Новости

09.08.2007 01:00
Рубрика: Общество

Вспомнить всех поименно

Страницы военной истории должны быть без "белых пятен"
Захоронения времен Великой Отечественной войны находятся в 49 странах мира. Как вернуть тем, кто лежит в безымянных могилах, их имена? Созданы многочисленные военно-мемориальные отделы в Вооруженных силах, в добровольном поисковом движении участвуют тысячи людей. Но вместе с тем каждый "полевой" сезон приносит множество вопросов, находят неизвестные могилы, неопознанные воинские останки. Как консолидировать усилия, чтобы закрыть, наконец, трагическую страницу нашей истории? Эту проблему обсуждали недавно участники "круглого стола", организованного в рамках семинара для представителей белорусских и российских СМИ "Общее историческое прошлое народов Беларуси и России", проходившего в Минске.

- Мы до сих пор до конца не представляем, сколько на территории европейских стран кладбищ и военных захоронений, - сообщил начальник Военно-мемориального центра Вооруженных сил Российской Федерации Александр Кирилин. - Да что там, до конца не знаем, сколько их на территории Российской Федерации!

В 1991 году решено было провести полную паспортизацию всех захоронений военной поры по всей Европе. Но Советский Союз развалился, и работа эта застопорилась.

- На сегодняшний день паспортизация проведена на 65, максимум 70 процентов, - сообщил Александр Кирилин. - Беларусь, подчеркну, единственная страна, в которой эта работа проведена полностью. В странах дальнего зарубежья эту работу проводят консульские учреждения, военные атташе. Всего, по всем странам, паспортизирована 31 тысяча захоронений, в которых покоятся останки более 5 миллионов солдат. К большому нашему стыду 75 процентов, а местами до 90 процентов погибших лежат до сих пор как неизвестные солдаты.

Во время войны места для захоронений не слишком выбирали: большие госпитальные и санитарные кладбища, одиночные и братские могилы встречались в пахотных полях, на обочинах. В белорусской деревне Борки Бешенковичского района, к примеру, до сих пор военные могилы стоят в деревенских огородах: немцы тогда разрешили лишь присыпать землей односельчан, убитых прямо в собственных дворах. Сельские жители решили прах не беспокоить: так и ухаживают за могилами более 60 лет, не выходя, что называется, со двора. Но этот случай- скорее исключение. С 1947 по 1952 год по всей стране были организованы массовые перезахоронения военных могил. Делали это быстро. И далеко не всегда обращались к архивным данным, чтобы установить, кто захоронен в конкретных могилах. Дисциплина ведь в советских войсках была строгой. И даже несмотря на военную неразбериху, каждый командир отчитывался обо всех погибших в донесениях о безвозвратных потерях. Более того, к отчету обычно прилагалась и схема расположения могил павших, зарисованная на карте или от руки, но с обязательной привязкой к местности. Конечно, в период боевых действий устанавливать постоянные мемориальные знаки на месте захоронений не могли, а фанерные обелиски через несколько лет разрушались и исчезали. Во время перезахоронений с донесениями о безвозвратных потерях никто не сверялся. Количество безымянных могил, увы, множилось в геометрической прогрессии.

- В 2003 году президент России Владимир Путин поручил минобороны создать обобщенный электронный банк данных погибших в период ВОВ, - рассказывает Александр Кирилин. - Сказать, что эту работу можно выполнить на 100 процентов, - ввести в заблуждение. Особенно если речь идет о битвах начала войны, когда потери были столь массовыми, что бойцов не хоронили. Позже это делали местные жители, под дулами немецких автоматов. Имена тех, кто упокоен в этих братских могилах, вряд ли когда-нибудь будут установлены. Куда обиднее, что невозможно установить многих погибших в наступательных, освободительных операциях.

На "круглом столе" обсуждались и вопросы взаимодействия между специалистами наших стран. Беларусь одна из первых создала поисковый батальон и управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн в структуре минобороны. Но вместе с тем белорусские специалисты неоднократно признавались, что у россиян поисковые работы общественных объединений имеют более давние традиции.

- В полевых поисковых работах мы регулярно работаем вместе с российскими специалистами, сверяем законодательную базу наших стран в этих вопросах, - отметил во время своего выступления полковник Виктор Шумский, начальник управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Минобороны Беларуси. - Здесь сотрудничество должно только крепнуть. Мы тоже проводим огромную работу по созданию банка данных погибших во Второй мировой. Коллеги-россияне передали часть наработок по банку данных, мы провели сверку с имеющейся информацией.

Но не только павшие в боях лежат до сих пор в безымянных могилах.

- Недавно была предпринята первая в мире попытка объединить в единую базу данных немецкие, российские, белорусские и украинские архивы по военнопленным, погибшим в немецких лагерях, - сообщил Валерий Надтачаев, начальник Центра информации и общественных связей КГБ Беларуси, - и у этой работы уже есть реальные результаты. К примеру в Могилеве семье были выданы свидетельства о смерти родителей, считавшихся все эти годы пропавшими без вести.

Общество История