Новости

10.09.2007 06:00
Рубрика: Экономика

Царицынские труды

Владимир Ресин провел журналистов по восстановленному дворцово-парковому ансамблю президентским маршрутом

В минувшую пятницу глава стройкомплекса первый заммэра Владимир Ресин пригласил столичных журналистов в Царицыно - пройтись по усадьбе тем же самым путем, которым прошел в День города президент РФ Владимир Путин.

"Лучше один раз увидеть", - объяснил он свою затею и пообещал начистоту ответить на все вопросы, если они останутся и после экскурсии.

Напомню: на строительство царской усадьбы императрица Екатерина II пригласила сначала архитектора Василия Баженова. Окончания стройки Екатерина II не дождалась, умерла в 1796 году. Вскоре сын императрицы Павел I, считавший идеи великой матери "пагубными", стройку остановил. Закончил ее Юрий Лужков, поставивший точку в этом долгострое 2 сентября 2007 года.

За что же современники теперь упрекают московские власти? "Не Эрмитаж!" - вынесла приговор одна из участниц экскурсии. "И в самом деле, не Эрмитаж, - согласился Ресин. - Эрмитаж - единственный в России, и второго быть не может. А это - Большой императорский дворец". "Новодел", - возмущались другие. "Но то, что делалось сейчас в процессе возрождения дворца, и не могло быть реконструкцией или реставрацией, - деликатно поясняли музейные работники, так как в этих стенах во время их возведения не было даже штукатурки, не говоря уже об интерьерах. Да и царица тут не жила никогда. Поэтому проделанную работу правильнее назвать довоссозданием".

Не знаю, у кого как, а лично у меня в бело-золотом Екатерининском зале, возле скульптуры императрицы работы Опекушина, спасенной в свое время искусствоведами от попытки распилить мрамор на 40 кусков, который хотели пустить на 40 бюстов Ленина, возникло ощущение, что восемнадцатый век стал ближе. И уж вовсе не лишним выглядит напоминание любимого изречения Екатерины, написанного золотыми буквами над скульптурой: "Власть без доверия народа ничего не значит".

Впрочем, есть в Царицыно и прямой вклад современных архитекторов - например, подземная часть дворца, сооруженная, чтобы разместить гардероб, туалеты, сувенирные киоски. "Это наш ответ Лувру", - смеются музейные работники, напоминая историю стеклянной пирамиды, вызвавшей не меньший скандал во время ее появления над французской сокровищницей.

А Лужкову тем временем говорят: "Лучше оставили бы руины, как они и были", дескать, они ближе к правде истории. "Но, скажем откровенно, - говорил Ресин, - разве долго бы они еще выдержали, руины? Ведь на стенах уже росли деревья, а вся окружающая территория давно превратилась в жуткий бомжатник".

Они решили иначе. И вот Большой императорский дворец восстановлен. В нем 116 комнат, в которых круглый год теперь будут проходить выставки из фондов самых лучших музеев мира. А еще на радость москвичам 1350 гектаров великолепного парка - с трехсотлетними дубами, прудами с чистой водой, красивыми мостиками и веселым фонтаном. 3 тысячи посетителей в Большом дворце каждый день и еще 250 тысяч в парке. Это ли не лучшее свидетельство, кто прав в данном споре?

Экономика Недвижимость Инфраструктура Власть Работа власти Госуправление Культура Арт Архитектура ЦФО