Новости

Неистовые "наследники" Рериха пытаются учить ученого
Имя Николая Рериха для автора этих строк, как и для большинства моих сограждан, означает примерно одно и то же: великий художник, мыслитель, путешественник, тонкий знаток индийской культуры, создатель философского учения "Живая этика"...  

На этом (плюс-минус нюансы), пожалуй, все. Например, о том, что в 20-е и 30-е годы минувшего века Николай Рерих совместно с американскими коллегами предпринял ряд экспедиций в Центральную Азию, я до недавнего времени не знал - специализируюсь, увы, в другой области. Тем более не знал я, что в ходе этих экспедиций Рерих вынашивал "Великий План" - создать в Азии, на территории русского Алтая, некое идеальное государственное образование, для чего предусматривались разведка и добыча полезных ископаемых, организация кооперативов, развитие инфраструктуры, продумывалась образовательная система... Тысячу раз принимая упреки в узости кругозора, все же признаюсь: нереализованные мечты даже самого замечательного общественного деятеля, имевшие место три четверти века назад, не входят в число приоритетных объектов моего научного любопытства.

И уж подавно не знал я, что сотрудник Государственного музея Востока, кандидат философских наук Владимир Росов посвятил этим экспедициям и этим идеям свою докторскую диссертацию. И вряд ли узнал бы, не прогреми эта диссертация - усилиями Международного центра Рерихов (МЦР) - буквально на всю страну, а частично и за рубежом. А ведь, казалось бы, - столь узкоспециальная тема? Но нет, дыма без огня не бывает, а стало быть, интрига - есть, ведь она так и прет на поверхность!

Что ж, элементарный профессионализм призывает: надо разбираться...

Из пушки по докторам

Руководством МЦР движет желание в предельно жесткой форме отпугнуть любого, посягнувшего на их монополию в «работе» с наследием Рерихов

Пропагандистская кампания, инициированная МЦР против Владимира Росова и его научных изысканий, в принципе не смогла бы остаться незамеченной самым широким кругом лиц - уж больно массированной была атака. К ней оказались привлечены сотни людей, задействованы ведущие средства печати, не забыт и Интернет. Вот, к примеру, письма "мировых ученых". Они подписаны, в частности: проректором Софийского университета, профессором Александром Федотовым, академиком Монгольской АН Шагдаром Бира профессором Локешем Чандрой из Индии. Все эти люди, так или иначе, с уважением относятся к памяти Рерихов и, естественно, распространяют свое уважение на организацию, носящую имя великой семьи. А Росова, якобы бросившего тень на Рерихов, соответственно призывают заклеймить как шарлатана и подвергнуть обструкции.

Любопытно, что письмо г-на Чандры, где он выразил свое возмущение "нападками на Николая Рериха", было направлено лично руководству МЦР. И тем не менее оно было не только широко растиражировано в прессе, но и направлено в... Высшую аттестационную комиссию (ВАК) Академии наук РФ, где и решалась судьба диссертации Росова.

Впрочем, в ВАК приходили и более серьезные письма: за подписями 75 человек из 35 различных городов РФ и СНГ. Диссертация Росова названа в этом документе "клеветнической", сам диссертант заклеймен как "горе-ученый". Так считают, например, энергетик А. Дронов из Тамбова, бухгалтер Г. Позднякова из Мурманска, строитель А. Васильев из Великого Новгорода. Надо ли понимать так, что все эти люди так сильно болеют душой за историческую справедливость в отношении Рериха, что нашли возможным не только досконально изучить увесистый труд Владимира Росова, но и профессионально его оценивать?

Тайна сия велика есть... Зато вполне очевидно, что кампания, ведущаяся МЦР против скромного кандидата наук, требует огромных финансовых вложений. Доподлинно известно, что только в печатных СМИ публикация материалов, порочащих Росова и его диссертационную работу, обошлась в сумму более трех миллионов рублей: упомянутые материалы размещены по договору "на правах рекламы", расценки на газетную площадь официально указаны на сайтах газет. Что побуждает МЦР тратить такие силы и суммы на моральное уничтожение автора научного труда, представляющего узкоспециальный исторический интерес в отдельно взятой области?

Впрочем, строительство гипотез с двойным подтекстом не входит в круг прямых обязанностей журналиста. Гораздо важнее - да и интереснее - узнать: что же такое кощунственное открыл-озвучил-утвердил историк, чем он вызвал подобную бурю на собственную голову?

Как все начиналось

На поверку "виновник торжества" оказался более чем приятным человеком.

