Новости

15.06.2007 05:00
Рубрика: Власть

Уравнение известных

Глава Центризбиркома Владимир Чуров полагает, что России нужен Избирательный кодекс

Вчера состоялось очередное заседание Центральной избирательной комиссии, на котором рассматривались кандидатуры членов региональных избиркомов с правом решающего голоса.

По словам председателя ЦИК Владимира Чурова, процесс формирования избирательных комиссий в субъектах Федерации в основном будет завершен к 28 июля. Кроме того, глава Центризбиркома обсудил вчера вопросы сотрудничества в сфере международных избирательных стандартов с генеральным секретарем ОБСЕ Марком Перреном де Бришамбо. Практика консультаций с представителями международных организаций, заметил Чуров, будет продолжена.

Не так давно Владимир Чуров побывал в редакции "Российской газеты" на "Деловом завтраке". Во время встречи речь шла о российской избирательной системе, работе ЦИК в обновленном составе и новациях в его работе.

Российская газета | Одно из главных направлений работы ЦИК - это взаимодействие с партиями. Теперь, когда парламентские выборы будут проходить только по пропорциональной системе, это стало стратегическим направлением. Как идет эта работа?

Владимир Чуров | Реально с нами сегодня работают 15 из 17 партий, имеющих по данным Росрегистрации право на участие в выборах. И это очень хороший, позитивный опыт работы. Мы посылаем им на согласование документы, в которых они кровно заинтересованы. Ведь документы ЦИК не носят политического характера и вызывают у них чисто профессиональный интерес. И мы получаем от них профессиональный отклик. ЦИК учитывает эти замечания. Центральная избирательная комиссия не заинтересована в дискриминации кого бы то ни было из участников избирательного процесса, мы обеспечиваем партиям равный доступ к процессу, равные права.

В итоге наши нормативные документы удовлетворяют всех участников политической жизни.

К примеру, сейчас мы пришли к единомыслию по форме избирательного бюллетеня на парламентских выборах. Единственными, кто до принятия решения публично дискутировал с ЦИК по этому поводу, были руководители КПРФ. Да и то, как мне кажется, больше ради бесплатной политической рекламы. Остальные давали свои предложения в рабочем порядке. В итоге, по общему мнению, бюллетень получился наилучшим за все время голосований в новой России. И заметьте, впервые форма бюллетеня принята за три месяца до объявления самих выборов.

РГ | В чем же смысл улучшений?

Чуров | Бюллетень должен быть абсолютно равен по отношению ко всем участникам избирательного соревнования. Но самое главное, бюллетень должен быть понятен и не вызывать никаких сомнений у избирателя. Например, не вполне удачные с точки зрения социальной психологии форма и содержание бюллетеня в Шотландии привели к тому, что около 150 тысяч бюллетеней были испорчены. Неправильно заполнены. И это при четырех миллионах избирателей! У нас при таком проценте испорченных бюллетеней был бы грандиозный скандал. В России, кстати говоря, очень мало бывает испорченных бюллетеней благодаря удачной форме. А будет еще меньше, я думаю.

За каждым, казалось бы, формальным требованием к форме бюллетеня стоит профессиональный подход. Почему бюллетень выполнен черно-белым? Потому что цвет воздействует на психику. Красный цвет возбуждает, зеленый - успокаивает. Соответственно, разноцветные эмблемы партий воспринимаются по-разному. Яркость цвета, его насыщенность, все может повлиять на выбор гражданина. Мы же этот фактор исключили вообще, оставили только графику.

РГ | Что же самое важное в бюллетене?

Чуров | Строка голосования. Она четко выделена. Номер, определенный жеребьевкой, эмблема и название партии. Напротив названия, строго в соответствии с законом, квадрат для голосования. Больше ясности и с расположением названий региональных групп, разных у каждой партии. Федеральная тройка, напечатана в столбик - выше, региональная тройка - ниже, и тоже в столбик. Никаких строк подряд. Почему? Каждый человек, кандидат суверенен. Зачем кому-то переносить часть имени на другую строку? Каждому по своей строке. Во-первых, избирательным комиссиям вычеркивать будет легче, если кто-то снялся с выборов, никого не заденут "по соседству". Во-вторых, фамилии бывают длинные, двойные, и людей переносом, опять же, нельзя обижать. Но самое главное, что каждая партия при такой компоновке будет занимать примерно одинаковую площадь в бюллетене.

РГ | Долго оптимальный вариант выбирался?

