24.07.2007 03:00
    Рубрика:

    Российские бизнесмены не оставят Англию из-за "дела Литвиненко"

    Те, кто следит за российско-британскими отношениями, прекрасно помнят, что они всегда развивались "по синусоиде": от очень близких этапов до серьезного охлаждения. Тем не менее радикально на экономике это не сказывалось. Как торговали, так и торгуем.

    Да, в политической сфере сегодня мы подходим к тому, что можно назвать мягкой "холодной войной". Уж больно серьезна реакция британских властей на "дело Литвиненко". Понять их можно. Новому премьер-министру, министру иностранных дел необходимо продемонстрировать, что они беспокоятся о своем народе. Россиянин, получивший британское гражданство, погиб на территории страны, как англичанам кажется, от рук гражданина России. Это большой скандал. Однако, смею предположить, что если бы в Великобритании не произошла смена власти, реакция была бы не такой острой. Хотя бы потому, что не надо доказывать народу свою политическую лояльность. Но что произошло, то произошло. У российской стороны есть справедливые встречные ответы. Оставим это политикам. И поговорим об экономике.

    Последние дни я внимательно следил и за английской, и за российской прессой. С точки зрения простого англичанина, тем более бизнесмена, этот скандал начинает немного отходить на второй план. Кроме того, большинство высказываний с российской стороны весьма осторожны, и самым сдержанным было высказывание президента Путина, который назвал ситуацию "мини-кризисом". И слово "мини" здесь очень важно.

    Что касается бизнеса, то у нас сложились замечательные отношения между Российским союзом промышленников и предпринимателей и Конфедерацией британской промышленности. Активно действует Российско-Британская торговая палата. И все руководители этих организаций, которых мне удалось опросить, настойчиво выступают за то, чтобы политический скандал, во-первых, не раздувался, а во-вторых, безусловно, был бы делом политиков без каких-либо последствий для экономики. Англичане, которые работают со мной бок о бок в инвестиционном банке, не чувствуют на себе никакого давления и абсолютно спокойны. Мои коллеги, с которыми мы поддерживаем многолетние связи в филиале Внешторгбанка в Лондоне, в российских компаниях, тоже не склонны переоценивать этот кризис.

    Тем не менее в России некоторыми аналитиками было высказано несколько предположений, что наш бизнес уйдет с Лондонской биржи и вообще охладеет к этой стране.

    Давайте посмотрим, что дает нам экономическое сотрудничество с Великобританией. Во-первых, более 17 миллиардов долларов торгового товарооборота. Довольно значительная сумма. И все признают, что это не потолок. Во-вторых, в России уже сосредоточено более 7 миллиардов накопленных прямых иностранных инвестиций. Но сюда еще не вошли инвестиции в Россию "Бритиш Петролеум". С ними англичане могут с четвертого места переместиться чуть ли не на первое по накопленным прямым иностранным инвестициям. В-третьих, очень значительные суммы, трудно поддающиеся учету, в качестве портфельных инвестиций работают на нашей фондовой бирже. Английские пенсионные фонды, хедж-фонды, страховые компании активно вкладывают деньги в российские акции и облигации через профессиональных брокеров, инвестиционных банкиров. Это тоже очень значительная прибавка в топку отечественной экономики.

    В свою очередь, российский бизнес пользуется финансовыми рынками Англии. Они сейчас наиболее адаптированы к нам, особенно после того, как США ужесточили условия размещения инвестиций на Нью-Йоркской фондовой бирже. И сегодня Лондонская биржа для нас самая привлекательная. Вспомним рекордные IPO "Роснефти" и Внешторгбанка, которые, безусловно, являются нашим экономическим успехом. И это еще не все. Например, по некоторым данным, только в районе Лондона у россиян в собственности около 200 тысяч домовладений. И никто от всего этого отказываться не собирается.

    Опасность развития неблагоприятного сценария, конечно, существует, но, на мой взгляд, только в политике. В мире есть силы, которые хотели бы в панно возможной "холодной войны" с Россией вставить британскую мозаику. Но, думаю, мы сможем этого избежать при традиционном здравом смысле, который присущ и англичанам, и россиянам. Посмотрите, даже намечающийся визовый конфликт пока не имеет практических последствий. Насколько я знаю, оба консульства не получали никаких команд в этом направлении. И, наоборот, говорят о том, что предпринимателям, студентам, деятелям культуры, туристам никаких препятствий чинить не будут. Если мы на этом остановимся, думаю, все будет хорошо. Не первый раз у нас обостряются отношения с соседями, но по крайней мере в экономике всегда верх брал здравый смысл. А теперь еще и обстоятельства таковы, что при всем желании невозможно "перекрыть каналы" между нашими странами. Сегодня бизнес интернационален. Те, кто торгует на западных биржах, имеют офшорные компании, у них есть иностранные представительства. И пока российскому бизнесу выгодно работать в Великобритании, он найдет возможность обойти политические проблемы. А ему это выгодно. Как и британским бизнесменам, у которых есть огромные интересы в российской энергетической, пищевой промышленности, в туризме, на нашем фондовом рынке.

    И вообще опасность, которая угрожает российскому бизнесу за рубежом, во многом преувеличена. Недавно в прессе активно обсуждали, как американцы намерены ужесточить приход иностранных инвестиций в свою страну. И якобы эта "оборона" создается главным образом от россиян и китайцев. Я видел американский закон в предварительной редакции, и, поверьте, ничего драконовского в нем нет. Да, спецслужбы могут при определенных условиях высказывать свое мнение по поводу стратегических приобретений на территории США. Все это случилось после того, как арабы чуть не перекупили у англичан портовое хозяйство Соединенных Штатов. И американцы заволновались, что это может облегчить въезд в страну террористов. Но, заметьте, мы тоже разработали законопроект, который регламентирует приобретение активов по 39 видам стратегических направлений. Иностранцам также придется запрашивать разрешение, и наши спецслужбы будут курировать этот процесс.

    Сегодня в мире отношение к российскому бизнесу такое же, как, например, к чешским, американским, английским, австралийским предпринимателям. Если они приходят, покупают какой-то актив, ведут себя хорошо, их принимают с распростертыми объятиями. Никаких проблем не существует. Но если кто-то ведет себя неправильно, то его чрезмерные аппетиты вводят в нормальное русло. Все страны за этим следят, и никакой предубежденности в таких отношениях нет. Да, последнее время на высоком западном уровне звучат голоса о том, что китайские и российские государственные компании надо внимательно отслеживать, если они будут приобретать активы в Европе. Дескать, за этим могут стоять особые интересы. Такого рода подозрительность существует. Но и Россия тоже отслеживает деятельность иностранных инвесторов. И разве мы можем сказать, что в нашей стране иностранный бизнес чувствует себя изгоем? Нет, конечно. Так что не будем нагнетать страсти там, где их нет.

    ИГОРЬ ЮРГЕНС

    ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОГО СОЮЗА ПРОМЫШЛЕННИКОВ

    И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