Новости

06.06.2007 06:10
Рубрика: Общество

Посадить дерево и вырастить ребенка

Людмила Швецова: Москва работает не над повышением рождаемости, а над тем, как сделать счастливее всех маленьких москвичей

Как "РГ" уже сообщала, в редакции "Российской газеты" побывала на "деловом завтраке" первый зам. мэра Москвы руководитель комплекса социальной сферы Людмила Швецова.

Купим парту

Российская газета | Людмила Ивановна! 1 апреля в столице началась запись в первые классы. Москвичи вновь столкнулись с тем, что попасть в хорошую школу все труднее. Увы! Образование стало товаром...

Людмила Швецова | Не стану лукавить. Я и сама не раз убеждалась в том, что помочь устроить ребенка в школу сложнее, чем, скажем, в садик. Причем трудно не вообще попасть в первый класс - мест в городе хватает для всех первоклашек. Проблемы возникают, когда дело касается конкретных специализированных школ и гимназий, в которых родители хотели бы видеть своего сына или дочку. Например, недавно мне рассказали про класс, где учатся 44 ребенка! Это же колоссальная нагрузка и на учителя, и на детей. Но выяснилось, что директор оказался просто не в силах отказать кому-то, так как просьбы сыплются со всех сторон. Некоторые родители даже говорят: мы готовы парту сами купить, лишь бы наш ребенок учился именно у вас...

РГ | Но есть же какие-то правила или все зависит от воли директора?

Швецова | Как раз в соответствии с правилами даже в самую престижную школу прежде всего принимают детей, которые живут в данном районе. А на свободные места могут взять ребятишек из других районов. Нарушения возникают там, где мест меньше, чем желающих. Пользуясь этим, недобросовестные директора начинают выдвигать свои условия, на которых они могут взять ребенка. То потребуют внести средства в фонд развития школы, то на ремонт, то на поход в музей... В одной школе, например, собирали по 500 рублей на экскурсию. В Москве цен таких нет в музеях! К тому же правительство города ежегодно выделяет по 30 миллионов рублей на бесплатное посещение школьниками музеев и театров. А нынче, в Год ребенка, денег на это дали вдвое больше. Закупили специальные школьные автобусы, заключили договоры с метрополитеном, Мосгортрансом, чтобы возили группы ребят на экскурсии бесплатно. На что, спрашивается, учителя деньги собирали? Разговоров на эту тему ведется много, но, как правило, на кухне, в троллейбусе... Официально же ни один родитель не пожалуется на поборы. Более того, когда в прошлом году департамент образования уволил за такие дела около десятка директоров, от родительских комитетов этих школ посыпались письма с просьбой вернуть проштрафившихся, так как они "замечательные педагоги и руководители". Я понимаю опасения мам и пап навредить своему ребенку. И все-таки если мы хотим навести порядок в школе, то делать это надо нам вместе.

Тем более что денежные поборы с родителей, самоуправство заведующих, к великому сожалению, характерны и для дошкольных учреждений. Не так давно после критического выступления одной уважаемой газеты, за нарушение морально-этических норм поведения при разборе конфликтной ситуации с родительским комитетом была освобождена от занимаемой должности заведующая детским садом N 2027, а заведующая детсадом N1225 уволена за то, что обязывала родителей вносить ежемесячные взносы свыше тысячи рублей.

РГ | Может быть, для того чтобы сузить почву для коррупции, стоит узаконить платные услуги в образовании?

Швецова | Я так не думаю. В городском образовании есть сектор государственный и сектор негосударственный. Негосударственных школ вполне достаточно для того, чтобы удовлетворить спрос желающих иметь особые условия и платить за образование своих детей. В этих учебных заведениях сейчас обучается около 11 процентов школьников. Будет спрос больше - будет больше и таких школ. Для государственной же системы образования бюджет выделяет достаточно средств. Как, впрочем, и на финансирование городского здравоохранения. Судите сами, если на федеральном уровне еще только ставится задача тратить на медицину 4-5 процентов валового продукта, то Москва уже тратит 10 процентов ВВП. Причем в городских учреждениях лечатся не только москвичи, но и многие приезжие. К примеру, от общего количества пролеченных в Москве около 18 процентов - приезжие.

Операция без квоты

РГ | Почему же тогда так трудно москвичам получить квоту на операцию?

