Новости

03.05.2007 00:00
Рубрика: Власть

Понаехали тут... и пусть живут

Межнациональных конфликтов в столице больше в головах, чем в жизни, считает Алексей Александров

Москва желтеет... Российскую столицу ждет участь Парижа, пригороды которого сожгли мигранты... Каких только прогнозов не услышишь в последнее время. И попробуй отмахнуться от них, как от очередной лишь страшилки, как на память приходят события в Кондопоге, Санкт-Петербурге, Ростове и т. д. Что же думают на этот счет столичные власти? Считают ли они угрозу межнациональных конфликтов реальной для Москвы? Готовы ли ее предотвратить? На эти и другие вопросы корреспондента "РГ" отвечает председатель Комитета межрегиональных связей и национальной политики города Москвы Алексей Александров.

Российская газета: Алексей Олегович! Недавно прошел день рождения Гитлера. Смуглокожим студентам, обучающимся в вузах столицы, преподаватели советовали в этот день лучше не высовываться на московские улицы - как говорится, от греха подальше. Ну, а кавказские торговцы с рынков, переквалифицировавшиеся после 1 апреля в грузчики и подсобные рабочие, и в напоминаниях не нуждались - давно усвоили урок на Царицынском рынке, который несколько лет назад громили фашиствующие молодчики. Выходит, правы эксперты, считающие весьма напряженной обстановку в Москве в области межнациональных отношений?

Алексей Александров: Кто что говорил - это одно, а действительность - другое. День-то прошел без эксцессов. Работали в обычном распорядке рынки. Студенты, независимо от того, откуда они приехали, гуляли с девушками по улицам, ходили в театр, кино, на дискотеку.

Словом, налицо та самая разница, которую обнаружили в прошлом году социологи во время опроса. На вопрос: "Считаете ли вы обстановку в Москве напряженной в области межнациональных отношений?" 47 процентов опрошенных ответили "да". "А лично вы сталкивались с ситуациями, в которых проявляется эта напряженность?" - так звучал второй вопрос. "Да" сказали только 17 процентов реципиентов.

РГ: Чем объяснить такую разницу между действительностью и ее отражением в головах людей?

Александров: Я отношу это в немалой степени на счет СМИ, которые в своих материалах частенько неоправданно педалируют на национальности преступников. Много ли найдется новостных программ по телевидению или на информационных лентах, в которых не встречалось бы очередное сообщение об убийстве, грабеже, налете, совершенном представителями азербайджанской, чеченской или грузинской группировки? Но задумайтесь: ни одна из группировок не может существовать сама по себе, если ее не обслуживают правоохранительные органы, врачи, адвокаты, в том числе и со славянской внешностью и национальностью. Что неудивительно - негодяи есть в любом народе.

РГ: Но СМИ существуют не в замкнутом пространстве. Их подход к освещению тоже не с неба упал.

Александров: Безусловно. Он во многом следствие того, что в России нет четкой государственной национальной политики. Концепция, которая была выработана в 1996 году, основывалась в основном на культурном взаимодействии национальных автономий и давно изжила себя.

РГ: Какой по-вашему должна быть эта политика?

Александров: Мне кажется, что она обязана соединить в себе, во-первых, принадлежность к стране, и лишь во-вторых - национальность. Возьмите, к примеру, американцев, у которых на первом месте всегда то, что каждый из них гражданин США. И от этого исходят все - газеты, телевидение, даже авторы самого паршивого боевика. А герои этих боевиков? Среди "плохишей" там непременно есть белый, африканец и латиноамериканец. Среди полицейских, борющихся с мафией и любой другой преступностью, то же самое - белый, афро- и латиноамериканец. Во всех голливудских фильмах идеология равенства заложена изначально. Может, и нам не мешает почаще вспоминать, что каждый из нас - прежде всего россиянин?

РГ: А у нас сплошь и рядом: "убили грузинского подростка", зарезали дворника-азиата...

Александров: Вместо того чтобы написать, скажем: "Убили гражданина или выходца из Таджикистана". Да и в мотивы не мешает вникнуть. Может быть, это была просто разборка между дворниками или любой другой конфликт на чисто бытовой почве? Зачем преподносить это как проявление национализма и великодержавного шовинизма?

Нельзя не учитывать, как велико влияние на умы в наше время того же телевидения. По данным еще одного опроса ВЦИОМ, 72 процента москвичей смотрят телепередачи ежедневно, а для 67 процентов телевизор - основное времяпровождение, когда они свободны от работы. И если с экрана обрушивается вал негативной информации, да еще и преподанной искаженно, много ли найдется голов, в которых это не отложится?

РГ: Давайте отвлечемся от телеэкрана. Жизнь порой преподносит ситуации почище детективных сериалов. Вспомним хотя бы уже осужденного 20-летнего москвича Копцева, который с ножом пришел в синагогу... Разве это не конфликт на межнациональной почве?

