Новости

13.09.2007 08:00
Рубрика: Происшествия

О терроризме и его корнях, стволах и кронах

Очередная годовщина американской трагедии 11 сентября вновь, уже в шестой раз, привлекла внимание мирового общественного мнения к проблеме терроризма. С неизменным выводом: за истекшие годы эффективность тотальной борьбы с терроризмом отнюдь не возросла, несмотря на одобренные за это время тома законов, двусторонних и многосторонних договоров, конвенций, заявлений и других документов.

Действительно, террористическую угрозу не сняли и даже не снизили ни "совместные усилия" спецслужб практически всех стран, более озабоченных конкуренцией друг с другом, чем сотрудничеством, ни широкомасштабные военные операции.

Достаточно взглянуть на результативность "глобальной войны с террором", которую через два дня после атак на башни-близнецы объявил президент Буш. Началась она, правда, с почти блестящего блицкрига в Афганистане против "Талибана", за два месяца выбитого из Кабула. А затем...

Когда-то, после взятия войсками Великобритании Кабула, герцог Веллингтон заметил, что "трудности начинаются после достижения военного успеха". Под этими словами могли бы подписаться и советские политические лидеры, затеявшие в свое время авантюру в Афганистане. Но история учит тому, что она ничему не учит. Вот теперь еще и американцы, впав в эйфорию от победы, поспешили переключиться на Ирак, фактически предоставив Афганистан самому себе, в состоянии политической неразберихи и экономической зависимости от наркоторговли.

В Ираке же, как считает, к примеру, отставной британский генерал Майкл Роуз, некогда возглавлявший войска ООН в Боснии, "политика военного вторжения, которую проводит президент Буш, вылилась в усиление нестабильности и еще большее распространение террористического насилия в мире". Хуже того, многие мусульмане поверили исламистской пропаганде, утверждающей, что христиане объявили войну не терроризму, а именно исламу, что, естественно, облегчает рекрутирование все новых и новых боевиков.

Однако в любом случае, пусть даже вооруженный поход против терроризма велся бы максимально разумно, речь идет о борьбе со следствием, а не с причинами - с плодами все более распускающего свою крону и, главное, корни древа.

На каких же удобрениях оно взросло?

Принято считать, что секрет кроется в социально-экономической сфере: это либо глобальная проблема бедного Юга и богатого Севера, либо локальная проблема экономического упадка и безработицы. Помню, как в годы перестройки и пустых полок продмагов вспыхнувший тогда межнациональный конфликт в Нагорном Карабахе, превратившийся после распада СССР в межгосударственный предлагалось уладить по примитивной схеме: "Накормите людей, и все будет в порядке!" Не вышло.

Более того, подобный "экономизм" применительно к международному терроризму и его национальным проявлениям становится своего рода оправданием насилия и даже поощрением терроризма: мол, раз мы бедные и отверженные, что нам остается делать, как не бороться доступными методами с богатыми и сильными?

Однако многие исследования утверждают обратное. Так, Алан Крюгер из Принстонского университета и Джитка Малечкова из университета Чарльза полагают, что связь между уровнем бедности и уровнем образования населения и его вовлеченностью в террористические атаки весьма невелика. Напротив, богатые и образованные люди чаще становятся террористами, чем их бедные и малограмотные соплеменники.

Авторы объясняют это тем, что более образованные люди из обеспеченных семей чаще склонны участвовать в политической жизни, поскольку политическая активность требует определенного уровня заинтересованности, знаний и готовности тратить силы и время в защиту своих идеалов. У необразованных и бедных на подобные занятия просто не хватает сил, средств и времени. Кроме того, международные террористические организации отдают предпочтение более образованным лицам из высшего и среднего класса, так как им намного легче проникнуть в новую среду, создать сеть сторонников и осуществить теракт.

К схожему выводу приходит американский профессор Чарльз Рассел, который проанализировал биографии более 350 человек, принявших участие в террористических актах в Латинской Америке, Европе, Азии и на Ближнем Востоке с 1966 по 1976 годы. Так вот, две трети участников террористического подполья имели высшее образование и даже научные степени!

Кстати, как же должны были удивиться жители саудовской провинции Абха, когда узнали, что их земляков (целых 15 человек из 19, совершивших теракты 11 сентября) иностранные комментаторы-"экономисты" объявили выразителями протеста бедняков. Они-то точно знают, что все 15 человек - выходцы из богатых и очень богатых семей.

Удивительно, но примерно такая же картина складывается и в России. Вспомним хотя бы события октября 2005 года в Кабардино-Балкарии. Судя по попавшим в прессу данным, в нападении на Нальчик участвовало немало вполне благополучных молодых людей, часть которых даже оставила на время операции свой бизнес в разных городах России. Среди подозреваемых, скажем, - помощник московского адвоката или совладелец аптеки...

Обзор работ, посвященных поискам корней терроризма, приводит нас к еще одной группе исследователей, считающих, что террористы чаще всего появляются в странах, где существуют серьезные проблемы в области гражданских прав и свобод. То есть корни терроризма лежат скорее всего в политической, а не в экономической плоскости.

Такого мнения, к примеру, придерживается Альберто Абади из Гарвардского университета. По его словам (и наблюдениям), для бедных стран риск террористических атак невысок, а уровень политической свободы имеет значительно более сильную, хотя и неоднозначную связь с риском возникновения террористических очагов. Ученый указывает на то, что страны со средним уровнем политической свободы чаще сталкиваются с проявлениями террористической деятельности, чем страны с высоким уровнем свободы или страны, в которых правят авторитарные или тоталитарные режимы. Кроме того, как показывает опыт Ирака, а до этого России и Испании, переходный период от авторитарного режима к демократии может сопровождаться ростом террористической активности.

Плохо изучены и психологические причины, побуждающие людей вступать на путь терроризма. Думаю, одна из них - неспособность значительной части мира встроиться в новое, постиндустриальное информационное общество, базирующееся на сумасшедшем (по скорости) технологическом прогрессе. Отсюда и восприятие окружающего мира как чуждого и несправедливого.

Понятное дело, политикам, принимающим решения, проще не выходить за рамки весьма примитивных объяснений и обещаний построить школу или больницу, создать новые рабочие места, чтобы покончить с терроризмом. Разбираться в корневых причинах распространения терроризма у них нет ни времени, ни желания. Но тогда через год мы опять будем отмечать очередную годовщину 11 сентября теми же речами, что и сегодня. Если, конечно, не произойдет еще что-нибудь страшное...

Происшествия Терроризм Мировой терроризм Колонка Виталия Дымарского
Добавьте RG.RU 
в избранные источники