Швецова | О квотах можно говорить лишь при лечении в федеральных лечебных учреждениях, которых немало в столице. Распределяет их департамент здравоохранения Москвы, а получают люди, которым, как правило, городское здравоохранение не в состоянии помочь, либо на этом настаивает пациент - у него есть такое право. Впрочем, если больному просто увереннее лечиться, скажем, на Каширке в федеральном онкоцентре, чем в московском, то и в этом случае ему дадут туда направление. Что же касается городских клиник и институтов, то для человека, нуждающегося в лечении, нет и не может быть ограничений и каких-либо квот. Кстати, почти все виды лечения в городской системе предусмотрены и эффективны. По уровню оснащенности многие московские лечебные учреждения не только не уступают федеральным, но нередко и превосходят их. Другое дело, если операция не экстренная, а плановая, то больному, может быть, придется подождать своей очереди.

РГ м В Москве во все времена проводились самые сложные и дорогие операции...

Швецова | Московское здравоохранение действительно всегда славилось хорошими врачами, а какой только уникальной техники не появилось в последнее время в столичных клиниках! Благодаря этому гораздо более широкий спектр заболеваний теперь выявляется на ранних стадиях. Но, поставив диагноз, человеку надо сказать и как его будут лечить. Поэтому Москва, как никогда раньше, сейчас активно осваивает высокие технологии в медицине. В 2006 году в городских клиниках выполнено более 10 тысяч дорогостоящих высокотехнологичных лечебных вмешательств. В результате столицу порой обвиняют в том, что якобы она больше тратит средств на одного больного, чем другие субъекты Федерации, дольше держит его на койкоместе...А как иначе? Да, если сделать операцию аппендицита, то больного максимум через неделю можно отправлять домой. А если была операция на сердце? Тут месяца может оказаться мало для реабилитации. Наши врачи умеют оказывать больному медицинскую помощь самого высокого уровня. Тем самым они не только разгружают федеральные учреждения для жителей других регионов, но и вносят существенный вклад в реализацию нацпроекта по здравоохранению. Последний, кстати, обязывает повысить уровень обеспеченности населения высокотехнологичной медицинской помощью не менее чем на 45 процентов. Вот мы и говорим минздравсоцразвития: Москва готова без дополнительных капитальных вложений внести свой вклад в решение этой задачи. Выделите средства на конкурсной основе городским лечебным учреждениям, и они возьмут на себя тысячи москвичей, пролечат нуждающихся больных из регионов, которые не имеют такой, как в столице, материальной базы, а главное, таких специалистов. Но что происходит? Например, в Институте Склифосовского недавно успешно проведена совершенно уникальная операция по одновременной пересадке печени и почек. После нее пациента надо всю жизнь поддерживать дорогостоящими препаратами, он должен постоянно наблюдаться. Естественно, что для городского института подобных расходов просто не предусматривается. Выходит, из-за этого его врачам лучше забыть о таких операциях лишь потому, что это - прерогатива федеральных учреждений? Никогда не соглашусь с таким подходом!

РГ | Людмила Ивановна, в Буденновске, говорят, построили современный лечебный центр, а теперь он простаивает из-за отсутствия кадров.

Швецова | Кадры надо готовить. Готова принять в этом самое активное участие и Москва. Пусть в столицу привозят врачей на специальные "мастер-классы", мы поделимся наработанным опытом.

РГ | В Год ребенка московское правительство пообещало укрепить материально-техническую базу детского здравоохранения.

Швецова | Да, принята трехлетняя городская программа, на которую в бюджете предусмотрено около 14 миллиардов рублей. Четыре миллиарда из них будут направлены на новое строительство, еще столько же - на капитальный ремонт старейших детских больниц - Морозовской, Филатовской, Сперанского, поликлиник, санаториев... Остальные деньги пойдут на закупку современного оборудования, обучение кадров. У нас до недавнего времени в детских клиниках не было ни одного современного ядерно-магнитного резонанса, а теперь их будет сразу четыре.

РГ | Читателя "Российской газеты" Владимира Покровского беспокоит организация здравоохранения при школах...

Швецова | Действительно, до сих пор не все общеобразовательные школы имели из-за общей нехватки педиатров своего врача. Сейчас эта проблема в основном решена. А вот "школ здоровья" - для ослабленных детей, где есть и медперсонал, и физиокабинеты, пока еще маловато: мы намерены увеличить их количество по крайней мере в два раза.

