Новости

19.09.2007 04:00
Рубрика: Экономика

Вчера и сегодня мы - первые. А завтра?

Серия походов атомного ледокола "Россия" летом и осенью 2007 года в Арктику с научными экспедициями на борту, выполнение комплекса исследований на хребте Ломоносова в Северном Ледовитом океане для получения научных данных, необходимых при определении внешних границ континентального шельфа России, богатого запасами нефти и газа, а также проводка к Северному полюсу НИС "Академик Федоров" и обеспечение спусков обитаемых аппаратов "Мир" на дно Северного Ледовитого океана обострили внимание всего мирового сообщества к проблеме освоения богатств арктического шельфа, к обеспечению своего присутствия в Арктике.

Международный полярный год стал для наших ученых и моряков Мурманского морского пароходства годом триумфа, важным шагом в работах по подтверждению границ российского арктического шельфа. Россия в очередной раз доказала, что не утратила своих приоритетов в проведении научных исследований в Арктике. Всего лишь один красноречивый пример: с 1977 года, с момента покорения Северного полюса в надводном плавании атомным ледоколом "Арктика", здесь побывало 66 ледоколов и специальных судов ледового класса. Из них - 54 были под советским и российским флагом, 4 раза здесь работал шведский ледокол Оden, 1 раз канадский ледокол Louis S. St Laurent, 3 раза германский Polarstern, 3 раза американские ледоколы Healy и Polar Sea и норвежское буровое судно Vidar Viking. Сравнение в нашу пользу. Количественное. Что касается качества исследований и их значимости для обоснования претензий на дополнительный участок шельфа в 1,2 миллиона квадратных километров, то здесь есть вопросы.

Установка Государственного флага России, уникальные возможности российской ледокольной и подводной исследовательской техники и мужество акванавтов хотя и продемонстрировали всему миру наши возможности, но не будут определяющими в борьбе за арктический шельф. Комиссией ООН по определению границ арктического шельфа и мировым сообществом, особенно странами, претендующими на свой "кусочек" спорного участка арктического шельфа, во внимание эти данные могут быть не приняты.

Доставка образцов грунта с глубины более 4200 метров представляет интерес для океанологов, биологов, но для определения геологической структуры дна осадочные породы не могут быть приняты бесспорно. В 2001 году Комиссия ООН не приняла во внимание образцы породы, доставленные с хребта Менделеева, заявив, что ее могло принести течением с материка. Аналогично может развиваться ситуация и в этот раз.

Как считает заместитель директора Института океанологии РАН Леопольд Лобковский, чтобы доказать, что хребет Ломоносова является продолжением Сибирской платформы, нужно иметь прежде всего данные о глубинном строении, причем на глубине пять-семь километров.

"Решающее доказательство - это вещество, - констатирует ученый. - Но вещество не с поверхности. С поверхности - это осадки. А кора - это под осадками, на глубине, там километры. Поэтому то, что взят грунт с поверхности осадков, не является доказательством того, что это континентальное происхождение".

Для определения кристаллической структуры дна, его глубинного строения необходимо выполнить буровые работы, чтобы по полученному керну сравнить полученные результаты с данными по Сибирской континентальной платформе и предъявить полный рельеф дна вместе с итогами сейсмических исследований.

К сожалению, выполнить ГРР на хребтах Ломоносова и Менделеева Россия не в состоянии по причине отсутствия в стране буровых судов ледового класса. Необходимо уже сейчас озаботиться строительством бурового судна и выделением средств на проведение ГРР на хребтах Ломоносова и Менделеева.

Иностранцы не дремлют

Успешные российские научные экспедиции 2007 года в Арктику подхлестнули к активизации проводимых исследований геологической направленности со стороны США, Канады, Германии, Швеции, Норвегии, Финляндии и ряда других стран.

