Новости

05.10.2007 02:00
Рубрика: Власть

Михаил Леонтьев: "Большая игра", однако

14 октября Первый канал начинает премьерный показ документального цикла журналиста Михаила Леонтьева под названием "Большая игра".

Об особенностях своих исторических изысканий Михаил Леонтьев рассказал "РГ".

Холодная война продолжается

Российская газета: Документальный цикл из восьми серий посвящен геополитическому противостоянию России и внешнего мира, почему именно сейчас решили взяться за эту тему, решили затеять эту "Большую игру"?

Михаил Леонтьев: Не знаю, насколько фильмы получились документальными, но уж точно - нехудожественными. Прежде всего в центре цикла - противостояние России и Великобритании, а также США как наследников политики Британской империи. Это почти 200 лет большой игры. У меня была идея выстроить фильм по исторической логике взаимоотношений России с нашими основными партнерами, а большая игра, большое противостояние - это тот стержень, вокруг которого мы организовали исторические события.

Большая игра - это холодная война, которая началась в конце XVIII - начале XIX века и продолжается сейчас. Чтобы понять, что происходит сегодня, нужно видеть ситуацию в развитии. Доктор ведь, когда болезнь лечит, смотрит не только на состояние пациента сейчас, но и на динамику его болезни. Эпиграфом к фильму я выбрал цитату из романа Редьярда Киплинга "Ким": "Только когда все умрут, закончится большая игра". Поскольку мы еще живы, значит, игра еще не закончена. Ничего в этом плохого, равно как и хорошего, нет. Это процесс, который не нами придуман. История все время повторяется, поэтому надо знать и любить своего геополитического противника. Только тогда с противником можно договариваться. Да, мы сейчас в состоянии холодной войны, но холодной войны не надо бояться, ее нужно заслужить. Потому что холодная война - это игра равных.

РГ: Какие параллели вы выявили между историческими событиями и современной геополитической реальностью?

Леонтьев: Весь фильм состоит из параллелей. Ситуационных, мифологических, идеологических, публицистических. К примеру, я цитирую в фильме британскую прессу первой четверти XIX века. Если почитать статьи того времени и заменить фамилии политиков на современных лидеров, мы увидим, что статьи удивительно похожи на те, которые мы могли видеть в прессе пять лет назад, только резче, жестче и понятнее. Без политкорректности. Самое главное, что видна четкая параллель в российской политике и в нашем понимании себя. Прослеживаются постоянное желание и способность предать собственные интересы. Мы все время загоняем себя в ловушку работы на своих собственных врагов. К тому же с течением времени ситуация слабо меняется даже географически. Есть такая несчастная страна, в которой нет ничего, - это Афганистан. Сейчас весь мировой исторический процесс вертится вокруг этой якобы ничего не значащей страны. Однако в истории было пять афганских войн. Все как две капли воды походили друг на друга. Если четыре войны одинаковы, на каком основании мы будем считать, что пятая окажется другой?

В цикле документальных фильмов мы прослеживаем цепь исторических событий, начиная с наполеоновских войн и заканчивая будущей войной с Ираном. В центре рассказа и Крымская война, классическая большая игра в Центральной Азии, Первая и Вторая мировые войны, крах СССР, тоже связанный с Востоком, с Афганистаном и игрой, которую разыграли на нефти.

РГ: Какие-то специальные исторические изыскания при работе над циклом вы проводили?

Леонтьев: Гуманитарная наука требует исследований специфического характера, надо просто работать головой. Можете считать так: за счет любимого канала я получил три полноценных высших образования, прочитав огромное количество литературы, использовав труд консультантов, которые мне писали записки по историческому развитию разных стран. Из интеллектуальной работы, которую провели, в фильмы вошло процентов пятнадцать.

Я, как говорил Толстой, "своим клещом доволен"

РГ: Очевидно, что проект рассчитан не на массового зрителя.

Леонтьев: Я никаких иллюзий по поводу этого кино не питаю. Это работа не для масс. Я как человек, имеющий к телевидению только косвенное отношение, могу сказать, что мой фильм - это плохое телевидение. Я, как говорил Толстой, "своим клещом доволен", однако уверен, что это не фильм для восприятия аудитории Первого канала. Поэтому я не удивлюсь полному и тотальному провалу моего кино.

РГ: Вы будете лицом в кадре, проводником зрителя по страницам истории или арбитром за кадром?

Леонтьев: К сожалению, моего лица в кадре слишком много, но проблема состоит в том, что к некоторым сериям, особенно первым, в которых речь идет о XVIII - XIX веках, видеоматериала очень мало. Хроники нет. Надо еще понять: то, что мы сделали, - недорогое телевидение. Без применения современных высоких технологий. Как смогли, так и проиллюстрировали. Есть визуализация в качестве хроники Госфильмофонда по более поздним периодам истории, есть гравюры, смоделированные на компьютере карты. Не могу сказать, что я полностью доволен видеорядом, но что смогли, то сделали.

Досье "РГ"

В 1987 году Михаил Леонтьев занимался социологией. Писал аналитические статьи. 1989 год - корреспондент газеты "КоммерсантЪ". 1990 год - завотделом экономики "Независимой газеты". В 1993 год принимал участие в организации газеты "Сегодня". С 1997 года - руководитель и ведущий программы "На самом деле" на "ТВ Центре". С начала 1999 года - программы "Однако" на Первом канале. Работу на ТВ считает вредной "для физического и психического здоровья". Работал на радио "Свобода". Сейчас - главный редактор журнала "Профиль".

Власть Позиция Общество СМИ и соцсети Общество История Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники