Новости

04.05.2007 03:00
Рубрика: Общество

Семья или карьера?

Какую роль в жизни современной российской семьи играет государство? Что такое идеальная семья? Что теряют те, кто предпочел индивидуальный успех семейным ценностям? На эти и другие вопросы отвечает социальный психолог, ведущий сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская.

Российская газета | Что представляет собой институт семьи в современной России?

Ольга Маховская | Институт семьи - это напоминание о том, что у вас есть выбор: или вы в одиночку живете в этой непростой жизни, или делите этот груз на двоих. Конечно, национальный проект может популяризировать идею семьи.

РГ | Понятно, что вдвоем проще, но не значит ли это, что в ближайшем будущем будет больше браков по расчету, чем по любви?

Маховская | Любовь любовью, но определенный расчет все равно будет, хотим мы этого или нет, потому что появились новые семейные проблемы. Семья - это не два человека и их дети, это сложная социально-психологическая организация, для государства важно, чтобы она экономически выживала.

РГ | Ольга, скажите, а что такое с точки зрения психолога \"идеальная семья\"?

Маховская | В социальной психологии понятие идеальной семьи подразумевает такую модель: папа, мама и в центре внимания - дети. По балансу психологических сил она считается идеальной. Основную ответственность в \"идеальной семье\" должен нести отец как человек более сильный физически и психологически. В центре интереса такой семьи - ребенок. Иногда основной экономический груз несет женщина, и тогда они должны договариваться.

РГ | А какие семьи сегодня у нас существуют на самом деле?

Маховская | Реально у нас складывается семья по протестантскому типу, когда мужчина и женщина заняты и им не до детей.

РГ | Последнее время было модно заниматься собой, делать карьеру, семья отодвинулась на второй план.

Маховская | Действительно, основные ценности у нас вытеснялись индивидуальным успехом, деньгами и карьерой. Семья же стала на какое-то время старомодной. Последовала волна разводов, которая привела к сиротству. А с ним мы теперь будем годами бороться, потому что столько сирот было только после войны. Люди стали больше бояться...

РГ | Чего?

Маховская | Одиночество в большом городе тоже стало причиной стресса, сюда же относятся боязнь болезни, отсутствие опоры среди друзей, потому что дружеские контакты оказались разрушенными бизнес-ценностями. Формальные отношения стали разрушать неформальные. Но, например, для западного человека последним прибежищем, защищающим его от всех невзгод, всегда была семья. Теперь и мы на горьком опыте понимаем, что у нас другого выбора нет.

проект

Год без одиночества

2008-й объявлен Годом семьи

Трудно придумать более понятный "национальный проект" в стране, чем семья. Семья из тех редчайших институтов, которые... не знают прогресса. Нельзя сказать: "XXI век привнес новые достижения в семью - жен ( мужей) в семье стало больше, а детей меньше и т.п." - смешно.

Опыт XX века в России показал, что самые массированные усилия государства и общества по воспитанию нового поколения и достойной помощи старому не дают хорошего результата, когда оно происходит вне семьи.

Нам надо возвращать моду на яркую, многодетную, счастливую семейную жизнь, без которой, как правило, невозможны ни крупные личности, ни крупные достижения.

письмо в редакцию

Счастье - когда мама жива

То, что происходит с твоей семьей, лучше записывать, вести дневник. Чтобы не получилось, как у Фаины Раневской, которая говорила "Я стала такая старая, что забываю свои воспоминания".

Дневник я веду 15 лет, со дня рождения внучки. Делаю это для нее и ее детей, чтобы не были Иванами, не помнящими родства. Я думаю, культурный

человек обязательно знает свои корни, предков. Не обязательно быть родом из князей или графской семьи, можно быть потомственным шахтером, крестьянином, ремесленником - да кем угодно.

Жалею, что не начала записывать раньше, когда моя мама была моложе и рассказывала мне о своей жизни, о наших семейных корнях. Сегодня мама, которой исполняется в этом году 100 лет, уже ничего не помнит.

Иногда не слишком умные люди спрашивают ее: "Бабуль, а ты все еще живешь?" Она отвечает: "Что я за дура - умирать, мне и здесь хорошо". До 95 лет она каждое утро делала зарядку, старалась никогда не есть жареного, особенно лука, уксуса, очень острого, пила рюмку водки по праздникам или с гостями, очень любила копаться в огороде и вообще физически была крепкая. Хоть и маленького роста, но даже косила траву наравне с мужиками. Думаю, ее возраст - это и наша семейная заслуга. Семнадцать лет назад она потеряла сознание, упала, и ее отвезли в больницу.

Когда я спросила у лечащего доктора, какой они ставят ей диагноз, он ответил: "У нее пять диагнозов, и от каждого она имеет право умереть".

Я и моя дочь, тогда еще студентка мединститута, круглосуточно не отходили от нее, лечили, и когда ее выписывали из больницы, врачи не могли поверить в такой исход.

Когда мама открыла глаза и спросила меня: "Ты что, веришь, что я выздоровею?" Я ответила:"А что я, по-твоему, здесь - зря время теряю?" Она мне всегда верила. Главное ведь знать, что ты кому-то очень нужен.

Сейчас каждый день собирается домой в деревню, где она родилась и росла, а дома давно нет. Многих особенно в старости тянет в детство. Хочется хоть на денек оказаться в родительском доме. Кажется, все бы отдала за минуту такого счастья.

Галина Федоровна Семенова,
Москва

Общество Семья и дети