Новости

06.09.2007 01:07
Рубрика: Происшествия

Проданная свобода

Угодить в рабство гораздо легче, чем добиться наказания торговца людьми
Последние пять лет жизни Сергей Габерман вспоминает как страшный сон. Все это время он жил рабом, был даже не человеком, а существом, мыкающимся без документов и лишенным элементарных гражданских прав. Он готов был сутками работать, лишь бы хозяева к вечеру дали похлебку.

Западня

Попасть в рабство в нынешнее время не так уж сложно. Это только несведущим кажется, что торговля людьми — не более чем сюжет из приключенческих романов. На самом деле только в Свердловской области ежегодно сотни людей лишают свободы, используя как бесплатную рабочую силу.
Точной статистики преступлений, связанных с работорговлей, к сожалению, до сих пор не существует. Во всяком случае, в правоохранительных органах определенные цифры «преступлений и наказаний» на рабском фронте не дают. Но наверняка они впечатляют.  Ведь не менее 14 статей в Уголовном кодексе РФ относится к понятию работорговли, в том числе похищение человека, использование рабского труда, вовлечение в проституцию, незаконное усыновление.
Сейчас в Нижнем Тагиле проходит судебный процесс по самому громкому преступлению на Урале: на скамье подсудимых банда сутенеров, которые вовлекали в проституцию несовершеннолетних девушек. Девчонок крали прямо на городских улицах. Самых строптивых, тех, кто наотрез отказывался торговать телом, бандиты тут же убивали. Во время следствия в лесной яме оперативники обнаружили тринадцать трупов рабынь.

Поймать жертву

Как пояснил один из следователей, занимающийся преступлениями, которые относятся к сфере работорговли: «Все мы понимаем реальные объемы проблемы, но даже в установленном случае доказать факт эксплуатации очень сложно. Жертвы не хотят доводить дело до судебного разбирательства. Они даже не хотят разговаривать со следователями, потому что боятся расправы».
Сергей Габерман стал жертвой в 2001 году, когда из томской деревни, где проживала его семья, отправился на заработки в областной центр. Скитаться ему было не привыкать: Габерманы долго жили в Казахстане, но вовремя вернулись в Россию, без проблем оформили паспорта и гражданство. Вот только в деревеньке, где осела семья, не было работы. Пришлось сыну начать искать «хлебные» места.
По пути в город случайный попутчик предложил выпить. После первого же стакана Сергей отключился, а очнулся только в Казахстане, в Семипалатинской области. Как его перевезли через границу, остается лишь предполагать, но вряд ли это была случайность, скорее, хорошо спланированная операция.
Казахские степи Сергей помнил с детства, потому, когда его перевозили из одного села в другой дом, кое­как ориентировался. О денежном вознаграждении за труд даже не заикался. Хорошо хоть ему давали относительную свободу — позволяли ночью спать в сарае, а не в яме за решеткой.
За пять лет рабства Сергей намотал по просторам сопредельного государства не менее трех тысяч километров. Где¬то с ним обращались очень жестоко, били за малейшую провинность, где­то принимали почти как члена семьи. Он неоднократно пытался сбежать, но куда без документов и денег. Раба снова ловили и били в наказание. Удача улыбнулась в столице государства — Астане, местная милиция задержала Габермана во время масштабной проверки стройки, на которой он батрачил.
Ни о каком уголовном преследовании хозяина раба и речи не велось. Всех невольников просто отпустили на свободу. Чтобы Сергей смог хотя бы купить себе одежду и обзавестись деньгами, начальник местной налоговой полиции предложил поработать у него дома истопником. Так, оперившись, но без документов, Сергей добрался до границы с Россией.

Пропавшие без вести

— Когда границу пересек, сразу обратился в милицию, — вспоминает Сергей. — Там и узнал, что нахожусь в федеральном розыске. Написал запрос в Москву, что, мол, ищу родственников. Указал имена, даты рождения, о себе рассказал... И тишина! Никто мне так и не ответил.
Ежедневно в регионе фиксируются тысячи фактов безвестного исчезновения людей. По словам руководителя Кризисного центра «Екатерина», ситуация в области выглядит более чем мрачно и с каждым годом ухудшается. С начала 2006 года в области без вести пропавшими числились 3915 человек. Разыскать удалось только 2065. До восьмидесяти процентов попавших в рабство — женщины и девочки, половина из них — несовершеннолетние.
— Значительная часть девушек и женщин попадает в рабство после обращения в так называемые фирмы по трудоустройству, многие из которых действуют нелегально, не имея соответствующих лицензий, — поясняет Надежда Кузина.
Но для того, чтобы решить возникшую проблему, нужны усилия не только правоохранительных структур, но и общественных организаций. В борьбе с торговлей людьми важно не только ловить торговцев, но и создать эффективную систему защиты жертв.

Рука помощи

С этим выводом сейчас полностью согласен Сергей Габерман. Добравшись до Екатеринбурга, Сергей не знал, куда и ткнуться. Он пошел было в органы соцзащиты, но в последний момент решил, что там ему откажутся помогать. Сергею не на что было вернуться в томскую деревню. И он отправился искать работу. Не проработав и трех недель, он оказался в больнице с переломами ног: заснул на родном строительном объекте и выпал из окна.
Как говорят в отделе управления Федеральной миграционной службы России по Свердловской области, на конец августа здесь встали на миграционный учет 129 109 человек, из них работают легально только 69 753 иностранных гражданина. Остальные не желают официально регистрироваться. Был среди них и Сергей Габерман.
Правда, по заверению пресс­секретаря миграционной службы Татьяны Лепешонок, помощь Габерману в оформлении документов уже оказывается. Теперь предстоит найти его родителей: Виктора Яковлевича (год рождения — 1949¬й ) и Валентину Николаевну (1947¬й). Судя по всему, они несколько лет назад эмигрировали в Германию, в город Вальдкирхен, где проживают родственники Габерманов.

P.S.
Когда верстался номер, пришло сообщение, что родители Сергея нашлись и приезжают спасать сына.


Происшествия Преступления Криминал Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург