Новости

05.09.2007 05:00
Рубрика: Экономика

Рыба против мяса

Андрей Крайний считает, что новое рыбное ведомство, не подотчетное минсельхозу, будет образовано до 2008 года

- Все будет отлично, рыбы у нас в России точно будет больше, - заявил глава Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний на пресс-конференции вчера в Москве.

Он оценил как "интересное, не для галочки" обсуждение проблем рыбной отрасли, которое состоялось в минувшую пятницу на расширенном заседании Госсовета. Но при этом заметил, что некоторые полученные поручения, возможно, не будут выполнены до нового года. В частности те, которые требуют межведомственных согласований.

Андрей Крайний сравнительно недавно назначен на пост руководителя Росрыболовства, и поэтому еще может позволить себе откровенно рассказывать о действительном положении дел в рыболовстве. А оно, очевидно, устрашающее. Характерная подробность - практически ни одной официальной или полуофициальной цифре нельзя верить. Минтай, например, составляет почти треть совокупного улова российских рыбаков. Его по документам добывают 1 миллион тонн в год. Но, по оценкам Андрея Крайнего, еще 1,5 миллиона тонн вычерпывают из морей незаконно. Камчатского краба добывают в семь раз больше, чем позволяет квота.

Запреты не действуют. Летом этого года минсельхоз приказом запретил вывозить за рубеж живого камчатского краба. Японских покупателей интересуют в первую очередь самки. Так что речь идет не просто о том, что мясо краба идет за рубеж - это, может, и неплохо. Но в то время, когда наши запасы камчатских крабов хищнически уничтожаются, в Стране восходящего солнца упорно занимаются воспроизводством этого объекта лова. И через непродолжительное время уже не мы, а наши соседи могут стать важным поставщиком крабового мяса на мировой рынок.

После введения запрета цены на этот товар в Японии взлетели, но только на месяц. Потом выяснилось, что есть запрет, но есть и наш живой краб в Японии. Причем в прежних количествах.

Браконьеры остаются безнаказанными. Но среди них наряду с убежденными флибустьерами большую долю составляют и нарушители поневоле. На место 5-7 крупных компаний, которые занимались промышленным рыболовством в СССР, пришли в последние годы десятки мелких предприятий. Каждому надо дать квоту на вылов рыбы. В результате часто получается так, что рыбаки получают разрешение на вылов, например, 30 тысяч тонн рыбы, а экономически эффективным выход в море становится при улове не менее 100 тысяч тонн. Естественно, в убыток себе никто не работает.

Положение обостряется еще и тем, что 70-80 процентов российских рыболовных судов практически выработали свой ресурс. Некоторые работают на солярке, а это в принципе не выгодно. Затраты на топливо в себестоимости рыбы и так составляют 60-70 процентов.

Мелкие компании не в состоянии обновлять свой флот, строить современные суда. И для того, чтобы покрыть расходы на содержание своих плавучих развалин, идут на дополнительные переловы.

Те суда, которые в советское время были построены за границей, вынуждены там и ремонтироваться - в России кончились запасные части для них. Как только такой пароход после ремонта заходит в родной порт, цена зарубежных запчастей облагается налогом на добавленную стоимость. В результате и по этой причине тоже рыбаки не выгружают рыбу на российский берег. Более сорока процентов судов мурманского порта вообще никогда не заходят к себе домой.

Ну и бесчисленные проверки в портах, о которых много говорилось в последнее время, тоже отвращают рыбаков от родных берегов. Андрей Крайний привел любопытную цифру: за год в том же мурманском порту проверяющие изъяли для проведения экспертизы около двух тонн рыбы. "Судя по всему, она была высокого качества, - заметил руководитель Росрыболовства. - Никто не отравился в контрольных ведомствах".

У Андрея Крайнего есть цель. Он заявляет, что к 2015 году средний россиянин будет съедать 23 килограмма рыбы в год против 12,5 по официальной статистике и 16 - по неофициальной. И есть предложения по решению всех специфических и очень сложных проблем рыбной отрасли. Однако он считает, что в отрасли нет единого центра принятия решений и бесконечные межведомственные согласования тормозят преобразования. С первого дня пребывания на своем посту Андрей Крайний настаивает на необходимости освободить Росрыболовство от опеки минсельхоза и превратить в самостоятельное министерство. Вчера он заявил, что создание этого нового ведомства, по его мнению, возможно уже до нового года.

Этот рубеж упоминается не случайно. Президент страны Владимир Путин на заседании Госсовета потребовал, чтобы глава Росрыболовства отчитался перед ним о проделанной работе именно в этот срок.

Создание министерства рыбной промышленности - это, очевидно, не просто организационная мера. Она открывает возможность для получения рыбаками больших финансовых ресурсов от государства. Сегодня, по словам Андрея Крайнего, рыбаки перечисляют в бюджет в виде налогов и сборов 22 миллиарда рублей ежегодно. А назад получают только 6 миллиардов. "Давайте хотя бы пополам!" - предлагает глава Росрыболовства.

Он напомнил на пресс-конференции, что сельское хозяйство при ощутимой господдержке произвело в прошлом году 5,2 миллиона тонн мяса (вместе с птицей). А рыбаки без всякой помощи поймали 3,3 миллиона тонн белковых продуктов.

"Решение остается за руководством страны, - так Андрей Крайний ответил на вопрос о возможности создания министерства рыбного хозяйства. - Но, думаю, мы на пороге такого решения".

Экономика АПК Правительство Минсельхоз Росрыболовство