Новости

04.10.2007 02:00
Рубрика: Общество

"Русская игра"

Сегодня на экраны России и Беларуси выходит фильм Павла Чухрая по пьесе Гоголя "Игроки"

Перед премьерой фильма "Русская игра" корреспондент "СОЮЗа" встретился с режиссером Павлом Чухраем.

- Павел Григорьевич! Почему вы решили экранизировать эту пьесу Гоголя?

- Я люблю эту пьесу. Мне показалось, что она очень своевременна. Россия XIX века удивительно похожа на Россию сегодняшнюю. Я бы мог сделать фильм, просто перенеся эту историю в сегодняшний день, но тогда бы потерялась какая-то историческая перспектива, которую мне хочется, чтобы зритель почувствовал. В этом есть часть моего замысла. Когда читаешь Гоголя, то возникает ощущение, что он про сегодняшний день писал.

- Но, говорят, ни Гоголь, ни Достоевский не экранизируются?

- Я об этом не слышал раньше, поэтому взялся за экранизацию и не жалею, хотя я очень трансформировал сюжет. Это произведение у Гоголя незаконченное. В фильме многое изменено по сравнению с оригиналом. Много новых эпизодов. Но мне кажется, что люди, которые не очень хорошо знают гоголевских "Игроков", не всегда смогут сказать, что мы дописали.

- Неблагодарная вещь - заниматься пересказом сюжета, но расскажите о главном герое?

- Главный герой - итальянец. Это я в сценарии сделал героя иностранцем, потому что мне, читающему газеты, смотрящему ТВ, понимающему, что происходит с нашим обществом во взаимоотношениях с Западом, было интересно с юмором рассказать и об иностранце, решившем попользоваться "русской наивностью". "Иностранец в России" - это то новое, что мы внесли.

- На роль иностранца, говорят, вы изначально хотели пригласить Тото Кутуньо?

- Когда я написал сценарий, думал о нем. Но Тото Кутуньо - не актер, хотелось использовать его внешность, популярность. Ему это было интересно. Мы провели пробы, но я понял, что он не сможет в полной мере отдаться фильму. У него просто не найдется столько свободного времени. К тому же играть надо было на русском языке, учить текст, а делать его разговоры на итальянском я не хотел. Но на удачу мы нашли молодого талантливого актера итальянца, ранее учившегося в России. Он и сыграл главную роль. Его зовут Джулиано ди Капуа.

- Почему на другие главные роли вы пригласили Сергея Маковецкого и Сергея Гармаша?

- Эти актеры - высочайшие мастера, но главное, они чувствуют и умеют передать на экране юмор. Это личности креативные, у них есть свое мнение, свой взгляд на Гоголя. Работа с ними - постоянный творческий поиск. Мне они очень нравятся в этих ролях, и если у меня будет возможность, я с удовольствием буду их снимать в будущих проектах.

- Есть ли какие-то режиссерские секреты, навыки при отборе актера и в дальнейшей работе с ним? Важен ли внутренний контакт с актером?

- Секретов много. Есть, конечно, но и общие всем известные приемы - например, "школа Станиславского". Но в живой, конкретной работе запастись чужими рецептами, пользоваться только ими не удается. Мастера прошлого, такие, как Ромм, Довженко, говорили: "Научить режиссуре нельзя, научить можно ремеслу, а дальше человек сам учится". Очень многое происходит в работе с актером на уровне интуиции. Если он тебя понимает, это удача. Если нет, мы оба ищем иные пути к пониманию.

- Вы на площадке диктатор?

- Да.

- А импровизировать актерам даете?

- Очень это в актерах люблю. У нас актеры много на площадке импровизировали, несколько эпизодов предложил Сергей Гармаш. Каким бы я ни был диктатором, но я могу гордиться, что Жене Добровольской, Кате Редниковой, Алене Бабенко я дал трамплин в их киноактерской деятельности. И я не думаю, что для них так уж важно - диктатором я был при этом или нет.

- У вас есть любимые актеры?

- У меня много любимых актеров. Я считаю себя актерским режиссером. Для меня важны атмосфера фильма, эпизода, его ритм, изобразительный ряд, но мне интересно также поворачивать характер человека, рассказывать о его внутренних ощущениях, переживаниях, а это без любви к актеру невозможно.

- Над чем работаете сейчас?