Чуров | На самом деле окончательных вариантов формы бюллетеня, из которых и делался выбор, было три. Обсуждение шло в несколько стадий. Сначала было 16 вариантов. С различными степенями защиты. "Длинные", "широкие", "с сеткой", "с марками", "в столбик", "в строчку" - у нас уже успел свой профессиональный язык в этом деле появиться. В итоге этот бюллетень утром перед заседанием мы еще предварительно всем партиям показали. Все сказали, что члены комиссии - молодцы. К тому же у нас не получится, как на Украине, рекордный бюллетень больше метра в длину. Впрочем, там были совмещенные выборы - парламентские и местные.

РГ | После мартовских региональных выборов возникло большое количество жалоб от партий на снятие их с выборов из-за неточностей в оформлении документов. Они жаловались на чрезмерную жесткость закона и предвзятость комиссий. Сможет ли ЦИК избежать подобных претензий на парламентских выборах?

Чуров | Мы сейчас делаем все, чтобы даже тени подозрения на нас не упало. Поэтому мы, во-первых, упростили сами формы документов. Во-вторых, фактически уменьшили их количество. В принципе, закон предписывает увеличить число форм, которые представляет партия. Да, закон есть закон. Но у нас есть такой инструмент, как машиночитаемая форма. Раньше машиночитаемая форма разбивалась на четыре-пять, а то и больше частей, для простоты заполнения. Но ведь современные компьютеры позволяют любую форму варьировать как угодно и делать из нее любые выборки. Поэтому сейчас машиночитаемая форма должна быть одна. По каждому разделу. А из нее уже можно простейшими программными средствами делать выборку по столбцам. Таким образом, если число законом предписанных форм увеличилось, то общее число подаваемых списков уменьшилось. Формы упростились, стали более понятными. Опять же, мы предоставили партиям образцы форм за три месяца до начала кампании, когда их нужно будет заполнять и подавать. Думаю, у партийных компьютерщиков будет достаточно времени в них разобраться. Так мы заботимся о том, чтобы отсева партий по формальным признакам не было. Им в помощь и механизм предварительной сверки. Если партия раньше принесла формы, то у нее будет время исправить обнаруженные ошибки.

РГ | Скажите, пожалуйста, как будет проходить жеребьевка? Ведь для партии очень важно в бюллетене оказаться на первом месте.

Чуров | Сейчас мы активно задействуем внешнюю экспертизу.

Россия - действительно лучшая страна в мире. Здесь лучшие специалисты. И мы привлекаем их к решению наших сложных вопросов. Например, по жеребьевке.

Сейчас они нам рассчитывают оптимальный процесс жеребьевки партий. И в августе мы вместе с математиками проведем натурный эксперимент. Позовем на него и прессу, и партии.

РГ | А сама процедура жеребьевки изменится?

Чуров | Возможно. Сейчас разрабатывается процесс с точки зрения математической статистики. Потому что на самом деле чисто случайных статистических процессов не так много. Могут быть шары разного диаметра. Могут быть конверты на ощупь с читаемой выпуклой надписью. Поэтому, скорее всего, экспериментировать будем с механическим аппаратом. Что-нибудь наподобие лототрона. В присутствии наблюдателей будет сто раз, к примеру, проведена условная жеребьевка, результаты записаны. Математики их обсчитают и скажут, каково отклонение от случайности в данной выборке. Все будет профессионально, чисто, четко. Каждый сможет убедиться.

РГ | И партии согласятся.

Чуров | Да. Внешние эксперты вообще широко привлекаются теперь к работе ЦИК. Мы зовем на помощь разных коллег, из разных миров: и из литературного, и математического, географического. Поэтому и лингвистическую экспертизу мы тоже проводим. К сожалению, некоторые наши законы содержат неоднозначности лингвистического толка. Скажем, трактовка простого слова "после". Временная она или пространственная? При обсуждении бюллетеня это уже сыграло свою роль. И мы вынуждены были запрашивать мнение выдающихся московских филологов. Проводим и географическую экспертизу. Наши законодатели, они, может быть, хорошие юристы, но иногда не всегда понимают, что кроется за тем или иным профессиональным термином. К примеру, они ввели понятие "границы". Ведь сейчас каждая партия может объединить субъекты Федерации в одну региональную группу. Но, что важно, только граничащие между собой. И почему-то им не пришло в голову, что границы бывают разными. Сухопутными, морскими, внешними, административными. И за каждым термином кроется совершенно иной смысл. И возникает коллизия, когда партия не может объединить для себя Выборгский район, располагающийся на северном берегу Финского залива, с Кингисеппским районом, находящимся на южном берегу Финского залива. Потому что между ними нет общей границы, только внутренние воды.