Владимир Росов много лет работает в Государственном музее Востока, где возглавляет отдел "Наследия Рерихов". Искренне предан своей сугубо научной, не приносящей особых выгод, профессии: в наше время одно это уже вызывает уважение. Работая в архивах Индии, США, Франции, Чехии и России в течение последних 15 лет, Росов по-новому взглянул на художника, увидев в нем не только гуманиста и мыслителя, но и крупную политическую фигуру. Это и стало стержнем той диссертации, которую Росов блестяще защитил в Санкт-Петербургском университете. Важная деталь: его научным консультантом был академик РАН Борис Ананьич, а главным оппонентом - академик РАН Владимир Мясников, ученик известного востоковеда Юрия Николаевича Рериха. Это говорит о том, что диссертация уже тогда прошла экспертизу у людей не случайных, а глубоко знающих историю не только России, но и Востока, и снискавших на этом поприще мировую известность.

Защита прошла успешно, ни одного отрицательного отзыва или выступления не было, члены совета единодушно проголосовали за присуждение диссертанту искомой степени. Оформленные по всем правилам документы 20 октября 2005 года поступили в Высшую аттестационную комиссию. Казалось бы, какие могут быть проблемы с утверждением?

Увы, эту диссертацию заметил и МЦР. И, в отличие от академиков, оценил ее как "абсурдные измышления". Под давлением МЦР ВАК приняла решение о проведении дополнительной экспертизы и направил диссертацию в Институт истории Сибирского отделения РАН. Но раньше нее (!) в институт пришел пакет "компрометирующих" Росова материалов - письма сторонников МЦР и организованные в печати статьи.

Несмотря на это, все 13 членов Совета тоже поддержали докторскую диссертацию. Руководство МЦР снова обратилось в ВАК: дескать, вопрос о защите диссертации Росова не столько научный, сколько политический. Но экспертный совет по истории при президиуме ВАК под председательством академика РАН Пивоварова не оправдал надежд МЦР - тоже рекомендовал диссертацию утвердить. Но вот уже в течение полутора лет вопрос о присуждении Росову ученой степени неоднократно переносился с одного заседания президиума ВАК на другое и до сих пор не решен.

Руководство МЦР на достигнутом не успокоилось, и уже нынешним летом была образована еще одна специальная комиссия под руководством академика РАН Василия Жукова. Но - вот курьез - и она высказались в поддержку диссертации! Как сговорились, право слово...

Во всяком случае, МЦР всерьез упрекает Академию наук в сговоре и требует все новых экспертиз. Хотя и старые, сделанные по заказу МЦР, достаточно красноречивы: вот, к примеру, "политологическое заключение", подписанное не кем-нибудь, а лично президентом и заместителем президента Фонда содействия институтам суверенитета в международных пространствах, - сильно звучит, не правда ли? Росов в этом документе обвиняется в различных дефектах при "изложении политического учения" Николая Рериха. Но ведь критики вроде бы понимают, что такого учения у Рериха не было в принципе: имели место своеобразные мессианские чаяния - волей судеб они оказались вовлеченными в политическую игру, которая реально имела место на Дальнем Востоке и в Центральной Азии в 30-е годы ХХ века. Эвристически интересная утопия и конкретная история: их трагическое столкновение, их интереснейшая интерференция и составляют содержание диссертации. Прямого отношения к политологии она не имеет. Да и косвенного, в общем-то, тоже. Проехали, как говорится...

Однако же пусть "отношения" и нет, но конфронтация - налицо. Возможно, ее причиной является сугубо научная и бескорыстная добросовестность, стремление к истине?

Чтобы это узнать, стоит заглянуть в лагерь оппонентов Росова.

По другую сторону баррикад

Атмосфера спора - в котором, как помним, рождается истина, - естественна для науки. Нормально, когда сталкиваются альтернативные теории: в конце концов Росов и МЦР занимаются одним и тем же предметом - наследием Рериха. Подходы к вопросу различаются, да, но и в этом нет ничего крамольного. Это как раз тот случай, когда несогласие должно выражаться в предельно корректной форме. Дискутируйте, подкрепляйте свои аргументы фактами, и пусть победит достойнейший. Иначе невольно возникает мысль, что одна сторона банально ревнует к другой. Хуже того - прибегает к силовому давлению, ибо не вполне владеет предметом спора.

