговорить лидеров стран Балтии присоединиться к нашему Союзу.

Все годы, что я был президентом, я всегда помнил, что поставил подпись под соглашением о создании СНГ. Я по-прежнему считаю, что создание СНГ было единственной альтернативой неминуемому и неуправляемому катастрофическому развалу бывшего Советского Союза. И я и сейчас выражаю благодарность всем, кто подписал наш договор о создании СНГ, за проявленную ответственность перед историей и своими народами.

РГ | А что вы чувствовали в тот момент?

Ельцин | Я вырос в Советском Союзе. Почти вся моя жизнь прошла в СССР, поэтому ностальгия в какой-то степени остается. И, я думаю, это естественно. Но в то же время я прекрасно понимаю, что распад - удел всякой империи. Другой вопрос, как это должно было произойти. Если бы процесс пошел стихийно, могла случиться гражданская война. Мы же ставили перед собой цель предотвратить такое развитие событий, сохранить по возможности экономические, социальные связи. И ведь сохранили. И ведь гражданской войны не допустили. А сердечная ностальгия по СССР - от нее никуда не деться.

РГ | Конфликт сердца и разума.

Ельцин | Да, ностальгия существует. Но все-таки не стоит забывать, что в последние годы в СССР людям жилось очень тяжело. И материально, и духовно. Все сейчас как-то забыли, что такое пустые прилавки. Забыли, каково это - бояться высказать собственные мысли, идущие вразрез с "генеральной линией партии". А забывать это ни в коем случае нельзя.

РГ | Вот уже 15 лет, как СНГ пророчат скорый распад. Считаете ли вы эту структуру по-прежнему жизнеспособной, требует ли она реформирования или же ее стоит заменить межгосударственным союзом иного типа?

Ельцин | Вы правы. Содружеству уже пятнадцать лет прочат распад, периодически то один лидер государства, входящего в СНГ, то другой сообщает, что собирается покинуть Содружество, но проходит время, и они как ни в чем не бывало продолжают работу в составе Содружества. СНГ живет, решает сложные задачи взаимоотношений между государствами, развивается. В первые годы существования СНГ и золотого запаса у России почти не осталось, и нефть стоила от 8 до 14 долларов за баррель, и многомиллиардные кредиты на нас давили, но СНГ мы все-таки сохранили, вот уже пятнадцать лет никак "развестись" не можем. Значит, и не надо этого.

РГ | Но страны, входящие в СНГ, порой идут диаметрально противоположными путями государственного строительства. Могут ли эти противоречия стать непримиримыми?

Ельцин | Действительно, государства, входящие в СНГ, двигаются разными экономическими темпами, у них разные политические построения. Но всех объединяет понимание, что вместе нам лучше, чем по отдельности. Что у нас у всех общая история, у нас у всех общий язык межнационального общения - и это русский язык. Эйфория по поводу того, что где-то там хорошо, бесплатно раздают много денег и там нас ждут, - она закончилась. Нас нигде не ждут, и денег бесплатно никто не даст, все надо делать самим. И строить все самим. Вот это понимание есть сегодня у всех лидеров СНГ. Поэтому я с оптимизмом смотрю на будущее Содружества. Неважно, как наше Содружество будет называться, СНГ или как-то еще. Главное, что бывшие советские республики всегда будут вместе. Даже если какой-то амбициозный лидер одной из стран захочет иного поворота истории, народ не даст это сделать. К счастью, мы обречены быть вместе.

РГ | Вы упомянули лидерские амбиции, ведь СНГ - это не только союз постсоветских республик, но и клуб сильных политических личностей - руководителей государств. На ваш взгляд, все ли оказались готовы к столь серьезной роли и в 1991 году, и позже?

Ельцин | То, что нам удалось вырваться из глобального кризиса начала девяностых без кровавых конфликтов, без гражданских войн, - это и есть оценка работы всех руководителей, которым пришлось возглавить свои страны в то чрезвычайно сложное время.

РГ | А какими качествами должен обладать президент России, учитывая не только специфику страны, но и ее лидерство в СНГ?

Ельцин | Что касается ответственности лидера России - она была и есть не просто повышенная, а запредельная. Я рад, что Владимир Владимирович с этой колоссальной ответственностью справляется. И обратите внимание, как много сегодня президент России отдает времени именно вопросам взаимоотношений между странами бывшего Советского Союза.