Новости

28.09.2007 06:10
Рубрика: Общество

Мечты сбываются

Глава МЧС Сергей Шойгу о результатах первого полевого сезона по восстановлению крепости Пор-Бажын в Туве

Российская газета: В прошлом году на "деловом завтраке" в "Российской газете" вы впервые упомянули о своей давней мечте - восстановить древнеуйгурскую крепость Пор-Бажын на озере Тере-Холь в вашей родной Туве. Мечта сбылась, и вы, наверное, счастливы?

Сергей Шойгу: У меня двоякое чувство. С одной стороны, мечта осуществилась, все делается в нужном направлении. С другой стороны, мечту всегда тяжело терять. Кто-то из великих сказал, что мечты имеют такое опасное свойство - сбываться. Конечно, у меня есть и другие задумки. Предполагаю появление еще одного объекта в том же районе, подобного нынешнему. Но прежде всего надо достойно довести до своего логического завершения восстановление Пор-Бажына.

РГ: Буквально на днях завершился первый полевой сезон на Тере-Холе. Вы с самого начала были не только организатором проекта, но и активнейшим его участником. Можно уже сегодня подвести некоторые итоги?

Шойгу: Результатов много, а итоги мы будем подводить на конференции, которая намечена на октябрь. Мне хотелось бы поблагодарить всех участников экспедиции, руководство университетов, чьи студенты и преподаватели принимали участие в раскопках. Безусловно - руководство Москвы и Санкт-Петербурга, Татарстана, Тувы, Красноярска. Отдельные слова благодарности вашей газете за очень интересное освещение всего того, что там происходило.

Первый этап изучения крепости не самый большой по своему объему работ. У нас впереди продолжение археологических исследований, работа по консервации, реставрации и восстановлению этого памятника. Следующий шаг - сделать на Тере-Холе не только культурно-исторический центр республики, но и образовательный. Надеюсь, что в следующем году мы начнем реализацию этих планов. Понятно происхождение крепости, понятна ее архитектура. Понятен облик построек. Мы знаем, что это было, сколько крепость существовала, как погибла. Все это интересно не только мне, но многим, кто этим занимается. Меня это бесконечно радует. Так что мы находимся в середине начала пути.

РГ: Если говорить об экономической составляющей, проект был дорогой?

Шойгу: Недешевый. Но он этого стоит. Во всяком случае гораздо дешевле, чем такое же количество ребят вывезти, к примеру, на отдых в Анталию или на Канары. Пользы-то во всех отношениях от такой экспедиции больше. Слава богу, что есть друзья, коллеги - те, кто живо отозвался на этот проект и продолжает принимать в нем самое активное участие. Это и президент фонда "Крепость Пор-Бажын" Марина Игнатова, и Олег Дерипаска, и многие другие.

РГ: С самого начала говорили о крепости как уйгурской. Вы очень удивились, когда узнали ее китайскую подноготную?

Шойгу: У меня это вызвало приятное удивление. Трудно было представить, что еще в восьмом веке существовали такие технологии строительства, которые мы обнаружили на острове. И черепица, и кирпич, и отмостки, и тротуары, и пандусы, довольно интересная обработка гранита, своеобразный стиль возведения стен слоями - много интересного. Поздновато приступили к раскопкам "Пор-Бажына". Лет бы сто назад...

РГ: Какие работы сейчас заканчиваются на озере и что предстоит сделать до нового года?

Шойгу: В сентябре прошли работы по консервации памятника (при помощи земли и дерна), был свернут лагерь, складировано оборудование. Техника переведена на зимний режим хранения. На Тере-Холе останутся только сотрудники МВД Тувы, для которых уже построены теплые дома. Они будут работать там вахтовым методом. Продолжают свою работу архитекторы, которые скоро должны представить эскиз крепости. И мы увидим, как же все выглядело на самом деле - пагода, колонны, перегородки. Перед нами сейчас такая дилемма: либо раздать по конкурсу задания по созданию деревянных колонн для главного дворца в школы Тувы, либо завезти на Тере-Холь материалы и с началом следующего полевого сезона начать все это ваять на месте. Ясно одно: делать это будем. Наметили уже, где взять дерево подходящего качества - лиственницу, главное, чтобы она была не потресканной, сухой, качественной. Заниматься будем и черепицей - и торцевой, и угловой. Светлая глина в районе Пор-Бажына есть. Нужны мастера, владеющие древней технологией. Понятно, кто и над чем будет трудиться в следующем году. Второй полевой сезон начнется в конце апреля, когда сойдет снег.

РГ: Предусмотрены ли консультации у специалистов в Китае?

Шойгу: Безусловно, после того, как будет готов архитектурный проект, наши ученые-архитекторы, реставраторы обязательно поедут в Китай и займутся деталями восстановления крепости. Вероятно, на следующий сезон нам будут очень нужны рабочие руки студентов архитектурных и строительных вузов.

