Новости

08.05.2007 03:55
Рубрика: Власть

Арбитраж единой инстанции

Высший арбитражный суд решил покончить с разноголосицей в судебной практике

Главной целью нововведения, очевидно, должно стать единообразие судебной практики: судья арбитражного суда, обнаружив противоречие в подлежащем применению законе, обращается в ВАС РФ за разъяснениями, а судьи ВАС РФ излагают правовую позицию по данной ситуации. На эту правовую позицию ориентируются все нижестоящие суды, и таким образом достигается пресловутое единообразие. Ответы ВАС РФ на запросы нижестоящих судов по сути станут аналогом ныне существующих информационных писем ВАС РФ, где также рассматриваются отдельные нормы законов и приводятся "правильные" позиции судов при решении конкретных дел. То есть по поводу "гладко было на бумаге" претензий к идее А. Иванова нет.

Вопросы появляются при экстраполировании "бумажной" идеи на российское бездорожье. Во-первых, полномочиями решать, какая норма должна применяться, а какая - нет, обладает исключительно законодатель. И при выявлении противоречий в законах судьям ВАС РФ следовало бы обращаться к законодателю с предложением решить проблему тем или иным образом, а не находить нормы самостоятельно. Во-вторых, нет ни малейшей гарантии, что суд первой инстанции сформулирует запрос адекватно ситуации в рассматриваемом деле. Если на такой некорректный запрос ВАС РФ даст ответ (исходя исключительно из того положения вещей, которое изложено в запросе), то это будет правовая позиция, применимая в каком-то ином деле. Использование судом первой инстанции ответа с "чужой" правовой позицией никоим образом не решит проблему единообразного применения законов. Скорее, наоборот.

В-третьих, на практике декларирование права нижестоящих судов обращаться в ВАС РФ за разъяснениями приведет к уже имеющемуся результату. Сейчас ведь ровно такое же право - "обращаться за разъяснениями" - есть у сторон по делу. Только называется это право чуть иначе: стороны могут попросить пересмотреть дело в порядке надзора. Но типичный ответ Высшего арбитражного суда, получаемый лицом, запросившим "разъяснений", звучит коротко: "суд не находит оснований для передачи дела в президиум ВАС РФ". Причем не находит оснований не только в случае, когда заявитель ссылается на неправильное применение судами норм материального права. Здесь еще можно предположить, что умные судьи лучше заявителя понимают, нарушены ли нормы права. Хотя, например, в деле, рассмотренном Конституционным судом РФ в определении от 12 июля 2006 г.

N 266-О, судьи ВАС РФ отказали заявителю в передаче дела в президиум ВАС РФ, хотя сам КС РФ впоследствии обнаружил недопустимое применение судами норм действующего законодательства. Но судьи ВАС РФ не находят оснований для пересмотра и когда заявитель приводит принципиально различные подходы окружных судов.

Разные подходы судов - самое наглядное пренебрежение единообразием практики. И если ВАС РФ всерьез озабочен именно единообразием, то законопроект

"О процессуальном запросе" представляется идеей неактуальной. Гораздо важнее решить проблему с разноголосицей на местах, когда по одному вопросу существуют кардинально различные точки зрения, заставляющие задаться мыслью: в рамках одного ли законодательства эти судебные акты принимаются?

Например, очень своеобразно решается судами спор о пенсионном обеспечении индивидуальных предпринимателей. Пока минфин планирует переложить "тяжесть налогового бремени" с организаций на физических лиц, сами физические лица ищут способы переложить эту "тяжесть" на государство. Вариант выбран оригинальный: уменьшить подлежащую перечислению государству сумму, соответственно увеличив взносы на будущую пенсию.

В соответствии с положениями Налогового кодекса РФ индивидуальный предприниматель, применяющий упрощенную систему налогообложения и выбравший в качестве объекта доходы, может уменьшить сумму исчисленного налога - до 50 процентов - на "сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, уплаченных... в соответствии с законодательством Российской Федерации".

С другой стороны, Закон "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" предусматривает, что индивидуальный предприниматель уплачивает обязательные взносы в виде фиксированного платежа. Размер фиксированного платежа на сегодняшний день составляет 1800 рублей в год. Разумеется, логично было бы исходить из того, что именно эти 1800 рублей может предприниматель за год вычесть из подлежащей уплате в бюджет суммы.

Но есть в законе интересное "вкрапление". Оно касается "добровольного вступления в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию". Что такое "добровольное по обязательному" - отдельная тема для разговора о принимаемых депутатами законах. А вот последствия такого "вкрапления" любопытны.

Казалось бы, закон лишь предоставляет предпринимателю возможность обеспечить себе размер пенсии выше минимально установленного. Норма о "добровольном вступлении в правоотношения" не регламентирует сумму взносов, уплачиваемых в соответствии с законодательством, а потому и не должна применяться в целях расчета налога. Такой позиции придерживается и ФАС Северо-Западного округа (постановление от 30 марта

2005 г. N А05-14835/04-10). Рассмотрев спор о сумме подлежащего уплате налога, суд обязал предпринимателя доплатить в бюджет ту часть, которую предприниматель "сэкономил", заплатив ее пенсионному фонду в качестве "добровольной добавки" к фиксированному платежу.

Только ФАС СЗО в данном случае оказывается в меньшинстве. Иные окружные суды видят ситуацию по-другому. ФАС Московского округа (постановление от 17 января 2005 г. N КА-А40/12745-04), ФАС Уральского округа (постановление от 28 сентября 2006 г. N Ф09-8579/06-С1), ФАС Поволжского округа (постановление от 2 ноября

2006 г. N А72-4316/2006-13/246) в аналогичных спорах встали на сторону предпринимателей. Судьи решили, что простое указание в законе на возможность "добровольного вступления" позволяет предпринимателю уменьшать подлежащую уплате в бюджет сумму не только на 1800 рублей, но на любую перечисленную в Пенсионный фонд сумму при условии, что в бюджет попадет не менее 50 процентов причитающегося.

Следовательно, если предприниматель исчисляет за год налог в размере 100 тысяч рублей, то он может перечислить себе на пенсию 1800 рублей, а оставшуюся сумму надо будет отдать в бюджет, а может отдать бюджету всего 50 тысяч рублей, а остальные 50 тысяч перечислить на свою будущую пенсию! почувствуйте разницу! Единственным условием, дающим возможность "сэкономить" на налогах, оказывается проживание в регионе "правильного" окружного суда.

Если бы ВАС РФ не думал, что разные взгляды окружных судов на одну и ту же норму закона не представляют проблемы, то, вероятно, сам факт принятия судами разных решений становился бы предметом немедленного рассмотрения вопроса в президиуме ВАС РФ. Если же Высший арбитражный суд согласен с тем, что различные подходы губят единообразие, но, в силу перегруженности суда, он не в состоянии постоянно "корректировать" практику, то еще один закон ничего не изменит.

Ведь та же ситуация с пенсиями предпринимателей возникла исключительно вследствие нечеткости закона. А потому не имеет значения, обратился бы какой-то судья в ВАС РФ с запросом (как предлагает законопроект), или обратится с просьбой пересмотреть дело в порядке надзора сторона, участвующая в деле (что возможно и сейчас). Решать проблему следует независимо от источника обращения. А то, пока ВАС РФ сосредоточился на законопроекте, сулящем невиданное единообразие, предприниматели не могут понять, не в разных ли странах они живут.

Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд