Новости

11.05.2007 02:30
Рубрика: Власть

Песня о Победе

Партии исполнили ее недружным хором

Если не считать Нового года, День Победы - один из немногих праздников, который отмечают именно как праздник (а не лишний выходной). Даже политики в этот день обычно ведут себя поскромнее, не мозоля лишний раз глаза своими лозунгами. Однако весна у нас предвыборная, и пойти тихо отдыхать партии не смогли.

Накануне праздника, 8 мая, сразу четыре партии отправились возлагать цветы к Могиле Неизвестного Солдата: "Единая Россия", КПРФ, СПС и "Яблоко".

А утром во вторник коммунисты, как всегда, отправились маршем от Белорусского вокзала на Лубянку, где был запланирован митинг. Было очень много зрителей, они буквально выстроились вдоль Тверской и не стеснялись подраться за возможность встать в первом ряду.

Шествие было необычным даже для КПРФ: лозунгов немного, полно молодежи, и даже смешение патриотических символов почти не вызывало ссор. Дело в том, что на улице буквально каждый второй прохожий оказывался с георгиевской ленточкой или флагом, а вот флаги-то были разные. Для коммунистов вообще, а в День Победы особенно, триколор - это "неправильный" флаг, который обязательно назовут "власовским". Так, когда колонна проходила мимо здания МЧС, то по рядам буквально пошел гул возмущения - на министерстве висели праздничные триколоры.

"Власть народу-победителю!", "Слава Красной армии!", "Да здравствует советская власть!" - в общем, обычный для левого шествия набор лозунгов. Впрочем, была и изюминка: в конце шествия шли борцы за свободу Квачкова, которого провозглашали чуть ли не символом российских политзаключенных. Где изюминка, там и капля дегтя. Да, принимают участие в шествиях КПРФ демонстранты с антиеврейскими лозунгами, но допускать подобных людей в колонну в День Победы - это же значит просто глумиться над памятью тех воинов, которые участвовали в освобождении узников концлагерей. Но эти субъекты там были. Опять же несли портреты Сталина.

Собственно, к Лубянской площади подтянулось около 10 тысяч человек - по данным правоохранительных органов, и около 15 тысяч - по мнению коммунистов. Однако самих коммунистов было, скорее всего, меньше обычного, ведь помимо зрителей в шествии принимали участие АКМ, "Трудовая Россия", "Союз советских офицеров", РКСМ (б), РКРП-РПК. К "Трудовой России" собирались пристроиться отдельные представители "Другой России", но их отогнали. Обошлись без радикализма и нацболы - соблюсти закон и не вытаскивать на всеобщее обозрение свастику в День Победы было естественным решением.

Митинг, несмотря на все усилия поговорить о политике, все же посвятили празднику. Выступали ветераны, пели с грузовичка военные песни, а руководство КПРФ лишний раз продемонстрировало умение правильно использовать информационный повод. Так, они с гордостью представили собравшимся Армена Бениаминова, который вместе с членами Псковского обкома перекрыл на несколько минут движение грузового поезда, направлявшегося в Эстонию. А первый секретарь Псковского обкома Владимир Никитин сообщил, что столичное шествие началось еще в Пскове - от памятника Александру Невскому - как марш коммунистов и патриотов. "Наш марш - ответ на происки Эстонии и единороссовских сигуткиных!" Кстати, судя по частоте упоминания фамилия депутата от ЕР Сигуткина (одного из авторов законопроекта о Знамени Победы, так возмутившем КПРФ), депутат во вторник наверняка пережил не один приступ икоты. Псковские коммунисты также предъявили на митинге бочонок, перевязанный георгиевскими ленточками - там хранилась земля с места сражений. Никитин вручил землю Зюганову с пожеланием, чтобы она "вдохновила на борьбу с фашизмом".

Геннадий Зюганов в ответ поспешил заявить, что "мы должны сегодня сознавать, что у нас не только пытаются стащить Знамя Победы, но пришли и за последним - за землей". Зюганов призвал поставить вопрос о союзе "как минимум России, Украины, Белоруссии и Казахстана". Что будут делать с землей дальше, в КПРФ затруднились сообщить, но хранить обещали.

Также особое внимание 9 Мая уделили партии не только столице, но и Химкам. Тамошняя администрация, напомним, крайне неудачно выбрала время для переноса памятника летчикам, погибшим во время Великой Отечественной войны. Во вторник химкинским чиновникам об этой неудаче лишний раз напомнили политики, туда на митинг прибыли не только коммунисты, но и "яблочники", и представители ОГФ, и правозащитники.

Либерал-демократы также провели 9 Мая с пользой. Владимир Жириновский встречался с ветеранами, партийцы сходили на пикет к эстонскому посольству, а интернет-ресурс партии вывесил необычайное объявление. Сайт ЛДПР известил всех желающих о том, что "выставлен на продажу товарный знак "Жириновский". Бренд этот зарегистрирован уже более 10 лет. "Приближающиеся президентские выборы и выборы в Государственную Думу делают этот товарный знак заманчивым приобретением как для уже известной фирмы, так и для неизвестных широкой общественности лиц, - объясняют авторы объявления, - умелое использование бренда в политическом направлении может усилить и его экономическую эффективность".

Кроме того, в Москве прошло два мероприятия националистов. Ближе к полудню, следом за шествием КПРФ прошли "Союз православных хоругвеносцев" и члены партии "Народный Союз". Они прошли по столичным улицам с криками "Русские, вперед!", "Слава России!" и даже "Кондопога!". А вечером у церкви на Соколе правоохранительные органы вынуждены были разнимать комсомольцев и "Евразийский союз молодежи". Первые собирались устроить пикет против существования памятника белым генералам Краснову, Шкуро, служившим, как уточняли левые, в СС. А евразийцы устроили в это же время православную панихиду. Но как утверждают комсомольцы, те поднимали руки "в традиционно древнеримском приветствии, в свое время сопровождавшемся возгласом "Хайль!" в чей-нибудь персональный адрес". Чем могло закончиться такое мероприятие - понятно, но милиция подоспела вовремя.

Самой приятной неожиданностью праздника стало исполнение песен военных лет в московском метро.

Власть Работа власти Внутренняя политика