Александров:

Конфликт. Кто спорит? Но и тут обнаружилось немало такого, о чем стоит задуматься. Молодой человек прочел в жизни всего лишь одну книгу, да и ту, аннотацию на которую нашел на фашистском сайте в Интернете. Увы, ею оказалась "Майн Кампф" Адольфа Гитлера. На него, выросшего в неблагополучной семье, это произведение произвело неизгладимое впечатление. Он сразу понял, кто виноват в его бедах и бедах всех россиян. Евреи! Юноша и пошел их убивать... Вот они, результаты низкого уровня воспитания в семье и отсутствия интернационального воспитания в школе, которым прежде занимался комсомол. Я не говорю о политической составляющей этой организации, но она ушла из жизни, а ее место осталось незаполненным. Образовавшийся вакуум молодежь восполняет как может. Многие, вслед за Копцевым, чуть ли не живут в Интернете и проникаются той идеологией сомнительного свойства, которую находят на некоторых сайтах. Там сейчас можно найти все, вплоть до подробностей, как убивать неверных во имя правого дела. А фракция "Родина" (кстати, совершенно справедливо снятая в прошлом году с выборов в Московскую городскую Думу), между прочим, призывала очистить Москву "от грязи", подразумевая приезжих, в первую очередь так называемых лиц кавказской национальности.

Теперь другой вопрос. А кто видел или читал в прессе репортажи о Наврузе, ежегодно празднующемся на ВВЦ? Причем не только москвичами двух десятков национальностей, для которых он является родным, но и горожанами множества других национальностей. Именно по этой причине правительство Москвы объявило его общегородским праздником. Концертная программа здесь длится часа четыре. Плюс выставки, дегустация национальных блюд, детский концерт.

До смешного доходит. Пригласительные билеты, которые правительство Москвы бесплатно распространяет через диаспоры и землячества, самые ловкие дельцы толкают на углу за сумасшедшие деньги. И ведь берут люди, лишь бы попасть! Но кто рассказывает об этом с экрана и в печатных изданиях? Последний раз маленькие сюжеты с Навруза дали только каналы "Культура" и "ТВ Центр". Да две-три городские газеты опубликовали по репортажу. Остальные просто промолчали. Почему? Да потому, что говорят: хорошая новость и не новость вовсе. А вот жареный факт - только давай...

РГ: Алексей Олегович! Ну, давайте представим на миг, что позакрывали все газеты и все телеканалы. Разве исчезнет межнациональная вражда из жизни?

Александров: Разумеется, нет. Есть еще и объективные предпосылки, и я говорил о них на заседании правительства Москвы в ноябре прошлого года, когда обсуждалось выполнение городской комплексной программы "Москва многонациональная", принятой на 2005-2007 годы. На первом месте среди них, на мой взгляд, стоят социально-экономические факторы, продолжающийся процесс имущественного расслоения общества. На этом фоне противопоставления "успешные - неудачники" часто переводятся в плоскость национальных отношений, и тогда можно услышать: "Понаехали тут, жируют за наш счет..."

Об отсутствии государственной политики в национальном вопросе я уже упоминал. Добавим к этому слабую законодательную базу, отсутствие действенного эффективного механизма регулирования миграционными процессами в стране. У нас до сих пор нет четкого разграничения полномочий между федеральным центром и регионами в этой сфере. Действия федеральных властей и субъектов Федерации рассогласованы. Вот пример. Правительство Москвы предлагало федеральному центру установить на этот год квоту для столицы на 700 тысяч иностранных работников. Вдруг из интервью руководителя ФМС одной газете узнаем, что планируемый объем квоты - 1,5 миллиона человек! Очевидно, что это слишком много, особенно учитывая либеральный характер нашего нового законодательства. А есть еще и четвертая, и пятая, и шестая причины... И все это - абсолютно объективные факторы, способствующие возникновению в стране в целом и Москве как ее части межнациональной напряженности.

РГ: Что представляет собой программа "Москва многонациональная"?

Александров: Она делится на девять подпрограмм, которые затрагивают вопросы работы на территории, правовой базы, выработки новых нормативных документов, развития спорта, взаимодействия национальных культур с европейской культурой и т.д. Руководит реализацией программы Межнациональный консультативный совет во главе с зам. мэра Москвы Валерием Виноградовым. В составе совета действует 9 рабочих групп, каждая из которых ведет работу по своей подпрограмме. Конечная цель программы - цементирование московского сообщества, которое состоит в первую очередь из москвичей и лишь во вторую - из людей разных национальностей. Программа должна обеспечить им возможность реализовать свои национальные потребности. Для этого в столице строятся национальные школы, которых уже более 40, где наряду с русским можно изучить татарский, азербайджанский, украинский и другие языки. Уже немало мест, где можно заниматься национальными видами спорта, посмотреть спектакль того или иного национального автора и т.д.