Вслед за "Академиком Федоровым" и "Россией" к Северному полюсу направилась американская научная экспедиция на шведском ледоколе Оden с целью исследований на хребте Гаккеля. В начале августа в Северный Ледовитый океан с учеными на борту ушел тяжелый американский ледокол Healy. Можно быть уверенными, что аналогичные исследования будут продолжены с использованием самой современной техники и достаточным финансированием из государственного бюджета. По словам премьер-министра Канады Стивена Харпера, действия российских ученых подтвердили для Канады необходимость отстаивать свой суверенитет в Арктическом регионе.

На Западе решения принимают быстро. Президент Джордж Буш призвал сенат США ратифицировать Конвенцию ООН уже в течение текущей сессии конгресса. Он отметил, что это гарантирует защиту суверенных прав США на значительные морские территории, в том числе на находящиеся там ценные природные ресурсы.

Профильный комитет американского сената одобрил выделение средств на развитие программ по изучению Северного Ледовитого океана в тот же день, когда успешно завершились подводные спуски "Миров" на Северном полюсе. В случае принятия данного законопроекта Служба береговой охраны США, которой принадлежат три ледокола, в том числе Healy, получит на свои нужды 8,7 миллиарда долларов США, из которых 100 миллионов долларов США пойдут на обеспечение работы существующих арктических ледоколов. Будут построены и два новых ледокола.

Канада намерена закупить для своего военно-морского флота восемь ледостойких патрульных судов для контроля над своим арктическим шельфом, на что готова выделить 7 миллиардов долларов США. В рамках программы "Канада - в первых рядах" эта северная страна намерена построить три военных ледокола повышенной проходимости, а в октябре отправить к Северному полюсу научную экспедицию.

Активизируются и наши европейские соседи, имеющие огромный опыт строительства ледоколов, судов ледового класса и буровых платформ, необходимых при разработке арктического шельфа. Все это должно насторожить российское руководство, которое только в последние годы озаботилось проблемой отстаивания прав России на арктическом шельфе.

Выход имеется

Государство для выполнения задач геополитического значения должно найти средства для организации полномасштабной экспедиции с выполнением геолого-разведочных работ (ГРР), для создания бурового судна ледового класса, которое станет важнейшим инструментом в проведении исследований. Серьезным шагом на этом пути могло бы стать переоборудование атомного лихтеровоза "Севморпуть" в буровое судно ледового класса. Работу по переоборудованию судна готово в течение 18 месяцев выполнить северодвинское СРЗ "Звездочка". Реален ли такой проект и насколько он важен для России для обеспечения своего присутствия и экономической деятельности в Арктике?

Выход из ситуации предлагает ОАО "Мурманское морское пароходство", имеющее в доверительном управлении атомный лихтеровоз "Севморпуть" и собственное морское судно ледового класса УЛА (1)А2 "Иван Папанин". Суть предложения состоит в переоборудовании атомного лихтеровоза "Севморпуть" и судна ледового класса "Иван Папанин" в ледостойкие буровые суда. Ученые и конструкторы, ознакомившиеся с предпроектными работами, назвали это решение гениальным. Идею поддержали Росимущество, Росморречфлот, минтранс. В раздумьях пока лишь структуры, которые должны быть заинтересованы в этом больше других, - МПР и минэкономразвития.

Сегодня в мире осваивается более 3000 шельфовых месторождений, где ежегодно добывается более 1,1 миллиарда тонн нефти (35 процентов общемирового годового объема добычи) и 850 миллиардов кубических метров газа (32 процента общемирового годового объема добычи). России также крайне необходимо продолжать планомерные нефтегазопоисковые работы на арктическом шельфе, в том числе для получения данных, необходимых для закрепления прав на арктический шельф. К сожалению, в результате свертывания геолого-разведочных работ к 2007 году средняя изученность бурением шельфа Западной Арктики в 20 раз меньше, чем на шельфе Норвегии.

Министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев еще в октябре 2005 года, посетив Мурманск, отметил, что ресурсный потенциал шельфа соизмерим с потенциалом континентальных месторождений. Но темпы вовлечения открытых месторождений в эксплуатацию остаются низкими.

