Новости

Однако премьерский пессимизм рассеялся после согласительных совещаний, прошедших у всех его заместителей, где все единогласно проголосовали за перечень приватизации федерального имущества на этот год из 88 акционерных обществ, 11 ФГУПов и трех ООО. Среди прочих государство планирует дополнительно продать по 100% акций Мурманского рыбного порта, аэропорта города Шахтерска (Сахалинская область), "Ухтанефтегазгеология" (Республика Коми), 7 автотранспортных и 35 сельскохозяйственных предприятий, в том числе племенных хозяйств. Также в дополнительный список приватизируемого имущества вошли госпакеты научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро, аптек, поликлиник, комбинатов бытового обслуживания, строительных организаций, санаториев. Несмотря на премьерскую критику в адрес минэкономразвития, дополнительный перечень все же пополнился и Внешнеэкономическим объединением "Машиноимпорт". Гипотетическая продажа именно этого предприятия, почти не имеющего активов, в прошлый раз вызвала негативную реакцию у Фрадкова.

Замминистра экономического развития и торговли Кирилл Андросов, отстаивавший вместо министра Германа Грефа дополнительный перечень, пытался убедить премьера, что "Машиноимпорт" представляет ценность лишь как известный бренд, который хорошо зарекомендовал себя на международном рынке. Оставаясь в государственной собственности, он "не работает как инструмент внешнеэкономической политики", поэтому минэкономразвития посчитало, что у него должен появиться частный собственник, способный работать на рынках третьих стран.

- То есть он заработает? В Алжир вернется, вообще на арабский Восток? Значит, мы реанимируем этот бренд? - не отставал от замминистра Фрадков. - И как мы будем осуществлять мониторинг? Или мы просто избавимся от него, как от кости, которая застряла в горле, и успокоимся на этом?

В общем, премьер явно не готов был отдать даже неэффективное государственное имущество просто так, считая, что ответственные за это люди сработали недобросовестно. То, что государство никогда не являлось эффективным собственником, правительство признало уже давно. Но, пожалуй, впервые минэкономразвития предложило затеять широкую приватизацию. Под нее попало немало предприятий и племенного хозяйства, что вызвало активное недовольство министра сельского хозяйства Алексея Гордеева. За последние семь лет количество государственных активов и предприятий в сельском хозяйстве и без того сократилось в 10 раз.

- Вот предлагается приватизировать племенное хозяйство, - возмущенно заметил Гордеев. - А там быки-осеменители, хряки и бараны, которых государство закупало за валюту. А их частникам отдадут, так они пустят их на колбасу. А землю известно куда...

- На колбасу дорого, наверное, будет, если мы цену адекватную выставим, включив все то, что государство затратило, - остудил министра сельского хозяйства Фрадков.

Защитить экономистов тогда взялся вице-премьер Сергей Нарышкин, заметив: "То, что необходимо государству, должно оставаться в государственной собственности, но это не должно мешать выполнению решений по целой сети мелких учреждений". Он напомнил, что в 2004-2005 годах были приняты решения по приватизации примерно 3 тысяч ФГУПов, которые не выполняют государственные функции, однако к настоящему моменту реорганизованы или приватизированы менее половины из них.

- С этим никто не спорит, - бросив взгляд на своего заместителя, заметил Фрадков. - Настораживают решения, которые принимаются не по тем предприятиям, что на поверхности, а по другим, судьбу которых еще надо обсуждать. Сломя голову и безоглядно форсировать процесс неоправданно. Навязывать нам не надо, тут все уже поумнели.

Повторное рассмотрение вопроса приватизации, наверное, именно поэтому провели в закрытом режиме. Но оставаться последовательным Фрадкову так и не удалось.

Экономика Бизнес Приватизация государственного имущества