Новости

31.05.2007 04:00
Рубрика: Экономика

Просто о глобальном

Михаил Фрадков убеждал мир, что в стране обеспечена экономическая свобода

О том, какая она - экономическая свобода по-русски, премьер-министр Михаил Фрадков вчера рассказал участникам конференции Международной конкурентной сети, впервые собравшимся в Москве.

Хотя в традиционном рейтинге экономических свобод, который разрабатывается специалистами Heritage Foundation, Россия заняла 120-е место из 161, аналитики оценили свободу предпринимательства в нашей стране на 61,4 балла из ста возможных. Такой показатель на 0,3 процента меньше, чем по итогам прошлого года. Он позволил занять России место между Китаем и Непалом. Среди европейских стран наша страна заняла 39-е место из 41. Россию в рейтинге экономических свобод обогнали многие страны постсоветского пространства. В частности, Эстония заняла 12-е место, Литва - 22-е, а Армения - 32-е. Грузия разместилась на 35-м месте, Киргизия - на 79-м, а Молдавия - на 81-м месте. На Украине с экономическими свободами еще хуже, чем в России, - она заняла 125-е место. Последние места в рейтинге заняли Куба и Северная Корея. Специалисты Heritage Foundation по разным причинам не смогли оценить Конго, Ирак, Сербию и Судан.

Впрочем, российский премьер, скорее всего, руководствовался другими показателями. Ведь по трем позициям из 10 категорий, входящих в рейтинг и касающихся экономических, торговых и фискальных свобод - свобода бизнеса, фискальная свобода, свобода на рабочем рынке, - Россия обходит общемировой средний показатель. Но не по степени вмешательства государства в экономику.

- Говоря об экономической свободе, все мы понимаем, что имеется в виду свобода осознанная, то есть реализуемая в правовом поле, - пояснил Фрадков то, что он вкладывает в это понятие. - В данном случае речь прежде всего идет о конкурентном законодательстве.

А этим правительство занимается давно и с явным успехом. По сути, завершено формирование российского антимонопольного законодательства, продолжается совершенствование правоприменительной практики. В прошлом году вступил в действие новый закон о защите конкуренции, были внесены изменения в Водный, Лесной и Земельный кодексы, закон о госзакупках и приняты поправки в КоАП, ужесточающие наказание за нарушение антимонопольного законодательства. "В целом, таким образом, мы можем говорить о том, что в России сформирована законодательная база конкурентной политики", - не преминул похвалиться успехами Михаил Фрадков, добавив, что в последнее время была усилена роль Федеральной антимонопольной службы (ФАС), а также ужесточен контроль за деятельностью чиновников.

Что же касается реформирования важнейших сфер российской экономики - таких, как энергетика, транспорт, сельское хозяйство, то оно, по словам Фрадкова, хоть и идет по пути их демонополизации, но как-то нехотя. Недаром глава ФАС Игорь Артемьев вчера фактически предупредил РАО "ЕЭС России", что если энергокомпании до 1 июня не разделятся на сетевые и генерирующие, его служба в ближайшее время направит в суд несколько десятков исков о принудительном разделении. "Это необходимо для реформы электроэнергетики", - пояснил глава ФАС.

На самом деле именно таким способом правительство пытается сделать российскую экономику высококонкурентной, а главное, как заметил Фрадков, независимой от мировой конъюнктуры на рынках энергоносителей. "Государство и впредь будет защищать экономические свободы, свободу предпринимательства, будет обеспечивать равные условия конкуренции для всех экономических агентов", - заверил премьер участников конференции.

Ложку дегтя в столь благостную картину неожиданно подлил мэр Москвы Юрий Лужков. Он напомнил премьеру о том, что неплохо было бы правительству принять меры по борьбе с производством и оборотом фальсифицированных горюче-смазочных материалов, алкогольной продукции и лекарств: "Государство должно принять соответствующее решение по воспрепятствованию производства вот таких фальсифицированных видов продукции, это очень большой слой экономики, чтобы его не заметить".

Пользуясь случаем, он призвал правительство и ФАС принять меры, которые позволят сделать систему конкурсных закупок прозрачной и эффективной.