Проект переоборудования атомного лихтеровоза в буровое судно ледового класса обошелся бы дешевле, нежели строительство буровой платформы, он был бы реализован в более сжатые сроки, всего за полтора года, и Россия получила бы уникальный инструмент для работ на шельфе.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. По заказу ОАО "Мурманское морское пароходство" и на его средства ученые и конструкторы ФГУП ЦНИИ имени академика А.Н. Крылова и ЦКБ "Балтсудопроект" выполнили "Проектную проработку переоборудования АЛВ "Севморпуть" в плавучее буровое судно". АЛВ "Севморпуть" был спроектирован и построен как специализированное судно, предназначенное для доставки грузов по Северному морскому пути в районы Крайнего Севера. Начиная с 1994 года лихтеровоз "Севморпуть" использовался для перевозки продукции Норильского комбината на Дудинском направлении. В декабре 2006 года закончилось действие разрешительных документов Российского морского регистра судоходства и полностью использован нормативный энергозапас активной зоны ядерного реактора АЛВ "Севморпуть". Дальнейшая эксплуатация атомного лихтеровоза без проведения дорогостоящего комплекса мероприятий по продлению ресурса атомной энергоустановки и выполнения ремонтных работ невозможна. При этом затраты составят около 330 миллионов рублей. Но, затратив эту сумму, работой лихтеровоз обеспечить будет невозможно. Дело в том, что ОАО "ГМК "Норильский никель" строит собственный флот ледового класса под свою грузовую базу. Альтернатива дальнейшей судьбы у этого судна такова: стоять у стенки причала без работы, принося убытки, либо быть утилизированным, на что необходимо выделение из казны около 1 миллиарда рублей.

Изменение функционального назначения АЛВ "Севморпуть" на арктическое буровое судно позволит продлить срок эксплуатации судна с ядерной энергетической установкой на 15 лет. Атомная энергоустановка обеспечивает полную автономность бурового судна в течение длительного промежутка времени, что в значительной мере сокращает эксплуатационные расходы и увеличивает срок ведения буровых работ в арктической зоне. У России появится инструмент, аналогов которому в мире нет и не будет. Появится возможность бурить в ледовых условиях параметрические, поисково-оценочные, разведочные и эксплуатационные скважины глубиной до 5500 метров, при глубине моря от 50 до 2000 метров. Именно такого судна и не хватает в Арктике.

23 мая 2007 года проект рассматривался на заседании ученого совета исследовательского института им. П.П. Ширшова, на котором проект был одобрен в целом и рекомендован для рассмотрения ученым советом при Морской коллегии РФ.

МПР требует провести экономическое обоснование проекта, а это недешевое занятие, хотя и так понятно: выгода от переоборудования АЛВ "Севморпуть" в буровое судно очевидна. А при стоимости лишь суток аренды ППБУ для бурения скважины в 500 000 долларов США сомнения в выгоде отпадают. К сожалению, на федеральном уровне практических шагов в этом направлении делается немного. Может, мы просто дожидаемся, чтобы шельф отошел к другим странам, а не будет шельфа, не будет и проблем. Так ведь легче и проще жить.

Не стоит забывать, что, согласно прогнозам Совета безопасности России, запасы нефти в РФ к 2030 году могут быть выработаны на 90 процентов и добыча нефти снизится до 120 миллионов тонн в год. Надежда на шельф, и в этом вопросе, наверное, нужно быть поэнергичнее. Сейсморазведка выполняется, но без буровых работ ни подтвердить запасы, ни добывать углеводородное сырье невозможно.

По оценкам экспертов, в 2006 году в геолого-разведочные работы государством было вложено 103 миллиарда рублей. Насколько эффективны были вложения, неизвестно. Однозначно можно отметить, что на арктическом шельфе новых скважин не появилось. А выделив из 103 миллиардов всего 4 процента, Россия получила бы уникальное средство для проведения ГРР в Арктике.

Полумерами в вопросе получения данных для закрепления за Россией арктического шельфа не обойтись. Нужны новые доказательства, основными из которых могут стать лишь результаты бурения.

Последние новости