РГ: Значит, права народная молва, которая утверждает, что в Москве полно школ, ученики в которых сплошь нерусские?

Александров: Если это азербайджанская школа или татарская, то это так и есть. Правительство Москвы действительно делает все, чтобы создать нормальные условия для адаптации в столице новых москвичей.

РГ: То есть ничего плохого в том, чтобы приезжих и дальше в Москве становилось все больше, городские власти не видят?

Александров: Дело в том, что строительный бум в Москве вряд ли был бы возможен без иностранных рабочих. И коммуналка столичная не проживет без мигрантов, и городской транспорт... Другое дело, что эти люди должны работать без страха, что их в любой момент может поймать милиция и оштрафовать или выслать на родину. Но это уже вопрос миграционной политики, а не межнациональных отношений среди москвичей.

РГ: Сколько нелегалов в столице сейчас, по вашей оценке? Прежде эксперты утверждали, что от миллиона до двух миллионов человек. Но ведь с конца прошлого года наконец начали наводить порядок...

Александров: Думаю, что сейчас-то как раз миллион и насчитывается.

РГ: После Великой Отечественной войны, чтобы оживить обезлюдевший Ленинград, в город из близлежащих областей начали завозить народ. И ленинградцы считали своим долгом помочь им стать настоящими ленинградцами. Они организовывали для них театральные кружки, водили по историческим достопримечательностям, учили правильно говорить... А адаптация новых москвичей, о которой вы упомянули, дело только чиновников?

Александров: Москва еще со времен империи всегда была центром экономического притяжения. Все "торговые пути" шли через нее, так что с населением проблем у нее никогда не было. Но в чем состоит отличие наших дней? Во времена Советского Союза сюда ехали, как правило, лучшие, те, кто не мог в полной мере реализовать свой профессиональный потенциал дома. Они привносили в жизнь столицы национальный колорит, обогащая одновременно и свою национальную культуру.

А сейчас в Москву едут самые бедные, причем из районов, где очень сильны еще родовые клановые обычаи. Они не знают русского языка, да и знать его не хотят, так как приехали временно, на заработки. Они не принимают существующую здесь культуру, нормы общежития и поведения. Если видят, скажем, девушку с голым пупком, то думают, что она - легкого поведения. Единственная среда обитания у них здесь - те же мигранты. Это общепринятая практика их выживания во всем мире. Если люди на рынках, которым надо преподнести свой товар, волей-неволей изучают русский язык и психологию покупателей, то те, кто копает канавы на стройках среди себе подобных, ничего вокруг не видят и не хотят видеть.

РГ: Но московская власть должна с ними как-то работать?

Александров: Власть работает с их работодателями. С культурными автономиями, которые могут помочь приезжим усвоить правила общежития там, куда они попали.

РГ: Как вы относитесь к прогнозу, который порой звучит: вот вырастут тут дети нынешних дворников, и запылают тогда наши автомобили, как пылали они в предместьях Парижа...

Александров: Изучив самым внимательным образом опыт Парижа, мы уверены в том, что Москва его не повторит. Почему? Франция дала в 60-е годы своим мигрантам, образно говоря, не удочку, а рыбу. Пособия, которые им сразу же назначили, были приравнены к зарплате парижан, что избавило приехавших от необходимости работать на новой Родине. Семьи у них традиционно большие. Дети росли не приученными к труду. Но льготы и пособия на них уже не распространились. И когда они повзрослели, то взбунтовались, не понимая, с какой стати в отличие от родителей им нужно трудиться? К тому же мигранты жили там анклавами, что само по себе опасно, так как если на территории порог приезжих превышает допустимый уровень, то коренные жители оттуда уходят. И в какой-то момент концентрация недовольства там становится взрывоопасной. В Москве ничего подобного нет и быть не может.

РГ: А районы, население которых явно желтеет? Например, территория Черкизовского рынка...

Александров: Решение правительства Москвы закрыть этот рынок и заново застроить его, было принято в том числе и с целью не допустить создания там анклавов, которых в Москве нет. Хочу напомнить результаты последней переписи в Москве, которая, как известно, проводилась в 1999 году. В ходе нее было зафиксировано, что 86 процентов москвичей - русские. И лишь 14 процентов приходится на все остальные вместе взятые национальности. Словом, не надо поддаваться и верить тем "страшилкам", которыми нас так пугают. Помню, один из журналистов написал, что Москва беременна Кавказом. Уж если на то пошло, то Россия давно им разродилась. Вспомните Лермонтова и целую плеяду других русских писателей, поэтов, художников... Очень много и более поздних примеров: Джигарханян, Кикабидзе, Нани Брегвадзе... Все они давно стали частью российской культуры без оглядки на национальность.

Власть Работа власти Внешняя политика