20idei_media20
    11.09.2007 07:00
    Рубрика:

    Нынешний министр финансов попал в разряд долгожителей

    Двести пять лет назад Александр I подписал манифест о создании восьми министерств. Минфин, согласно государеву указу, призван был для пополнения казны и управления расходами.

    Уже в 1803 году был сверстан первый российский бюджет, и сразу выяснилось, что Российская империя живет явно не по средствам. Казенные траты вдвое превышали доходы. И лучшим министром финансов считался тот, кто мог отговорить государя от необоснованных трат и отложить средства на "черный день".

    Потребовалось несколько десятков лет, чтобы найти такого министра - Сергея Витте. На этом посту он находился более 15 лет, успев проводить век девятнадцатый и встретить двадцатый. При Витте минфин получил в свое ведение не только всю внешнюю и внутреннюю торговлю, таможню, промышленность, железные дороги и порты, но и ввел в штат дипломатических агентов, которые поставляли информацию о финансах в мире и вели переговоры по упрочению отношений других стран с Россией.

    В минфине в ту пору работали более 13 тысяч человек. Правда, зарплата чиновников была самой низкой - 1905 рублей в год, в то время как в других ведомствах она доходила до 1982 рублей. Налоги увеличивались год от года. Неуплата каралась строго: в лучшем случае штраф, в худшем - тюрьма. Изменились и таможенные пошлины. Дабы укрепить положение России, Витте предложил ввести двойные тарифы: один в 15 процентов - для стран, предоставивших России права наиболее благоприятствуемой нации, другой, в 30 процентов, - для государств, отказавших России в таком статусе.

    В Советской России приоритет за Арсением Зверевым, единодушно утверждают работники минфина. Работал он в самые непростые для страны времена: с 1937-го по 1960-й. На его долю выпала и война, и период послевоенного восстановления хозяйства. В принципе, говорят в минфине, не меньше заслуг у другого советского министра - Василия Гарбузова (1960-1985 годы).

    А к "смутным временам", как считают финансисты, можно отнести уже новую Россию, когда министры менялись чуть ли не каждый год, иной раз оставались в своем кресле не более полугода. За десять лет - десять министров. Сегодня большинству граждан трудно вспомнить, что пост министра финансов занимали Сергей Дубинин, Борис Федоров, Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Владимир Пансков, Александр Лившиц и другие.

    Алексей Кудрин оказался долгожителем на Ильинке. На пост он заступил в 2000 году. За это время доходы бюджета доросли до семи триллионов рублей, намного превысив расходы. Причем казна имеет и запас "на черный день" в виде Стабфонда. Расплатились по внешним долгам. Стали практически полноправными членами мировой финансовой элиты.

    Правда, проблемы остались. Главная, на которую указывает сам финансовый министр, - недолго нам жить с таким бюджетом, если не преодолеть зависимости российской экономики от нефти и газа. Запустив трехлетний бюджет, минфин дал предостерегающий прогноз. Уже в 2010 году, впервые за последние годы, нам будет нечего копить. Бюджет станет нулевым, то есть количество расходов совпадет с доходами. И возникнет очередная проблема, которая коснется пенсионеров не только нынешних, но и будущих, - как обеспечить себе старость. А для того чтобы люди смогли сориентироваться в новых условиях, минфин предложил систему ликвидации финансовой безграмотности. Чтобы россияне, как и на Западе, смогли бы не только рассчитывать на те крохи, которые им платит государство, но и зарабатывали бы пенсии себе сами.

    прямая речь

    Если бы министром снова был я

    На вопрос "РГ" отвечают экс-главы минфина

    Редакция газеты обратилась к бывшим министрам финансов России с просьбой ответить на вопрос: "А что бы вы делали сегодня, вновь оказавшись в кабинете на Ильинке?"

    Борис Федоров, министр финансов в 1990 году, 1993-1994 годах, ныне руководитель "ОФГ-Инвест":

    - Нынешнюю финансовую политику страны оцениваю положительно. Несмотря на рекордные доходы, линия на жесткую финансовую политику выдерживается. В основном решены вопросы внешнего и внутреннего долга, нет перекосов в политике валютного курса. Мне кажется, что все основные функции минфина реализуются правильно. Лично я бы сделал упор на дальнейшее упрощение налоговой системы, на повышение эффективности государственных инвестиций, дальнейшее развитие финансовых рынков, а также на создание единого надзорного органа для финансовых и банковских институтов, чтобы Центробанк занялся, наконец, денежно-кредитной политикой, до которой у него сейчас "руки не доходят". Это в целом означало бы расширение функций минфина за пределы узко понимаемой финансовой политики.

    Александр Лившиц, министр финансов в 1996-1997 годах, ныне заместитель гендиректора компании "Российский алюминий":

    - Минфин в целом ведет разумную политику. Будь я на месте Алексея Кудрина, делал бы то же самое. Перечень советов таков. Увеличить объем Стабфонда. Почаще говорить "нет" тем, кто требует увеличения расходов. Наконец подумать о том, чтобы появиться на рынке с небольшим займом бондов. Дело не в бюджете. Он и так хорош. Только рынок даст представление о том, как оценивают Россию, какой у нее на самом деле рейтинг. В остальном все идет нормально.

    Анатолий Чубайс, министр финансов в 1997 году, ныне председатель правления РАО "ЕЭС России":

    - Крайне не люблю входить дважды в одну воду. Да и, честно говоря, сегодня можно только порадоваться уровню профессионализма команды минфина во главе с Алексеем Кудриным. Главное, за что отвечает минфин - бюджетная политика и макроэкономическая стабильность, - одно из основных достижений российской власти за последние восемь лет. Укрепляющийся бюджет на фоне стабильно снижающейся инфляции, превращение рубля в свободно конвертируемую валюту, сделали Алексея Кудрина одним из самых авторитетных министров финансов в мировом профессиональном сообществе. Так что мне остается только искренне пожелать им успехов.

    Егор Гайдар, министр финансов в 1992 году, ныне директор Института экономики переходного периода:

    - Отмечу, что после быстрого роста цен на нефть, начавшегося несколько лет назад, перед финансовыми властями встала очень трудная задача: не принимать на себя тех обязательств, которые могут оказаться невыполнимыми в долгосрочной перспективе, учитывая огромную зависимость бюджета от мировой конъюнктуры нефтяных цен. И минфин во главе с Кудриным, на мой взгляд, проводит в этом отношении ответственную политику. Я бы предпочел, чтобы она была еще более ответственной, но в то же время понимаю, что этого не позволяют сделать реалии современной жизни.