Новости

Что толкает горянок оставлять детей в роддомах
ЧЕЧНЯ

В многонациональной республике (какой была Чечня до начала контртеррористической операции) был единственный интернат для детей-сирот в Грозном на 300 мест.

Часть из них попадала туда по достижении семи лет из дома ребенка, где находились брошенные матерями младенцы. Обычно в нем находилось около 40 детей, которые, исключив момент рождения, больше никогда своих матерей не видели. Даже если позже женщина раскаивалась в своем поступке, под страхом всеобщего осуждения она не могла забрать своего ребенка. По этой причине новорожденных обычно подбрасывали или сами матери, или же их родственники.

В последние годы число сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выросло в республике до 4339 человек, во многом это связано с трагическими событиями 90-х годов. В Чечне были открыты три приюта, в которых находились примерно 10 процентов осиротевших детей, реабилитационный центр для беспризорников и центр для детей с ограниченными возможностями.

В прошлом году тогда еще вице-премьер правительства Рамзан Кадыров призвал чеченцев забрать всех детей из приютов. Приюты были закрыты. Из 170 подростков, находившихся в них, только 20 не смогли устроить в семьи. Это дети разных национальностей, свободно общающиеся на чеченском языке. Сейчас они находятся в социально-реабилитационном центре, но куда пойдут по достижении совершеннолетия - непонятно, ведь за три последних года всего шесть выпускников детских приютов Чечни смогли получить хоть какое-то жилье.

После того как Рамзан Кадыров "нажал" на земляков, заставив их вспомнить о чеченском менталитете, многие опекуны стали высказывать свое возмущение по поводу отсутствия средств на обеспечение детей.

Может быть, поэтому с этого года власти республики увеличат детские опекунские пособия: планируется, что единовременная выплата составит восемь тысяч рублей, а ежемесячная - четыре тысячи (раньше она равнялось 300 рублям).

В то же время в Урусмартановском районе будет открыта новая школа-интернат, а в Грозном создан первый центр социальной помощи семьи и детям с комнатами психологической разгрузки и бесплатной столовой и ночлегом.

ДАГЕСТАН

В Дагестане почти всегда осиротевших детей родственники забирают к себе, хотя опекунское пособие, выплачиваемое из бюджета РД, очень скромное - 2132 рубля. Нарушивших незыблемое правило ждет общественное порицание.

Как правило, в детдома республики попадают дети, брошенные в роддомах. В большинстве случаев их матери - дагестанки из села, приехавшие в город учиться или работать. Отказаться от своего ребенка их заставляет осуждение родившей незамужней женщины.

В государственные учреждения нередко определяют детей матери-одиночки, которые не собираются отказываться от своего ребенка. Он остается на полном государственном обеспечении в течение года, такой срок дается женщине, чтобы она встала на ноги.

В республике - четыре детских дома, в которых находится около 500 детей, и нет необходимости в открытии еще одного. Количество воспитанников дагестанских детдомов в последние годы остается почти неизменным. Всего же сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в республике - 10 400.

В Дагестане - единицы приемных семей. У осиротевших детей, не имеющих родственников, мало шансов найти приемных родителей. Недавно журналисты одного из местных изданий решили обратить внимание общественности на эту проблему, проведя совместно с махачкалинским Домом ребенка акцию "И мама услышит, и мама придет...". За время проведения акции были усыновлены все четыре малыша, фотографии которых опубликовала газета.

ИНГУШЕТИЯ

В республике нет социального сиротства. Брошенные младенцы здесь все равно что инопланетяне: женщины рожают детей в официальном или гражданском браке.

В Ингушетии около 400 круглых сирот, многие дети растут без отцов (в ночь бандитского нападения в июне 2004 года отцов лишились более 500 детей), их воспитанием занимаются родственники. Всего 80 ингушских детей живут в интернате в Иваново. Ознакомиться с его условиями приезжал лично глава республики.

Необходимость открытия детского дома возникла в Ингушетии в связи с последствиями осетино-ингушского конфликта и трагических событий в соседней Чечне. Его будущих воспитанников отбирает специальная комиссия министерства образования, о начале ее работы было объявлено в местных СМИ. Мест в нем всего 120, а желающих определить ребенка в учреждение намного больше. Этот факт объясняется хорошими условиями интерната, мало напоминающего обычный детдом. Его территория - восемь гектаров земли, на которых кроме зданий расположены сад, опытные поля, спортивные площадки, отведено место под овощехранилище и теплицу. Есть здесь класс информатики, кабинеты живописи, музыки, спортзал с душевыми, фотолаборатория, современные мастерские. В нем намерены внедрить опыт организации профессионального образования бывшего интерната для детей из малообеспеченных семей в Грозном.

- До 1995 года он занимал первое место на Кавказе по профориентационной работе, - рассказывает директор ингушского детского дома Руслан Гайтышев. - С 5-го класса его воспитанницы садились за швейную машинку, а мальчики становились к станку и к окончанию школы это были профессионалы своего дела. Предприятия перечисляли на счет интерната деньги за выполнение заказов. Дети получали заработную плату, которая шла на их личные сберкнижки и карманные расходы. Если воспитанник плохо учился, его отстраняли от работы. Боязнь лишиться заработка стимулировала рост успеваемости. На выходе из интерната подростки накапливали сумму до семи тысяч рублей - стоимость однокомнатной квартиры в Грозном. Подобная система будет налажена и здесь.

КОМПЕТЕНТНО

Виктор Черноус, Директор центра системных региональных исследований и прогнозирования Южного федерального университета:

- Отношение к женщинам и детям на Кавказе обусловлено исламом и этнической культурой. Если незамужняя кавказская женщина рожает ребенка, это воспринимается как позор семье со всеми вытекающими из этого социальными обструкциями, особенно в сельской местности. Гнев общества прежде всего падает на саму женщину, ее незаконнорожденный ребенок также оказывается как бы внизу социальной лестницы. С другой стороны, мы часто слишком архаизируем кавказское общество, забывая, что оно прошло советскую модернизацию. Женщины Кавказа ведут себя подчас даже раскованнее женщин европейской части России. Сегодня все перемешалось. Что касается института сиротства, то в принципе он для кавказских народов не характерен: родственники всегда берут сирот под защиту, в этом плане преимущества кавказского менталитета очевидны.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке