Новости

06.06.2007 01:10
Рубрика: Экономика

От турбин до валенок

Закупки РАО "ЕЭС России" переводятся в Интернет
Закупки товаров и услуг для крупной организации во все времена считались "золотым дном" для закупающих, а на чем же еще делали состояния завхозы советской поры. В рыночных условиях корпорации закупают тысячи наименований товаров, создавая головную боль для менеджмента: как добиться прозрачности этих сделок?

РАО "ЕЭС России" и его подразделения по всей стране закупают массу разных товаров и услуг - от суперсложного оборудования до спецодежды для персонала. Энергохолдинг еще несколько лет назад всерьез решил перекрыть все каналы для злоупотребления в закупочной деятельности. В компании внедрена система публичных конкурсов и электронной системы торгов "B2B-energo", которую ведущие мировые эксперты оценили по самой высшей шкале. Cпособна ли система к реализации инвестиционной программы электроэнергетики, означающей лавинообразный рост закупок?

Об этом - наш разговор с руководителем Дирекции организации, методологии конкурсных закупок и стандартизации РАО "ЕЭС России" Алексеем Романовым.

Российская газета | Что подвигло РАО "ЕЭС России" к внедрению системы конкурсных закупок?

Алексей Романов | Более половины затрат нашего холдинга - это затраты на закупки. Давно стояла задача снизить эти затраты так, чтобы не снизилось качество приобретаемой продукции, от которой зависит надежность оборудования. Потому что уменьшение расходов по этой статье хотя бы на несколько процентов, учитывая гигантские масштабы деятельности, дает очень ощутимый эффект в "живых" деньгах.

В РАО "ЕЭС России" начали серьезно этим заниматься в 2000 году, а в 2002 году у нас появились первые документы, регламентирующие закупочный процесс. Сегодня я могу сказать, что мы добились определенных успехов. РАО "ЕЭС России" демонстрирует хорошие результаты в области управления издержками, в этом есть и наш вклад.

РГ | Кто контролирует закупщиков в дочерних компаниях РАО "ЕЭС России" на предмет возможных злоупотреблений?

Романов | Система контроля определяется прежде всего нашими внутренними стандартами закупочной деятельности. Они охватывают все, включая даже требования к персоналу и даже к организациям, обучающим персонал.

При этом контроль не исчерпывается "внутренними", корпоративными рамками. В холдинге РАО "ЕЭС России" он выстроен как многоуровневый. Самый высокий уровень контроля - в головной компании, где создана Центральная конкурсная комиссия РАО "ЕЭС России", ее возглавляет заместитель председателя правления г-н Уринсон. Ниже, в бизнес-единицах, созданы свои органы контроля. Что же касается внешнего, не корпоративного контроля, то ведь в Центральной конкурсной комиссии помимо сотрудников РАО - представители минпромэнерго, Федеральной службы по тарифам, ФАС, Госдумы. Также мы находимся в постоянном контакте с представителями министерства экономического развития и торговли.

Но главный контроль все-таки - на местах, там, где непосредственно осуществляются закупки. Мы намеренно передали многие функции контроля за закупками советам директоров дочерних компаний.

Именно совет директоров "дочки", утверждает годовую конкурсную программу, где расписаны все закупки с указанием источников финансирования и способа организации закупочного процесса. Он утверждает руководителя и состав закупочной комиссии, ежеквартально заслушивает отчет генерального директора. Туда сходится полная информация по возможным нарушениям. А поскольку в совете директоров есть представители и головной компании РАО, и миноритарных акционеров, в том числе иностранных, мы считаем, что такая система - гарантия объективности всех закупочных процедур.

РГ | Отдают ли энергетики предпочтение российским поставщикам перед иностранными?

Романов | Для всех условия равны: доступ на рынок поставок не дискриминирован. Любой участник рынка может участвовать в торгах, а если они электронные, то он может это делать из офиса, независимо от его географического расположения, что само по себе уравнивает условия участия отечественных и зарубежных поставщиков. С нашей стороны, главный принцип - это выбор лучшего предложения, где должны быть учтены цена, качество и надежность оборудования.

