Новости

03.08.2007 03:00
Рубрика: Общество

Сто грамм на орбите

Текст: Николай Новичков (главный редактор информагентства "АРМС-ТАСС") , Наталия Ячменникова
Наши космонавты в полете употребляли только отборный коньяк
Громкий алкогольный скандал вспыхнул недавно в Америке. Выяснилось, что как минимум в двух случаях астронавты отправлялись на орбиту в изрядном подпитии.

Конгресс США даже затеял по этому поводу специальное расследование. У нас в стране к употреблению горячительных напитков традиционно относятся более либерально. Даже если речь идет о космосе.

Вино на высокой орбите

Впрочем, слухи о пьянстве на орбите зачастую сильно преувеличены.

"Во время твоего полета на "Дискавери" была дегустация французского вина?" - спрашиваю я летчика-испытателя и астронавта Патрика Бодри, совершившего в составе интернационального экипажа 7-суточный полет на борту американского шаттла с 17 по 24 июня 1985 года. Патрик улыбается и со вздохом говорит, что нет. В качестве позволяемой к проносу на борт шаттла личной ручной клади астронавтов он взял разлитую в изящные маленькие бутылочки коллекцию французских вин, чтобы на орбите угостить всех семерых членов экипажа национальным достоянием Франции. Но в полете командир шаттла капитан 3 ранга ВМС США Даниэл Бранденстайн запретил французу открывать вино. Так оно и вернулось нераспечатанным на Землю. Потом Бодри передал побывавшую в космосе коллекцию в Музей вин в Бордо, где она хранится по сей день.

Патрик Бодри мечтал совершить полет в составе советско-французского экипажа на борту нашей орбитальной станции, но его мечта так и не воплотилась в действительность. Советское руководство предпочло два раза отправить в космос француза Жан-Лу Кретьена, который побывал на борту сначала станции "Салют-7", а затем "Мир". Но ему хорошо были известны традиции гостеприимства, которым неукоснительно следовали на борту советских орбитальных станций. И можно быть уверенным в том, что Музей вина в Бордо никогда бы не получил в свою коллекцию такой ценный экспонат, как эксклюзивный набор французских вин, побывавших на околоземной орбите.

Секретный соус повышенной крепости

Тему употребления алкоголя в космосе всегда старались обходить.

Хотя в реальности никаких "алкогольных" злоупотреблений у советских космонавтов на орбите не было. Более того, сами медики по поводу умеренного приема алкоголя в космосе имеют свою точку зрения. Положительную. И научно обоснованную.

Один из ведущих ученых Института медико-биологических проблем, отвечавших за подготовку отряда советских космонавтов по медицинской линии, приоткрыл мне в середине 80-х годов завесу "секретности", окружавшую тему употребления алкоголя в космосе.

Наша страна добилась больших успехов в проведении длительных космических полетов. Однако нахождение в ограниченном замкнутом пространстве орбитальной станции двух человек, выполнявших весьма насыщенную программу полета, не могло порой не приводить к конфликтным ситуациям.

"Даже в обычной семейной жизни у тебя периодически возникают разногласия с супругой. Так вы хоть с ней на время можете разойтись по разным комнатам и остыть. А на орбите куда деваться?" - подводил меня к сути проблемы мой собеседник.

"Вот посмотри на этот график. Здесь отражено психологическое состояние экипажа в течение всего полета. По результатам первых длительных орбитальных полетов мы хорошо можем прогнозировать состояние микроклимата на борту и предсказывать те временные интервалы, когда между членами экипажа может произойти "раздрай". Хотя бы в силу того, что двум мужикам просто надоедает круглосуточно видеть друг друга на протяжении долгих месяцев. А тут еще какие-нибудь нестыковки при выполнении заданий c Земли, и пошло-поехало... - улыбается он. - Поэтому за пару дней до даты возможного конфликта нам нужно стабилизировать ситуацию. И мы даем задание экипажу на проведение внеочередной проверки какого-нибудь блока аппаратуры".

"Вы двум "закипающим" на орбите мужикам навешиваете дополнительную работу и считаете, что они за это ЦУПу (Центр управления полетом) скажут спасибо", - не понимаю я.

Однако через минуту все становится понятным. Когда готовили к запуску, например, "Салют-7", в различные ниши бортовой аппаратуры станции на Земле были уложены десятки туб с армянским коньяком 25-летней выдержки. Естественно, про места этих "закладок" знал только ограниченный круг лиц, который и давал периодически команды на проведение "внеочередных" проверок того или иного блока. После них кривая на графике, характеризующая нарастание напряженности в отношениях между членами экипажа, стремительно шла вниз.

