Новости

Российские радикалы, отказываясь признавать даже очевидные достижения нынешней власти, постоянно твердят: "Ей просто повезло с нефтью". Наверное, отчасти это так. Но более всего правящему сословию повезло с оппозицией. Такой немощной, дезорганизованной, раздираемой распрями оппозиции за весь постсоветский период в стране еще не было. Прошедшая на днях в Москве вторая конференция коалиции "Другая Россия" вновь подтвердила полную неспособность "несогласных" достигнуть согласия хотя бы между собой.

Коалиция окончательно развалилась. Причем совершенно самостоятельно, без всякой "подмоги" со стороны властей.

Почему участники коалиции разбежались в разные стороны? Банальный конфликт амбиций: не смогли договориться о процедуре выдвижения единого кандидата в президенты. Предполагалось, что региональные конференции "Другой России" выдвинут своих кандидатов, а затем съезд с участием тысячи человек выберет одного. Такой порядок, по некоторым сведениям, категорически не устроил Михаила Касьянова. И прежде всего - непредсказуемостью голосования. Бывший премьер продолжает пребывать в убеждении, что единым кандидатом от оппозиции может быть только он и никто другой. Но публичный кастинг на роль вождя еще год назад принес Касьянову отрицательный результат. Ни правые, ни левые не увидели в нем консолидатора. Таковым, как мы можем догадываться, считает себя Гарри Каспаров, совершенно уверенный, что уж он-то на съезде выиграет "праймериз". Короче, при всех своих разногласиях оба лидера в определенном смысле имеют одну цель - удовлетворение личных амбиций. В ряду причин, приведших "Другую Россию" к развалу, эта не последняя. Основная же состоит в том, что "противоестественный союз интеллигентов с погромщиками" (по выражению одного из лидеров СПС) не мог быть долговечным.

Однако ситуация любопытная. Имя президентского "сменщика" еще не названо, зато список оппозиционных кандидатов в президенты день ото дня прирастает. Вообще-то заранее - почти за год до выборов - оповещать о намерении баллотироваться на президентский пост в России не то что бы не принято, просто очень рискованно. Такой кандидат даже до регистрации может не дотянуть - сгорит в плотных слоях политической атмосферы. Поэтому власть пока не хочет (да и не может, поскольку сама не определилась) обнародовать имя кандидата. Избегает фальстарта.

Иное дело - оппозиция. Ей терять нечего. Ни один из ее кандидатов о победе и не мечтает, а результат внутривидовой борьбы (кто больше соберет голосов - Касьянов или Явлинский) по своей важности не поднимется выше социологического опроса. Засветиться месяцем раньше, месяцем позже - в принципе разницы никакой. Российское общество не считает оппозицию влиятельной силой. Да и не нуждается в ней. По данным социологов, почти половина опрошенных полагает, что оппозиция не нужна. Лишь менее трети населения признает за ней право вырабатывать альтернативный курс и занимать командные высоты. Впрочем, сама оппозиция до сих пор не дала повода относиться к себе иначе. За пятнадцать с лишним лет постсоветской истории она ни разу не приходила к власти. Сегодня уже никто не рассматривает СПС или КПРФ как демократический или коммунистический авангард. Судьба обеих этих партий, отмеченных печатью неуспеха, у сторонников той и другой может вызывать сочувствие, но никак не желание еще раз довериться им.

К примеру, Геннадий Зюганов говорил, что "в партии наблюдаются две тенденции - те, кто готов строиться под Путина, и те, кто готов противостоять проводимой в стране политике либеральной диктатуры". Но сам же Зюганов образцово олицетворял обе тенденции. Это он только то и делал, что одновременно и "строился", и "противостоял". То же самое и "Союз правых сил". Его лидеры, одолеваемые внутренним борением, душили в себе поочередно то "радикалов", то "соглашателей", и все никак не могли определить своего отношения к власти (не в силах сделать это и теперь: недавний разгон Московского городского отделения партии федеральным политсоветом - продолжение застарелых дискуссий в СПС). Точно так же и "Яблоко" с его неоднократными попытками "договориться" с властью.

Кто-то, возможно, надеялся, что "Союз правых сил" и "Яблоко" примут хотя бы символическое участие в "Марше несогласных". Но нет. Лидеры обеих партий заявили, что остаются приверженцами парламентских и конституционных методов борьбы. "Чаяния тех, кто хотят нас столкнуть в сторону непарламентского, неконституционного поля, не увенчаются успехом. Мы все-таки в другом формате работаем", - объяснил глава СПС Никита Белых. Примерно в том же духе высказался и лидер "Яблока" Григорий Явлинский: "Мы считаем, что оппозиция должна не только кричать "Долой!", но и формулировать позитивную программу. А у "Другой России" мы позитивной программы не видим. Тем более такой, в которой мы могли бы участвовать".

Стремление СПС и "Яблока" держаться подальше от "Другой России" вполне понятно. Обе партии хотят сохранить респектабельность и не теряют надежды пройти в Госдуму. Обе отказались от идеологических лозунгов, стали говорить о прозе жизни, адресуясь к конкретной аудитории. Да и вообще не стоит думать, будто неудачи демократов совершенно фатальны и обусловлены исключительно происками противников, гнетом административного ресурса и

т.п. Никита Белых и Григорий Явлинский хоть и нечасто, но все же появляются на телеэкране. Даже, помнится, были приглашены в Ново-Огарево, где президент совещался с представителями различных политических сил о противодействии экстремизму и где предложения обоих демократических лидеров были со вниманием выслушаны.

Как бы то ни было, участие представителей оппозиции в президентской гонке вовсе не исключено (да никто и не говорит, что оно исключается). Действительно, нужен единый кандидат. Да, этот кандидат не сможет соперничать с президентским в "конкурсной программе". Но общество вправе рассчитывать хотя бы на "показательное выступление" с кандидатом от власти. Требуется показать альтернативу. Показать, что страну населяют не только сторонники партии власти, ныне составляющие большинство. Что есть и другие люди, чей общественный запрос способны выразить Явлинский, Белых, Рыжков, Геращенко - любая символическая фигура, неважно, с каким рейтингом.

Разговоры о том, что единый кандидат от оппозиции будет сразу отсеян и едва ли пройдет регистрацию, на мой взгляд, преждевременны. Потому что в таком "показательном выступлении" по-своему заинтересована и власть. Бояться соперничества с кем бы то ни было ей совершенно нечего. А вот чтобы в выборах принял участие протестный электорат - это для нее важно. Это повысит легитимность выборов в глазах страны и мира. Только в отличие от оппозиционеров, не рассчитывающих на призы, для власти тут небезразличен именно результат. Он тоже станет показательным: по данным "Левада-центра", пока только 6 процентов россиян готовы проголосовать за оппозиционного кандидата. Если этот прогноз оправдается, стране и миру будет наглядно продемонстрировано, чего стоят, согласно итогам голосования, российские "возмутители спокойствия" и какова на деле их народная поддержка. Так что обеспечить избирателей полным набором альтернатив, включая и протестную, - в этом желания власти и общества, мне кажется, полностью совпадают.

Власть Работа власти Внутренняя политика Колонка Валерия Выжутовича