Ветеранам возвращают долги

РГ | Правительство Москвы неоднократно ставило вопрос о том, что минздравсоцразвития задолжал столице около четырех миллиардов рублей на лекарства для федеральных льготников. Вернули этот долг?

Швецова | 1,7 миллиарда город уже получил, надеюсь, получит и остальные. Но хочу заметить, что наши инвалиды и ветераны ни дня не оставались без лекарств. Правительство Москвы договаривалось с фирмами-поставщиками о поставке лекарств в долг, недостающие средства выделялись из городского бюджета.

РГ | Честно говоря, не очень понятна природа этого долга. Сначала минфин не знает, куда девать деньги из Стабилизационного фонда, потом вдруг обнаруживается, что нет денег на лекарства... Может быть, дело в противоречиях между минздравсоцразвития и городом Москвой по поводу порядка выделения этих средств?

Швецова | Такие противоречия действительно имелись с самого начала. Дело в том, что система лекарственного обеспечения льготников в Москве была выстроена еще до принятия 122-го Закона. Она основывается на стандартах лечения. Положен человеку по стандарту при данном виде заболевания препарат - его вносят в список. На федеральном уровне таких стандартов в самом начале монетизации льгот не было. Поэтому не случайно списки льготных медикаментов за полтора года пересматривались восемь раз! Чтобы больные не стали заложниками этой мешанины, в столице при каждой поликлинике работают комиссии, которые в случае жизненной необходимости принимают решение о выписке больному препарата, даже если его нет в списке.

РГ | Потому-то, видимо, Москва и слышит упреки в том, что жирует, а, скажем, житель Рязани не может получить те же лекарства, что и москвич...

Швецова | Не вина Москвы то, что в городе давно разработана и внедрена в инициативном порядке эффективная модель лекарственного обеспечения льготников. Она не без недостатков и нарушений, но она работает. Врачи обучены, люди знают, что им полагается. Ломать - не строить. Думаю, выстраивая новые модели, надо быть внимательнее и уважительнее к наработанному в регионах.

РГ | Недавно "РГ" опубликовала список льгот для всех категорий горожан, установленных в Москве. Звонки с вопросами раздаются до сих пор. Как случилось, что многие из тех, кому адресованы эти льготы, узнали о них лишь сейчас?

Швецова | Мне это кажется удивительным. Дело в том, что как только вышел 122-й Закон, департамент социальной защиты выпустил брошюру, в которой подробно расписано, что кому положено в условиях монетизации, и опустили ее в каждый почтовый ящик москвича. Объявили Год ребенка - издали еще одну книжечку с льготами, адресованными семьям с детьми. Кроме того, регулярно работают "горячие линии" департаментов соцзащиты и здравоохранения. Что еще сделать для большей информированности населения? Ну разве что вслух прочитать каждому...

РГ | Или хотя бы объяснить, почему одни "золотые" и "серебряные" супружеские пары город поздравляет с юбилеем совместной семейной жизни, а другие нет...

Швецова | Получают все те, о ком имеется информация в наших ЗАГСах или органах соцзащиты. Некоторые юбиляры или их близкие приходят или звонят в отделение социальной защиты и напоминают о грядущем празднике. Представляете, 50 лет назад молодые люди поженились где-нибудь, скажем, в Челябинске. И как, по-вашему, социальные работники Москвы отследят сейчас эту запись челябинского ЗАГСа?

А вот порядок выплаты ежемесячного пособия на ребенка, по моему убеждению, действительно нужно менять. Раньше это было 70 рублей, теперь стало 300 - для всех семей, а для одиноких матерей - 750 рублей. Под маркой того, что помощь должна быть адресной, государством было принято решение, что право на пособие имеют только малоимущие семьи. То есть те, в которых среднедушевой доход ниже прожиточного минимума. Но, чтобы получить эти три сотни, сначала нужно доказать, что ты малоимущий, и принести в собес справочку с указанием доходов. Представляете, какая унизительная процедура - приехать, постоять в очереди, чтобы на бумаге удостоверить свою ущемленность. Да, живем скромно, небогато, но собственноручно писать, что ты - малоимущий... К тому же если окажется, что этот самый среднедушевой доход выше минимума хотя бы на рубль, пособие не дадут. И в эту категорию попадут нежирующие семьи бюджетников. А для большинства семей это все-таки деньги. На них не обуешь и не накормишь ребенка, но хотя бы раз в месяц в театр сводить можно.