РГ | Иными словами, отечественного производителя вы, что называется, "в лоб" не поддерживаете?

Романов | "Тупая" поддержка отечественного производителя - это так называемая "поддержка", это очень плохой путь. Если ставить искусственные преграды на пути иностранцев, мы тем самым уничтожим у нашего собственного производителя стимулы к совершенствованию продукции. Должна быть честная конкурентная борьба. Тем более что у отечественного производителя и так много естественных конкурентных преимуществ. Это и отсутствие таможенных пошлин, и более короткое транспортное плечо, наконец, сравнительная дешевизна энергоресурсов в России относительно стран Запада. Вопрос в том, чтобы отечественные производители внедряли передовые технологии, которые соответствовали бы мировому уровню и отвечали нашим критериям по безопасности, надежности, качеству.

РГ | Все-таки ваши правила разрешают приобретать товары без конкурса в целом ряде случаев. Не создается ли почва для злоупотреблений на этом этапе?

Романов | В структуре наших закупок очень значительна доля, по некоторым компаниями до 40%, сделок "естественно-монопольного вида". В первую очередь это лимитный газ, это строго определенные виды угля, к которым станции привязаны технологически.

Второй вид неконкурсных процедур - это закупки из одного, единственно возможного источника. Ну вот не производит больше никто точно такую продукцию, какая нужна. Но на практике доля таких закупок крайне мала.

Третий фактор - это фактор срочности. Скажем, повалило опору ЛЭП, ее нужно срочно менять. Конечно, ни о каком конкурсе и речи нет, поскольку размер убытков слишком высок, чтобы тратить время на конкурсные процедуры.

И последнее - это замена уникального оборудования. Скажем, выработала ресурс турбина К-300 Харьковского завода. На ее место теоретически можно поставить турбину другого завода такой же мощности. Но придется менять фундамент, переделывать всю "обвязку" вспомогательного оборудования, и цена этих работ будет едва ли не выше цены турбины. И кому нужна такая "экономия"? Не надо забывать, что конкурсы внедрены именно ради экономии, а не по принципу "процедура ради процедуры".

РГ | Но ведь в РАО проводятся не только "живые", но и интернет-закупки?

Романов | Система электронных торгов "B2B-energo" начиналась с чистого листа в 2002 году: как идеология единого информационного и торгового пространства, которое нужно было создать в связи с началом реформирования РАО. Одними из первых начали реформироваться сервисные и ремонтные компании, и мы столкнулись с выходом на этот рынок значительного числа вновь созданных организаций. Тогда мы и пришли к идее построения единой информационной платформы, где можно было бы и выставить заявку на ремонт энергооборудования, и посмотреть реальные предложения по выполнению этой работы.

Авторами программного обеспечения были молодые ребята из инициативной творческой группы, причем они работали без финансовой поддержки РАО "ЕЭС России", мы не вложили в разработку программного продукта ни рубля. Просто наши интересы совпали. Энергохолдинг заинтересован в развитии рынка, но в этом же были заинтересованы и организаторы системы. Они изначально отказались от идеи работать на процентах от сделок, на чем основана деятельность большинства торговых площадок. Ведь у "сидящего на проценте" - чем дороже сделка, тем больше "навар", а РАО надо наоборот! Поэтому был взят курс на работу посредством абонентской платы участников торгов, независимой от стоимости проводимых сделок. Таким образом, чем больше участников, тем организаторам лучше. Но это точно совпадает с задачей РАО, которое заинтересовано, как я уже говорил, в развитии рынка. Так что традиционный для многих торговых площадок конфликт интересов в системе "B2B-energo" был снят изначально.

РГ | Много ли поставщиков работают в этой системе?

Романов | Система постоянно развивается: сегодня в едином торговом пространстве работает уже более 10 тысяч организаций. Это предприятия холдинга, заводы-изготовители, монтажники, строители, наладчики, научно-проектный комплекс, торговые дома - в общем, на электронном рынке представлен весь спектр продукции, услуг и технологий для электроэнергетики.