Примером тому может служить недавнее интервью вице-президента МЦР, заслуженной летчицы-испытателя, полковника-инженера, заслуженного мастера спорта СССР, многократного рекордсмена мира, доктора технических наук, профессора, действительного члена шести (!) академий, члена союза писателей России, Героя Социалистического Труда, кавалера орденов Красного Знамени, Красной Звезды и т.д. и т.п. - Марины Попович. На страницах газеты "Пермский обозреватель" (N 25 за 2 июля) Попович в числе прочего сообщает, что Рерих "обладал знаниями, у порога которых стоит нынешнее человечество". И далее по тексту: "Побывавший у него Пржевальский попросил у Рериха нужную ему книгу и вдруг увидел, как тот прошел сквозь стену. Вернувшись с книгой (все так же, через стену), Рерих ему пояснил: "Люди, имеющие высокую духовность, могут не только сквозь стену проходить". Комментарии, как говорится, излишни. Особенно если вспомнить, что знаменитый русский путешественник Пржевальский умер в 1888 году на берегу озера Иссык-Куль, где и похоронен, а художнику Рериху, родившемуся в Санкт-Петербурге, исполнилось в том году... 14 лет. Духовность - духовностью, но должны и ей же быть какие-то пределы?

МЦР, на мой взгляд, просто обязан был отреагировать на заявление своего вице-президента, попахивающее оккультизмом и дискредитирующее центр. Однако - промолчали. Стало быть - одобрили и поддержали? Интервью это слово в слово было перепечатано в ежедневной газете "Труд" (N 126 за 19.07.07) и в еженедельнике "Труд-7" (N 626 за 19-25.07.07). И значит, Рерих "беспрепятственно" продолжает носить сквозь стены книги перевернувшемуся в гробу Пржевальскому, уж простите за черный каламбур.

Это - не наука. Это мистика.

А впрочем, тяга к мистике для руководства МЦР, похоже, общая тенденция. Вот несколько цитат из статьи другого вице-президента МЦР, генерального директора Музея им. Н.К. Рериха Людмилы Шапошниковой, посвященной супруге Николая Рериха Елене Ивановне. Называется статья "Огненное творчество космической эволюции".

"Она добровольно вернулась на Землю, чтобы расчистить дорогу этой 6-й расе и создать для нее новый энергетический коридор эволюции"... "И Елена Ивановна должна была притянуть на обессиленную регулярным нарушением всех Космических Законов Землю Высшие энергии..."..."Но новый Бог не вознесся над нею. Над землей встала она, Космический Иерарх и Великий Учитель..."

Удивляться не стоит. Шапошникова имеет ученую степень кандидата исторических наук, докторской же степени не имеет (возможно, именно этим отчасти объясняется та агрессия, с которой руководство МЦР пытается помешать присуждению Владимиру Росову степени доктора наук). Зато, как и Марина Попович, является членом трех "иных" академий. Зато собственные сотрудники величают Шапошникову "Держательницей Ключа от врат во Вселенную Мастера", "Фокусом" (это означает духовную власть Иерархии, сосредоточенную в одних руках). Некоторые из них целуют ей руки, вставая на колени, и Фокус принимает это раболепство как должное (по свидетельству директора нью-йоркского музея Н. Рериха г-на Энтина).

Словом, если снять с фасада МЦР всеискупляющее имя Рериха, мы увидим нечто странное - сильно напоминающее обычную тоталитарную секту. Налицо все ее признаки. "Живая этика" как идеологический стержень веры, фактическая канонизация учения, формирование образов святости, нетерпимость к иным взглядам внутри течения, строгая иерархия, филиалы, разбросанные по стране и управляемые из единого центра - из Москвы. Представители МЦР поддерживают тесные контакты с влиятельными чиновниками, политическими и общественными деятелями, у МЦР серьезная материальная основа - "Мастер-банк". Пункт 4.9 действующего устава МЦР гласит: "Члены центра обязаны... сохранять в необходимых случаях конфиденциальность информации, полученной в центре".

Складывается впечатление, что мы наблюдаем любопытное явление - рождение новой политической религии. "Живая этика" - учение не хуже иных аналогичных. Возможно, для ее адептов земные законе не писаны?

Этика на букву "Ж"

Признаюсь сразу: мне всегда делается как-то не по себе, когда к нравственным критериям начинают клеить различные идеологические приставки. "Рабочая честь", "коммунистическая сознательность", "гражданская бдительность" - все это мы уже проходили... Однако же не станем спорить о вкусах, и уж паче того - с самим Рерихом. Довольно будет краткого обзора деяний, которые у носителей "Живой этики" легко уживаются с высокой духовностью и хождением сквозь стены.