С другой стороны, при нашей неотлаженности контроля за доходами, широко распространенной системе зарплат в конвертах принести такую справку ничего не стоит и человеку, вполне обеспеченному. Сейчас ищем решение, которое позволит восстановить справедливость.

Слово президенту

РГ | Людмила Ивановна! Недавно Юрий Лужков пообещал Владимиру Путину, что в Год ребенка в Москве родится 100 тысяч детей. Сдержите слово?

Швецова | Юрий Михайлович сказал иначе: правительство Москвы надеется в нынешнем году перешагнуть порог в 100 тысяч новорожденных в городе и будет к этому стремиться. Мы радуемся каждому новому москвичу, хотим, чтобы он был счастлив. Но по большому счету это вопрос не Лужкова и не правительства Москвы, а воли Божьей и московских семей. Поэтому мы и реализуем сегодня программу не прагматического увеличения рождаемости, а программу Года ребенка, которая, по нашему глубокому убеждению, улучшит жизнь детей, уже бегающих по Московской земле. А когда родители увидят заботу властей о своих чадах, глядишь, задумаются: почему бы не родить еще одного?

РГ | И все-таки - цель выполнима? Что показало начало года?

Швецова | Судите сами - только за пять месяцев 2006 года в Москве родилось 36 445 ребятишек, а за пять месяцев текущего года (предварительные данные) - 38 609 детей. Разница - 2164 (для сравнения: в 2006 году родилось на 1700 детей больше, чем в 2005-м). Так что динамика налицо. К тому же снизилась младенческая смертность: за прошлый год по москвичам она составила 4,5 человека на тысячу живорожденных. Это вполне европейский показатель. Будем стараться улучшить и его.

РГ | На днях ТВ показало митинг молодых мамаш, живущих в российской глубинке. Они бунтовали из-за того, что очередь в садик подходит лишь к моменту, когда ребенок уже в школу пошел. Неужели и в Москве такое возможно?

Швецова | Очереди в детские сады есть и в столице, но мы их сокращаем и регулируем. 98 процентов московских пяти-семилеток ходят в садик. Другое дело, что в три года далеко не все могут попасть в сад из-за дефицита мест. Поэтому город и строит вот уже второй год подряд по сто детсадов. В таких же объемах будет продолжено строительство, я думаю, и в 2008-м, и в 2009 годах. В 2006 году было сдано 95 детских садов на 14 775 человек. Часть из них построена на местах старых, уже непригодных зданий. За вычетом "переселения", добавилось 11 882 новых места. Очередь же при этом убывает гораздо медленнее. Дело в том, что когда появляются новые садики, в них ведут малышей, в том числе и из семей, в которых раньше детьми занимались бабушки или няни. Значит, растет престиж государственного дошкольного образования! Так что резерв потребности еще большой. В Москве детские дошкольные учреждения посещают в среднем 61 процент дошкольников, а в Париже, например, все 100 процентов.

РГ | Глядя, какие красивые садики появляются на месте старых - с бассейнами, хорошей мебелью, москвичи переживают: не вырастет ли и плата за сад?

Швецова | Не вырастет. Более того, с нынешнего года освобождены от платы все дети из многодетных семей. Но есть другая проблема. Под каждый детский сад нового типа на 220 мест с удобными спальнями, игровыми, с бассейном, требуется около гектара земли. Где же ее столько взять в сложившейся части города? Ведь сад должен находиться в шаговой доступности от дома. Поэтому поиск площадок - вопрос вопросов.

РГ | Каково соотношение негосударственных детских садиков с государственными?

Швецова | В негосударственных находятся меньше одного процента дошколят. В больших количествах они не востребованы. Невыгодный бизнес. Богатые люди не очень охотно платят за то, за что можно не платить. К тому же садиками часто вообще не пользуются. Берут няню, гувернантку домой, и это нормально. Но, чтобы воспитанием детей в семьях занимались не просто тетеньки-пенсионерки из стран ближнего зарубежья, а подготовленные люди, их надо готовить, аттестовывать. Перед департаментом образования поставлена задача организовать курсы по их подготовке. На базе столичного педагогического института такие курсы уже открылись.

Но что-то вы слишком заинтересованно про садики расспрашиваете. Кстати, а как в "Российской газете" с рождаемостью?