- Сейчас фильм готовится к прокату в кинотеатрах. А пока мы побывали на фестивале "Окно в Европу", взяли главный приз - Большую золотую ладью. На международном кинофестивале в Ялте мы тоже взяли главный приз. Так что некоторый резонанс картина уже получила. Для проката фильма это важно.

- Как реагировал зритель на фестивальных показах?

- Очень хорошо, живо. Люди смеются, хотя фильм по жанру не совсем комедия, скорее это - "плутовской роман". Я делал зрительскую картину. Мне важно было сделать ее легкой, не мудрствовать слишком. Глубокая мысль не проста, но всегда в настоящем искусстве выражается автором довольно просто. Заумь и "шаманство" я в искусстве не люблю.

- Это правда, что фильм едет на фестиваль "Листопад" в Беларусь?

- Я пока точно сказать не могу. Мне ни разу пока не удалось лично побывать на этом фестивале, хотя в свое время мой фильм "Вор" получил на нем Гран-при. Интересно было бы приехать в республику

Я люблю Беларусь. Привык считать, что культура у нас - общая, биография - общая, исторический опыт - общий. Я вырос на Украине, по-украински говорил до шести лет. Беларусь для меня тоже родная. Не могу привыкнуть, что теперь это уже другие страны.

- Были ли в вашей жизни проекты, которые не осуществились, и вы об этом жалеете?

- Да, были и много. Жалею, поскольку мне они казались нужными и интересными. Некоторые проекты при Советской власти никто бы не дал мне довести до экрана, а в новые времена иногда на мои проекты не находилось денег. Я редко снимаю, но постоянно что-то пишу. Замыслов много, но выбрать главный, нужный именно сейчас, мне бывает непросто. Ведь на фильм в среднем тратится два года. И я должен быть уверен, что начинаю не пустое сиюминутное дело, что фильм будет интересен, нужен зрителю, и я сам не разочаруюсь в замысле через два месяца... Чтобы не разочароваться, надо любить материал. Кинематограф для меня никогда не был средством зарабатывания денег, это мой образ и способ жить.

- Вам интересен внутренний мир человека. Почему у нашего времени нет героя?

- Меня как-то пригласили на ТВ и задали такой же вопрос. Для меня нет необходимости искать героя. Для меня Христос как был героем 2000 лет назад, так он и остался. В нем человечество выразило свои идеалы. И пытается, хоть и не всегда успешно, но все же пытается по ним жить.

Во все времена, в любой стране, социальной формации есть место вере, настоящим человеческим чувствам. И это наше счастье. Разве можно сравнить воздействие тысячелетней культуры с тем идеологическим экспериментом, который ставили над нами?

- Вы из могучей кинематографической династии: кто из родителей на вас имел большее влияние?

- Никто из родителей мне ничего не прививал специально, они честно жили - и это лучший пример для детей. Воспитывать детей надо не словами, а поступками.

- Ваша фамилия мешала или помогала вам в кинематографе?

- Моя фамилия, конечно, отличала меня от других, и, наверняка, это помогало. С другой стороны, фамилия мешала: к детям известных людей относятся с предвзятым негативом. Мы знаем - немало талантливых людей выходят из известных семей. Но многих слава родителей ломает. Хотя самое опасное для подростка - сытая безответственная "парниковая" жизнь. И не важно в известной или безызвестной семье это происходит. Мне повезло, меня воспитывали в ощущении ответственности, уважению к своему и чужому достоинству, да и сытой жизни в нашей семье очень долго не было. Мы получили первую отдельную квартиру, когда мне было шестнадцать лет. До этого жили в коммуналках. Мне это как режиссеру только помогло.

- Какие из ваших фильмов вы любите?

- Пожалуй, "Вор" и "Водитель для Веры" - они снимались в новое время и в них мне не приходилось заниматься "самоцензурой". Мне стало гораздо легче работать в перестроечное время, когда я мог искать сюжет, не думая, разрешат мне его снять или нет. Но мне не стыдно и за "Клетку для канареек", "Люди в океане". Считаю важной для себя документальную картину "Дети из бездны". Это фильм о Холокосте, о трагедии Второй мировой войны, продюсером проекта был С. Спилберг.

- На каком канале будут показывать фильм "Русская игра"?

- Он делался для кинотеатров. Но продюсерами моими был телеканал "Россия" и в частности Сергей Шумаков. Они будут распоряжаться фильмом, строить его кино- и телесудьбу.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Кино и ТВ