Были случаи, когда измотанному работой экипажу оператор ЦУПа во время сеанса связи настоятельно рекомендовал использовать во время обеда "Кавказский соус" из 33-го контейнера. Того, что только что прибыл на станцию вместе с очередным "грузовиком". В ответ оператора частенько посылали с орбиты в дальнюю даль... И лишь через несколько сеансов связи в ЦУПе слышалось: "Что же вы так мало "Кавказского соуса" в 33-й контейнер положили!"

Самый звездный коньяк

Зарубежные космонавты, летавшие на станцию "Салют-7" по программе Интеркосмос, рассказывали мне в деталях, как проходили встречи в космосе двух экспедиций, основной и посещения. Обычно советское телевидение, информируя об очередной стыковке пилотируемого космического корабля с орбитальной станцией, показывало следующие кадры: открывается люк стыковочного узла, и в станцию вплывают члены экспедиции посещения, которых радостно встречают местные долгожители. Улыбки, смех, объятия, краткий брифинг на борту, приветы оставшимся на Земле... В действительности же операции после стыковки корабля со станцией и проверки стыковочного узла на герметичность проходили по следующему сценарию.

Основной экипаж при задраенном люке вежливо интересовался, с чем прибыли гости. И когда из корабля по внутренней связи доносилось, что ни с чем, ему также вежливо советовали продолжать полет в таком же состоянии. Для того чтобы люк был открыт, нужен был "пропуск" на станцию. И этот пропуск везли с собой все экспедиции посещения. После некоторых препирательств люк слегка приоткрывался, на станцию вплывала бутылка коньяка и только затем сама экспедиция посещения. Коньяк шел по кругу, и экспедиция посещения "прописывалась" на станции. Ничего этого телезрители, естественно, никогда не видели.

   как вам это

Георгий Гречко,

космонавт,

дважды Герой Советского Союза:

- Не понятно, кому нужна эта шумиха с якобы пьяными астронавтами. Американцы, кстати, относятся к алкоголю гораздо серьезнее, чем мы. У нас в космической аптечке был пластырь перцовый. Кто-то в шутку приклеил на него этикетку от водки-"перцовки". Так американцы шарахались от него, как черт от ладана. Да, коньяк в космосе был. В свое время вопрос - разрешить поставку в космос коньяка или нет - рассматривался даже на заседании коллегии министерства здравоохранения. И академик Газенко сказал: "Там, на орбите, у человека очень тяжелое эмоциональное состояние. Если перед сном ребята выпьют по 5-7 граммов коньяка, чтобы снять напряжение, то я - за". Но чтобы перед каким-нибудь экспериментом, перед стыковкой? Никогда такого не было!

У нас на борту, к примеру, имелась туба со 125-ю граммами коньяка, на которой было написано "кофе". Кто ее положил, не знаю. Но что она есть, нам сообщили к какому-то празднику. По-моему, это был Новый год. Тогда к нам прилетели ребята, на борту находились два экипажа - четыре человека. Даже если бы эту несчастную тубу мы выпили залпом, то, посчитайте, сколько бы пришлось на каждого. Но и без того "запас" растягивался на дни и месяцы.

У нас нет такого закона, чтобы за 12 часов до полета пиво не пить. А у американцев есть. Зато у нас строжайший медицинский контроль. И если даже вдруг "запашок", меня ж немедленно отстранят не только от полета, но и от тренировки. И полетит дублер. А я готовился столько лет. Для чего, чтобы из-за бутылки пива остаться на Земле или чтобы вообще убрали из отряда?.. Полная чушь.

   советы

Как выпивать в космосе

Как объяснял мне летчик-космонавт Владимир Ремек, совершивший свой полет с Алексеем Губаревым 2-10 марта 1978 года на борт станции "Салют-6", пить в космосе надо так. Откупоренная бутылка прикладывается ко рту и затем делается резкое движение головой назад. Получив импульс ускорения, часть жидкости из горлышка бутылки поступает в рот, после чего само горлышко затыкается пальцем и бутылка передается другому космонавту. При этом, естественно, некоторые капельки алкоголя успевают просочиться из горлышка наружу и повисают прямо перед губами. Также естественно, что ни одна капля на борту не пропадает, все они тщательнейшим образом собираются ртом.