РГ | В этом году уже двое детей родилось, а в редакции - новая традиция: дарить коляску молодой маме или молодому отцу.

Швецова | Может, у вас и многодетные семьи есть?

РГ | А как же! У обозревателя Екатерины Добрыниной, например, трое детей.

Швецова | Молодец! Вы заметили, что в Москве это становится модным, престижным - иметь много детей? Недавно социологи проводили опрос среди многодетных семей с целью выяснить, что побудило их завести большую семью. Женщины объясняют это чаще всего тем, что любят детей, а у мужчин на одно из первых мест вышло как раз понятие престижности быть многодетным. Они с гордостью говорят: у меня трое детей, пятеро...

РГ | Обещанные медали рожденным в Год ребенка уже вручали?

Швецова | Вручаем. А 11 июня, в канун Дня России, приглашаю всех желающих в парк "Сокольники", где будет высажена аллея новорожденных в 2007 году. Все родители столицы, без исключения, прямо с колясками могут приехать и посадить свое дерево. Высадим пока несколько тысяч деревьев, но представляете, как зазеленел бы город, если бы вслед за новорожденными москвичами появились за год 100 тысяч новых деревьев? А может быть, еще и больше. Садики строятся - их надо озеленять? Вокруг 20 новых школ, которые ежегодно сдаются в эксплуатацию, деревья нужны? Так что обязательно попробуем создать такую систему, объединяющую рождение детей и появление новых деревьев, чтобы спустя лет 20 каждый из новорожденных мог прийти и показать свое дерево уже своему ребенку...

"Синий троллейбус" - символ любви

РГ | Наши читатели Александр Зеленков и Юрий Подобед предложили создать еще и Аллею любви...

Швецова | Поверьте, в Москве найдется место и Аллее любви, и Аллее счастья...

РГ | Может быть, тогда и разводов станет меньше?

Швецова | Молодых надо учить мириться. У меня есть идея - провести акцию "Синий троллейбус", в который давать билеты парам, находящимся в ссоре. Пусть катаются под песни бардов по городу до тех пор, пока не помирятся. Семейная жизнь ведь не сплошная Love story, ссориться тоже надо уметь... А главное - уметь выходить из ссоры.

РГ | Бизнес сейчас процветает на этих семейных ссорах. Почему бы не взяться за спасение москвичей от разводов городским службам психологической помощи?

Швецова | Есть такая служба! Звоните по телефону "051", ее отделения действуют почти во всех округах столицы. Возглавляет службу Антонина Ивановна Ляшенко, очень хороший специалист и организатор. Недавно создан в Москве и департамент семейной политики, который работает над организацией целой сети кризисных центров, где готовы прийти на помощь самым разным категориям семей. Проблем действительно великое множество. Это и девочки, которые рожают в 13-15 лет, и семьи, где допускают насилие по отношению к ребенку. А сотни семей, которых ежегодно лишают родительских прав! Представляете, какие за этим стоят трагедии прежде всего для детей. Да, лишают родительских прав семьи чаще всего, где пьют, ведут асоциальный образ жизни пьяницы, асоциальные личности, но есть ведь среди них и оступившиеся. Им-то еще можно помочь, перевоспитать...

Доходный дом для молодых

РГ | Родить ребенка в Москве гораздо легче, чем получить жилье. Московские власти обещали построить дом для студентов-москвичей. Нечто вроде общежития, в котором они могли бы снимать квартиру во время учебы. И где он, этот дом? Согласитесь, отсутствие жилья - веский аргумент в решении, рожать или не рожать.

Швецова | Этот проект, который корявым чиновничьим языком назвали социальным доходным домом, моя давняя навязчивая идея, и я упорно пытаюсь ее реализовать. В настоящее время вышло уже постановление правительства Москвы, в котором записано, что такие дома должны появляться. Юрий Михайлович Лужков сказал об этом на последнем заседании правительства, посвященном жилищной политике города. Он подчеркнул, что для их строительства город не станет ждать инвесторов, а будет строить на бюджетные деньги. Это позволит сдавать такие дома в аренду студенческим семьям за небольшую плату. В будущем подобный опыт, на мой взгляд, может быть заложен в основу городской программы создания системы арендного жилья, которое благодаря своей дешевизне сможет конкурировать с риелторскими компаниями. Для молодых людей аренда по доступной цене - более реальный путь решения жилищного вопроса, чем покупка собственной квартиры.

