Новости

07.08.2007 03:00
Рубрика: Общество

Поклонный крест

До Москвы дошел крестный ход из Соловков в память о "большом терроре"
Вчера до Москвы дошел речной крестный ход "Соловки - Бутово", приуроченный к 70-летию начала в 1937 году "большого террора".

Соловки и Бутово - две русские Голгофы. На Соловках размещался знаменитый СЛОН, лагерь особого назначения, а Бутовский полигон - крупнейшее место массовых расстрелов и захоронений жертв политических репрессий первой половины ХХ столетия. Только в период с августа 1937 года по октябрь 1938 года здесь были расстреляны и захоронены более 20,76 тысячи человек. Около тысячи из них приняли мученическую смерть за исповедование православной веры, 323 причислены к лику святых. Крестный ход, состоявшийся по благословению Патриарха, - дань их памяти.

Баржа в составе крестного хода доставила из Соловецкого монастыря в Москву 12-метровый деревянный Поклонный крест, который будет установлен сегодня на Бутовском полигоне.

По словам настоятеля храма Новомучеников и Исповедников российских в Бутове священника Кирилла Каледы, когда крестный ход шел по каналам, прорытым в том числе руками репрессированных, "ощущение трагизма и жертвы, которая была принесена, было очень глубоко". Со шлюза на Беломоро-Балтийском канале на баржу и сопровождающий ее теплоход стали сыпаться цветы, их приносили жители окрестных поселков. Очень торжественно крестный ход встретили в Дмитрове, а рядом, в поселке Веденево, к прибытию крестного хода за месяц построили часовню в честь Новомучеников и Исповедников российских.

В Москве на Бутовском полигоне, где крестный ход завершается, массовые расстрелы начались 8 августа, поэтому завтра, в 70-ю годовщину начала расстрелов, перед Поклонным крестом с Соловков будет совершено заупокойное богослужение.

Представитель Русской православной церкви за границей епископ Женевский и Западноевропейский Михаил на пресс-конференции на теплоходе "Кармел", сопровождающем речной крестный ход по столице, подчеркнул, что "по воле Божией одни русские люди проливали свою кровь за Христа в России, другие - оказались вытолкнуты и страдали на чужбине. А этот крестный ход все соединяет в одно".

Мы дозвонились Александру Даниэлю, сыну известного писателя Юлия Даниэля, члену правления общества "Мемориал", который традиционные дни памяти встречает на Соловках, где ожидаются возложения цветов к Поклонному кресту и "круглый стол" на тему "юбилея" трагедий.

Российская газета | Александр Юльевич, какие бы еще места кроме Соловков и Бутово вы бы назвали "нашими Голгофами"?

Александр Даниэль | Соловки и Бутово - очень важные для нашей памяти места. На Соловках начинался ГУЛАГ, здесь разворачивался первый этап становления механизма репрессий. Бутово - один из крупнейших расстрельных полигонов в стране. Но таких мест в России сотни. Позавчера мы провели Международный день памяти жертв "большого террора" в урочище Сандормох в Карелии. В этом урочище под городом Медвежьегорском мы разыскали расстрельный полигон, одним из знаменитых трагедий которого стал расстрел осенью 1937-го так называемого "соловецкого этапа" - 1111 заключенных соловецкой тюрьмы. Из найденных мест захоронения расстрелянных напомню о подмосковной "Коммунарке", о Левашовской пустоши и Ковалевском лесе под Санкт- Петербургом, о 12-м километре Московского тракта под Екатеринбургом... И это только мемориальные кладбища жертв казней, а есть еще жертвы лагерей.

РГ | Чем отличался "большой террор" от предыдущих репрессивных мер?

Даниэль | Жестокостью - очень высокий процент расстрелов среди иных наказаний. Масштабами, непревзойденными ни в каких других репрессивных кампаниях, за исключением разве что "коллективизации", хотя расстрелов там было меньше. И чудовищной планомерностью - "большой террор" был организован как плановая кампания, очень подробно расписывался и постоянно контролировался.

Общество Ежедневник Образ жизни Общество История