При этом "B2B-energo" крайне информативно. Все данные аккумулируются в информационном блоке, их можно использовать для аналитики и маркетинга. Одно нажатие кнопки, и мы можем узнать, что сейчас востребовано на рынке, по какой цене, и что со своей стороны предлагают поставщики. И, конечно, если мы видим, что кто-то систематически закупает товар существенно дороже, чем это позволяет выбор, мы можем тут же принять меры. С другой стороны, столь точная и структурированная информация позволяет четче планировать закупки.

Был курьезный случай: на первой презентации системы Анатолию Чубайсу предложили наугад выбрать товарную позицию, и посмотреть, какую информацию покупатель может по ней получить. И надо же, курсор остановился напротив позиции "валенки". Важная позиция, спору нет, для Севера, и сумма заказа большая была, больше миллиона рублей, но все равно, для такой презентации как-то несерьезно. Тем не менее мы узнали тут же все про валенки, а потом, уже не испытывая судьбу, "кликнули" про турбину. Присутствующие поняли: если система в состоянии работать и с валенками, и с турбинами, она дорогого стоит. И применять ее можно не только для сервисов, она способна обслуживать всю электроэнергетику.

РГ | Насколько система устойчива к вирусам и хакерам?

Романов | Знаете, было несколько хакерских атак, причем серьезных. Компьютер тут же автоматически опускал "железный занавес". За все время работы не было ни единого случая несанкционированного доступа к информации. Для защиты и от вирусов, и от хакеров применяется самое современное оборудование, но я бы не хотел вдаваться в детали, потому что тут много и технических, и коммерческих тайн. Скажу лишь, что хотя информация идет по Интернету, но она закрыта, поскольку при передаче тщательно шифруется.

РГ | Если выразить "B2B-energo"в цифрах?

Романов | Количество участников и, соответственно, объем сделок удваиваются каждый год. Всего в системе проведено торгов на сумму более 86 миллиардов рублей, 9200 конкурсов и аукционов, пользователи сделали 35,5 тысячи запросов цен и предложений.

Добавлю, что система признана лучшими зарубежными экспертами. Она получила высокую оценку в министерстве экономического развития и торговли, министерстве науки, энергетики, в Федеральной антимонопольной службе, в Федеральной службе по тарифам, в Академии наук...

А минэкономразвития рекомендовало ее для внедрения в других отраслях экономики. И это крайне важно сейчас, когда мы приступили к реализации инвестпрограммы. Ведь практика сама побуждает нас расширять сферу работы. Сегодня объем закупок составляет 600 миллиардов рублей, а уже в ближайшие годы эта цифра удвоится. Понятно, что появляется заинтересованность в сотрудничестве с поставщиками, которые раньше никогда не работали с электроэнергетикой. С теми же строителями и монтажниками, которые раньше, может быть, трудились в нефтегазовом комплексе, металлургии или обслуживали госзаказ.

Поэтому нам важна интеграция "B2B-energo" с другими электронными торговыми системами или распространение механизмов, отработанных в электроэнергетике, в другие сектора экономики. Для этого, конечно, должен быть совместим электронный "язык", на котором общаются компьютеры, создан общий автоматизированный поиск, применен общий классификатор. А вот сами системы для каждой отрасли должны создаваться с учетом специфики этих отраслей. Тогда любой поставщик, в каком бы секторе хозяйства он ни работал, может предложить свою продукцию таким секторам, где он прежде ничего не продавал. Это - качественно новый уровень развития конкуренции. Сказать по правде, еще два года назад мне самому это казалось какой-то фантастикой, но сегодня это отчасти реализовано. Уже существует сеть интегрированных между собой информационно-аналитических и торговых систем, обслуживающих различные отрасли экономики и госзаказ.

РГ | То есть будущее в закупках энергетиков за электронной торговлей?

Романов | Думаю, да. Механизм электронной коммерции - это очень хороший, выверенный инструмент, с помощью которого достигается максимальная открытость и существенно расширяются возможности для участия широкого круга поставщиков, развивается добросовестная конкуренция между участниками рынка, а не конкуренция откатов.

Экономика Бизнес Крупные компании Реформа электроэнергетики