Но окончательного решения по этим вопросам мы еще не приняли. Есть еще запросы в МИД и специалистам по международному морскому праву. Ждем их заключения. Это будет не наше волевое решение. Это будет юридически обоснованная и подтвержденная экспертизами из смежных областей права норма. Это очень важно. Мы не подходим своевольно ни к одному вопросу.

РГ | Владимир Евгеньевич, в таком случае потребуются экспертизы в будущем, когда партии начнут спорить о том, кто против кого белую или черную агитацию ведет.

Чуров | Этим традиционно займется комиссия по информационным спорам. Здесь ничего нового нет. Не изменился и ее статус: информационная комиссия не имеет права выносить решения. Она только представляет проект решения на заседание Центральной избирательной комиссии.

Но комиссия эта очень важна. Она разрешает коллизии, возникающие между различными законами. Здесь ведь смежные законы применяются, не только избирательные. Прежде всего это закон о СМИ, Кодекс РФ об административных правонарушениях. Кроме него еще и четвертая часть Гражданского кодекса, которая вступает в силу с 1 января, а сейчас заменяется предыдущими нормативными актами, связанными в том числе и с противодействием обороту контрафактной продукции. Ведь противоправная агитация в форме поддельной газеты, как это было в ряде регионов, подпадает под действие этих законов.

Мы действительно очень серьезно за это взялись. Сейчас подготовлен специальный документ, проект рекомендаций для избирательных комиссий субъектов Федерации по предупреждению и пресечению нарушений в сфере изготовления и распространения агитационных материалов в период избирательных кампаний и иных нарушений в сфере информационного обеспечения выборов. Там, кстати, есть таблица определений Верховного суда по данному вопросу за последние три года. Есть юридический практикум, своеобразный задачник с ответами, без конкретных названий и имен. Сейчас мы продолжаем его пополнять с помощью экспертов самых разных политических ориентаций.

РГ | Вы фактически перчатку бросили политтехнологам.

Чуров | Да, теперь пусть они голову ломают. Другое дело, что эти ребята всегда выдумывают чего-нибудь новенькое. Но на самом деле основных моделей черного пиара не так много. И о многих моделях уже пишут журналисты. И это хорошо. Чем больше об этом шумят, тем меньше будут применять. К тому же часть политтехнологов уже от этой практики отказалась. Мы, к примеру, недавно консультировались с ними. И один из политтехнологов предложил нам активнее бороться с подкупом избирателей. Но его свои же коллеги заставили замолчать. Ведь сейчас для них подкуп избирателя со стороны противника - это подарок судьбы. Потому что на борьбе с подкупом избирателей можно получить больше голосов, чем подкупая избирателя. И это, между прочим, факт, подтвержденный практикой.

Думаю, что мы здесь с партиями союзники. Потому что партии тоже убедились на своем опыте, что противоправная агитация им не приносит очков. Зато снижает явку. А с низкой явкой избирателя возрастает вероятность случайных отклонений.

РГ | А как быть с жалобами на неравный доступ к СМИ и гнет административного ресурса?

Чуров | Административный ресурс воспринимаю как нечто из области фантастики. Когда ко мне приходят иностранные гости и пытаются завести разговор по поводу несвободы отечественной прессы, я предлагаю им сперва ее почитать. Так можно убедиться, что три четверти тиражей печатных изданий в России находится в оппозиции нынешней власти. В регионах та же картина, в том же Красноярске две трети газет критикуют Хлопонина. Там был проведен профессиональный мониторинг. Из пяти региональных каналов три критиковали губернатора. Ну и как в таких условиях использовать административный ресурс? И есть ли он вообще?

И чтобы впредь можно было оппонировать подобным обвинениям, мы сейчас формируем группу специалистов, которая будет заниматься мониторингом и классификацией всех СМИ - печатных, электронных, федеральных, региональных. И в отличие от ОБСЕ мы не будем их делить по политическим пристрастиям. ОБСЕ вообще любит в своих инструкциях перед выборами, куда бы они не направляли наблюдателя, давать субъективную оценку местных СМИ. Мол, одна газета президента поддерживает, а другая - оппозиционную партию. На чем они строят свои выводы? Я много раз наблюдал противоречия в таком анализе, ведь и сам работал в миссиях ОБСЕ.

У нас будет количественный - тираж, периодичность, и качественный анализ, по нескольким параметрам. К примеру, обладает ли конкретная публикация или информационное сообщение позитивным, негативным, нейтральным посылом. Мы не будем анализировать, как материалы повлияли на предпочтения избирателей. Меня интересуют только два параметра - доверие к избирательной системе Российской Федерации в целом и количество желающих прийти проголосовать. Все.