РГ | Лето началось. Как с детским отдыхом в загородных лагерях? Многим ли он доступен?

Швецова | 300 тысяч ребят выедут в пионерские лагеря - мы их переименовывать не стали, потому что не стесняемся этого слова. Другое дело, что берем от пионерской организации прошлого только лучшее, а от неприемлемого - вроде влияния на детское движение политических партий - отказываемся. Всего же организованными формами отдыха будет охвачено 600 тысяч ребят. Для тех, кто на лето останется в столице, созданы городские лагеря. Будет немало трудовых объединений школьников, в том числе и для детей-инвалидов. Всего на летний отдых московское правительство потратит 1,5 миллиарда рублей, еще 860 миллионов получили по линии фонда социального страхования. На эти же цели выделена значительная сумма Фондом социального страхования.

Анализируя ситуацию с пионерскими лагерями, мы видим сколько всего уничтожено, передано и продолжает передаваться различным ГУПам, которые в любой момент все это богатство могут выставить на конкурс и построить взамен коттеджи или развлекательные центры. Правительство столицы всячески пытается остановить этот процесс. Сколько писем уже написано в правительство РФ с просьбой разобраться в ситуации, но кардинальных решений пока, к сожалению, не принято. Для спасения материальной базы детского отдыха мы предлагаем отдать ее государству - в лице того же правительства Москвы или московских профсоюзов, которым город будет помогать содержать лагеря.

Опыт работы с такими лагерями у Москвы есть. Ряд лагерей она выкупила у предприятий, теперь берем их на содержание и ремонтируем. Купили также землю на Черноморском побережье в Болгарии, куда уже много лет выезжают дети из социально не защищенных семей и родителей, погибших при исполнении служебного долга. Сейчас разработан проект строительства на этом месте большого лагерного комплекса - своеобразного московского "Артека", в котором смогут отдыхать две тысячи детей летом и тысяча - зимой без перерыва учебного процесса, поскольку в лагере будет школа.

Кто помешал "переночевать" в музее?

РГ | И последний вопрос. Как вы оцениваете впервые прошедшую ночь музеев в Москве?

Швецова | Прежде чем проводить ее, мы, конечно, ознакомились с опытом других столиц. Но, честно скажу, не предполагали, что столько москвичей захотят вечером, после работы сходить в музей Пушкина, Маяковского, Высоцкого... Не поверите, сотни тысяч человек пришли!

РГ | Почему же в ряде случаев их встретили закрытые двери?

Швецова | Расскажу, как было дело. Когда в правительстве Москвы еще только начала обсуждаться идея такой ночи, мы сразу поняли: открытием одних городских музеев обойтись нельзя, москвичи захотят побывать и в музеях федерального подчинения. Я написала письмо в агентство культуры с просьбой поддержать акцию столицы. Получила ответ: это невозможно, так как экспонаты могут украсть. Но вы же знаете, музеи в нашей стране зачастую обворовывают и при свете дня, обходясь силами сотрудников, а во время массовых мероприятий, как показывает практика, это практически невозможно. Мне, во всяком случае, такие случаи не известны.

Поэтому я позвонила главе агентства Михаилу Ефимовичу Швыдкому и повторила просьбу. Он принципиальных возражений не высказал. И тогда я взяла ответственность на себя и уже лично обратилась к директорам федеральных музеев. Все они однозначно высказались "за", не попросив при этом даже дополнительных средств на уборщиц и смотрителей. Но буквально в последний момент, когда москвичам уже объявили о ночном графике работы музеев, пришел циркуляр из агентства за подписью начальника управления культурного наследия, художественного образования и науки А.С. Колупаевой. В нем было написано следующее: "Учитывая необходимость обеспечения сохранности музейных предметов и музейных коллекций, находящихся в музеях Российской Федерации, а также повышенную террористическую опасность, Роскультура разрешает продление времени работы музеев не более чем до 21.00"... Вот так были противопоставлены чаяния людей, жаждущих попасть в музеи, и упертость чиновников от культуры.

В следующем году мы обязательно повторим эту акцию и добьемся того, чтобы все музеи распахнули свои двери как минимум до 24.00, чтобы все желающие смогли прикоснуться к прекрасному, пусть даже и при свете звезд.

Общество Соцсфера Соцзащита Общество Соцсфера Демография Москва Правительство Москвы ЦФО Деловой завтрак Защита детей Лучшие интервью Мир женщин