С приходом в 2000-м году на должность президента МЦР бывшего Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в США, бывшего советника президента РФ по вопросам внешней политики, специального представителя Генерального секретаря ООН Юлия Воронцова МЦР объявил ряд акций и кампаний, которые вылились в целое движение по "защите имени и наследия Рерихов". Первая акция называлась "Набат совести", и суть ее состояла в том, чтобы отнять 282 картины Рерихов у Музея Востока, а точнее, вывести их из Государственного музейного фонда РФ. Суды всех высших инстанций подтвердили несостоятельность притязаний МЦР, однако атаки продолжаются. В своем последнем выступлении на страницах "Новой газеты" (N 66, 30.08.2007) Воронцов продолжает обвинять госучреждение в пропаже из хранилища музея нескольких десятков полотен, а также... в подделке чуть ли не всех оставшихся. Он приводит названия трех, по его мнению, украденных работ Николая Рериха - "Александр Невский", "Дева снегов" и "Песнь о Шамбале". При этом игнорируются документы, подтверждающие то, что эти картины никогда в музей не поступали (все документировано актами). На протяжении многих лет инициируется бесконечная череда комиссий по проверке музея, демонстрируется оскорбительное недоверие к заключению комиссии государственной Счетной палаты, еще в 2002-м году поставившей все точки над "и". А ведь в состав комиссии входили и лица, рекомендованные самим МЦР!

Характерно, что описание архива самого МЦР нигде полностью не опубликовано, и потому только МЦР и известно, что там есть, а чего нет. Часть архива, вывезенная из Индии, вообще не стоит на государственном учете (так было до самого последнего времени, и никто не знает, как обстоит дело теперь, по прошествии 17 лет после того, как Россия получила наследие Рериха).

Далее. Картины - не единственное имущество, на которое претендует МЦР. Особняк Лопухиных по Малому Знаменскому переулку, д. 3/5 (тот самый, на пороге которого целуют руки Фокусу), также официально принадлежит Государственному музею Востока - и также незаконно занят МЦР. Занят уже долгие годы, и уже без каких бы то ни было обладающих законной силой документов. И снова - бесконечные судебные тяжбы...

И еще несколько маленьких, неприятных, но необходимых для завершения "картины" штрихов.

Например, доктора философских наук, профессора Юрия Линника, выступавшего официальным оппонентом на защите Росова, МЦР "попросил" отозвать его положительный отзыв на диссертацию из ВАК. Профессор отказался, расценив просьбу МЦР как недоразумение. Спустя некоторое время Линник приехал в Москву из Петрозаводска - прочитать ранее запланированную лекцию в МЦР. И с изумлением увидел объявление о том, что "лекция отменяется". Никто не счел нужным проинформировать профессора ни о факте отмены его лекции, ни, тем более, о причинах.

Имела место и опубликованная в "Литературной газете" (N 38, 20.09.06) статья "Культура, не политика" с подзаголовком "К вопросу о неудачной диссертации о Николае Рерихе". Вскоре выяснилось, что подписавшая статью директор хакасского НИИ ЯЛИ, доктор исторических наук, профессор Валентина Тугужекова не только диссертацию Росова не читала, но и текста статьи в глаза не видала, подпись же свою разрешила использовать "по доверию". Доверяй, но проверяй, однако... Особенно когда тебе могут приписать такие, например, слова: "Наиболее полно с позиций современной науки жизненный путь Н.К. Рериха раскрыт в книге Л.В. Шапошниковой "Великое путешествие. Кн. I. Мастер", изданной МЦР в 1998 году, которую В.А. Росов почему-то проигнорировал. Ценность этого исследования - в его исторической достоверности". Полагаю, об "исторической достоверности" и "научной ценности" трудов "Фокуса" выше сказано более чем достаточно.

И уж совсем пустяк... Стоит сравнить, как скромно изданы МЦР труды самого Рериха и как - тот же "Мастер" Шапошниковой, уж не говоря о ее юбилейном двухтомнике - в футляре, с золотым тиснением.

Такая вот она - "Живая этика". Николай ли Рерих создал нечто "не то"? Или его восприемники так исказили слово учителя под свои личные нужды?

*  *  *

Разобраться в этой истории досконально не хватит ни сил, ни опыта, ни газетных площадей. Это под силу разве что группе профессионалов: ученых, журналистов, представителей исполнительной и законодательной власти. Однако ряд общих выводов лежит на поверхности.

Руководством МЦР движет отнюдь не стремление восстановить какую бы то ни было историческую справедливость, не научная ревность, а желание в предельно жесткой форме отпугнуть любого, посягнувшего на монополию в "работе" с наследием Рерихов. Отпугнуть так, чтобы и другим дерзким впредь неповадно было. В конце концов, это естественно - защищать свою собственность.

Однако не стоит забывать, что наследие Рерихов не может быть частной собственностью по определению. Это - достояние страны. А сегодня изрядный кусок этого достояния находится, фактически, в частных руках. Причем руках - как бы это помягче выразиться? - не вызывающих абсолютного доверия к их научной чистоте.

И с этого момента проблема теряет свой узкоспециальный исторический характер. Она становится проблемой всего нашего государства, каждого сознательного гражданина России. Вернее, она уже стала таковой.

Горькая и неожиданная ирония: пусть косвенно, но поблагодарить за огласку стоило бы... сам МЦР. Один Владимир Росов - не докричался бы...