Наверное, глава ФАС мог бы и подискутировать с московским мэром на тему - кто прав, кто виноват, но не стал. Лужков же легко и непринужденно сыпал соль на рану и приводил всему миру примеры нарушений конкурсных принципов в рыночной экономике. "Речь идет о том, что у нас часто, когда объявляем инвестиционные торги, выигрывают фирмы, которые неспособны выполнять эти инвестиции. Они, как рейдеры, предлагают какие-то условия по снижению цен, такие условия, по которым солидные фирмы не могут и не захотят конкурировать, потому что это приводит к нерентабельности этих инвестиций", - заметил он. Процессы, по его словам, приводят к большим проблемам у региональных властей. Итог печален - обманутые дольщики, фальсифицированные лекарства и топливо. "Если государство не ужесточит борьбу с подобными явлениями, никакие конкурсные процедуры не дадут результата", - предупредил Лужков.

- Мы освободили российский бизнес от самих себя, - признался Игорь Артемьев, говоря о том, что удалось ослабить контроль за слияниями и поглощениями, - но нам еще есть чему поучиться.

Но для начала ФАС будет строго наказывать за картельный сговор, монополизм и использование контрафактной продукции. В частности, в сферах потребительского кредитования и торговли бензином. Артемьев считает, что до сих пор система выявления картельных сговоров и борьба с ними в России действуют неэффективно: за последние несколько лет в стране не было выявлено крупных картелей, однако это не означает их отсутствия. "У нас прежде всего есть бензиновый картель", - признал он. В нескольких регионах антимонопольным органам даже удалось доказать факт картельного сговора, но в масштабах страны подобного картеля пока выявить не удалось. Однако Артемьев, судя по настрою, обязательно докажет его наличие.

Банкам ФАС тоже скажет свое веское слово, поскольку ситуация в сфере потребительского кредитования давно напоминает картель. "Речь идет о согласованных действиях, которые по новому антимонопольному законодательству караются так же, как картель", - фактически предупредил банкиров глава ФАС. Среди банков в последнее время укоренилась практика проведения консультаций по вопросам условий потребительского кредитования, и "их поведение находится на грани того, что подпадает под действие законодательства". Артемьев сообщил, что антимонопольное ведомство намерено обратиться к правительству и президенту с предложением усилить структуры МВД и улучшить их взаимодействие с комиссией ФАС для преследования картелей.

Судя по всему, будет прекращена и практика урегулирования антимонопольных споров без возбуждения дела. Сейчас компания уведомляется о выявленном нарушении в антимонопольной сфере, и эта схема, по мнению Артемьева, очень коррупционна. По его мнению, надо сначала возбудить процесс, а потом уже решать проблему. Сейчас же компании пользуются тем, что их заранее уведомляют, и устраняют нарушения. При этом они не подпадают под действие штрафных санкций. Рекламные компании, например, в 95 процентах случаев "не собираются судиться с ФАС и убирают ненадлежащую рекламу". Что неправильно, поэтому уже в середине июня может появиться соответствующий приказ по ФАС, что осложнит жизнь рекламщикам.

Но если Артемьев все больше рассуждал о реальной жизни, то главный экономист - министр экономического развития и торговли Герман Греф - о будущей. Возложенная на него миссия прогнозиста, видимо, не дает ему покоя, именно поэтому Греф поделился с участниками международной конференции очередными прогнозами о судьбе мировой экономики. В ближайшие десять лет он предсказывает ей однопроцентный рост по сравнению с темпами уходящего десятилетия. Ключевым отличием следующего десятилетия, по его мнению, станет глобальная конкуренция. А антимонопольное регулирование на глобальных рынках сейчас, к сожалению, развито пока мало. "Регулировать глобальные компании в национальном масштабе, как это происходит сейчас, весьма непросто. Поэтому создание, может быть, неформальных правил и договоренностей, которые инкорпорируются в национальное законодательство, а потом и системы международного конкурентного регулирования - это глобальные, важнейшие задачи, которые стоят перед антимонопольными ведомствами стран", - заключил Греф.

Экономика Макроэкономика Экономика Финансы Банки Правительство Председатель Правительства Правительство ФАС