РГ: Кстати, участие студентов в раскопках вас не разочаровало?

Шойгу: Нет. Полагаю, что у большинства ребят поменялись взгляды на историю своей страны, на отношения друг к другу, отношение к взрослым. Я это видел. Очень многие просились в следующие смены. Не забуду, как одна девчушка вышла из вертолета и перед посадкой в самолет домой встала на колени, заплакала и поцеловала взлетную полосу. И сказала: "Прощай, Тува, я скоро вернусь".

Конечно, сыграл свою роль и тщательный отбор в экспедицию. Мы не брали всех "до кучи". Ребята поехали именно те, кто очень этого хотел, - славные, азартные, любознательные, не ленивые. Я вспоминаю свои археологические экспедиции. Начиная с пятого класса, каждое лето ездил на раскопки. Помню знаменитую Саяно-Тувинскую экспедицию Академии наук СССР. Ее затеял такой же, как и я, авантюрист и мечтатель, археолог Александр Данилович Грач. Как раз его придумкой и было участие в работах студентов и отчасти тувинских школьников. Нас было мало - восемнадцать человек. Попасть было довольно сложно. Мы сами себе готовили пищу, ставили палатки, клали печи, кололи дрова, копали погреб. Не было бани, мылись в Енисее. Лето в тайге стало школой полевой жизни. В экспедиции познакомился с Андреем Ургантом, Людмилой Нарусовой и с бывшим замминистра культуры России Натальей Дементьевой. Наталья Леонидовна, кстати, на меня обижается, что не получилось взять ее в нынешнюю экспедицию. Так я ее приглашаю на следующий сезон!

Уже сегодня понятно, на каких работах мы задействуем студентов в следующем году. Может даже получиться так, что молодежи будет больше. Кроме того, мы планируем привлечение студентов из ведущих мировых университетов. Начали уже списываться с коллегами, стало понятно, что их желание поучаствовать в восстановлении крепости огромно. Мы будем рады таким гостям. Проявили заинтересованность и зарубежные ученые. Специалисты из Германии, Китая уже заявили об этом. Лагерь станет международным. Проект продолжается. Очень много идей. Хочется объять необъятное.

РГ: Что будет нового?

Шойгу: На следующий год у нас будут работать три основные группы. В первую войдут те, кто непосредственно занимался раскопками - археологи. Вторая группа - архитекторы и строители, начнут реставрационно-восстановительные работы центрального здания. Третья группа - специалисты нетрадиционной медицины из Китая. Мы хотели бы начать обучать на Тере-Холе российских врачей секретам тибетской медицины на самом высоком уровне. А для этого нужны соответствующие преподаватели. Нужно знать, что это будут за люди, какого возраста, привычек, чтобы обеспечить им необходимые условия для жизни и работы. В ближайшее время мы начинаем в этом направлении работать с нашими китайскими коллегами.

Не исключено, что в будущем году некоторые участники доберутся до Тере-Холя из Кызыла конным маршрутом. Во всяком случае попытка такая этим летом была и оказалась успешной. Советую и журналистам брать уроки верховой езды.

РГ: В этом году в ответ на объявленный "Российской газетой" конкурс на участие в раскопках пришло шестьсот писем. Повторим это и в следующем году?

Шойгу: Безусловно, да. На помощь вашей газеты мы очень рассчитываем. Думаю, желающих будет значительно больше. Но нам нужно все-таки определить критерии. Помимо экзотики, предстоит очень сложная работа. Конечно, мы не забудем и про нынешних участников экспедиции. Их возьмем в первую очередь.

РГ: Когда и где можно будет ознакомиться с находками в Пор-Бажыне?

Шойгу: Личины ушастых драконов, серебряная серьга, куски черепицы, стен, элементы деревянных конструкций, обмазка с росписью уже находятся в Кызыльском национальном музее. Экспозиция пока только готовится. Но, надеюсь, вскоре передвижную выставку покажут и в городах, откуда были участники экспедиции, - Красноярске, Санкт-Петербурге, Москве, Татарстане.

РГ: В России огромное количество памятников истории, которые находятся в плачевном состоянии, многие - руины. Может, подскажете алгоритм действий для тех, кто может принять решение или помочь деньгами на восстановление того или иного кремля или крепости?

Шойгу: Во-первых, надо иметь огромное желание. Кстати, я знаю многих, кто помогает восстанавливать памятники, и культовые, и исторические. Так, Виктор Христенко очень много делает по линии Православной церкви. Знаю точно, что президент России имеет непосредственное отношение ко многим проектам и начинаниям, в том числе и восстановлению монастырей и других исторических памятников на своей родине - северо-западе. Там, где шло освоение новых территорий в Петровские времена. Надеюсь, что наш проект подвигнет к этому многих. Но у каждого, согласитесь, свои мечты.

Общество Наука Общество История Экспедиция на озеро Тере-Холь