РГ | Владимир Евгеньевич, вы говорили, что не будете комментировать законы, которые еще не приняты. Но прокомментировать саму практику постоянного изменения избирательного законодательства можете?

Чуров | Мы все, и нынешние члены ЦИК, и бывшие, придерживаемся одной точки зрения: стабильность избирательного законодательства является залогом честных справедливых выборов и продуктивной работы Центральной избирательной комиссии в интересах избирателей.

РГ | Нужно понимать, что вы против дальнейших изменений?

Чуров | Я за то, как и мои коллеги, чтобы избирательное законодательство было максимально стабильным.

РГ | А сами закон поправить не хотите?

Чуров | Поправить не хочу. Хочу дополнить. Но после марта 2008 года. Речь идет о кодификации. Неплохо бы было иметь избирательный кодекс. Часть моих коллег в странах СНГ уже имеют избирательные кодексы. Тем более что ведется разработка модельных избирательных законов в рамках Межпарламентской ассамблеи СНГ, и я участвовал в этой работе. Она как раз направлена на формирование избирательных кодексов.

У нас уже тоже есть достаточно материалов для создания собственного избирательного кодекса. Есть основа - весь уже имеющийся блок избирательных законов. Очень неплохих, надо сказать, законов. Осталось их только сверить между собой.

Что касается того, что бы я лично в будущий кодекс добавил, так это, конечно, закон о системе избирательных комиссий. У нас много видов избирательных комиссий. Все они между собой взаимодействуют, существует финансовая взаимозависимость, методическая зависимость, кадровая, и так далее. Это довольно сложная система. Так и хочется ее систематизировать, свести воедино. Ни в коем случае не вводить каких-то серьезных, революционных новаций. Но какие-то вещи, прежде всего связанные с финансированием, закрепить законодательно. Но все это, повторюсь, возможно только после марта 2008 года. Других предложений у меня нет.

РГ | Вы сотрудничаете с вашими предшественниками?

Чуров | Мы консультируемся по профессиональным вопросам. Вот, Александр Альбертович Вешняков возглавил Фонд свободных выборов. Александр Владимирович Иванченко вошел в состав Научно-методического совета ЦИК России. А Николай Тимофеевич Рябов сейчас пока отдыхает после своего возвращения из дипломатической командировки. Но и с ним мы уже договорились об определенных формах взаимодействия. Их опыт бесценен. Председатель ЦИК бывшим не бывает.

РГ | Какие выборы технически вызовут больше трудностей - парламентские или президентские?

Чуров | Трудоемкость декабрьских выборов по сравнению с выборами 2003 года возрастет как минимум в 2,5 раза. Трудоемкость именно для работников Центризбиркома. Все из-за единого федерального округа. Если раньше были окружные комиссии, которые занимались сверкой документов и прочей работой, то сейчас осталась единственная комиссия - наша, Центральная. Предположим, в выборах будут участвовать все 15 партий, работающих с нами. Это - до 600 кандидатов от каждой. Думаю, партий будет все же меньше, поэтому мы и ожидаем увеличения объема работы в 2,5 раза. В самом крайнем случае, нам придется работать в 12 раз интенсивнее. Но мы и сейчас готовимся активно. За два с половиной месяца работы в новом составе мы уже приняли 40 важных документов. Осталось еще 24. Думаю, к 1 августа справимся. В ходе самой кампании нужно будет принять еще 29 документов. Но мы молодцы, идем с опережением графика.

Ну а на президентских выборах, конечно, трудоемкость работы ЦИК будет меньше. Политические трудности, я думаю, примерно одинаковые.

К слову, вы представляете, сколько людей будет активно задействовано в декабре на выборах? Примерно три миллиона человек. Участковых избирательных комиссий у нас без малого 100 тысяч. В каждой 14 членов, итого - почти 1 миллион 400 тысяч человек. Плюс наблюдатели: не меньше 5-6 при каждой комиссии. Значит, нужно прибавить еще полмиллиона. Не забываем и об уполномоченных от партий - финансовых, региональных, доверенных лиц кандидатов, - это еще миллион. В целом почти три миллиона человек получится.

А ведь есть еще и система ГАС "Выборы". Это 2747 терминалов в 86 субъектах Федерации. Еще 2100 комплексов обработки избирательных бюллетеней, 5 комплексов электронного голосования. С ними тоже люди работают.

Председатель Центризбиркома Владимир Чуров - о том, во что обойдутся выборы-2007

Власть Работа власти Внутренняя политика Госфонды и контрольные органы ЦИК Деловой завтрак