Новости

05.10.2007 02:44
Рубрика: Общество

Крутой маршрут

Известный барнаульский путешественник Алексей Котельников добровольно побывал на Колыме

Алексей Котельников - самый путешествующий житель Алтайского края. Активно туризмом занимается больше 20 лет, побывал в 69 странах, посетил 462 города мира. Его коллекция монет весит более 10 килограммов. Он мастер спорта и дважды чемпион Сибири по велотуризму, а также любитель сплавляться по горным рекам, бродить по пещерам, а зимой - ходить по Алтаю на лыжах.

Почти два месяца он путешествовал по Восточной Сибири, прошел около 20 тысяч километров в одиночку, автостопом. "РГ" - первая газета, с которой он решил поделиться своими впечатлениями.

Не в деньгах счастье

Российская газета: Алексей Иванович, вы известны как идеолог автостопа. Вам не кажется, что в наше время это довольно экстремальный вид туризма?

Алексей Котельников: Автостопом я проехал половину мира, включая такие неспокойные страны и континенты, как Африка, Ирак, Иран и Афганистан. Часто путешествовал по незнакомым странам в одиночку. Деньги для путешественника - не главное. Автостоп - это более честная охота за впечатлениями, чем "матрасный" туризм для любителей изучать мир из окна пятизвездочного отеля.

В прошлом году я полгода не был дома - три месяца провел в Африке, два месяца в Тибете, Индии и Пакистане, месяц - по России.

РГ: И вы никогда не попадали в неприятные ситуации?

Котельников: Ситуации всякие бывали, но я убедился, что на самом деле все зависит от нас самих. Нужно быть немножко психологом, и если ты видишь, что водитель сразу настроен агрессивно, тебе что-то в нем не нравится, - лучше не испытывать судьбу. Подожди другую попутку или, в крайнем случае, заночуй в палатке где-нибудь в лесу. Если к людям по-человечески относиться, то тебя и довезут, и накормят, и на ночлег устроят. Хороших людей больше.

РГ : Чтобы путешествовать автостопом, нужна хорошая физическая подготовка?

Котельников: Конечно. Были случаи, например в Африке, когда мы простояли в пустыне на дороге ровно сутки - и не дождались ни одной машины. Пришлось идти пешком. Я служил в погранвойсках, и у меня хорошая армейская закалка. А моим спутникам бывает туго.


Разочарованный странник

РГ: Чем вас привлекли колымские места?

Котельников: Однажды я понял, что по заграницам мотаюсь чаще, чем по родной стране. Решил исправить ситуацию и начал с Дальнего Востока, где давно мечтал побывать. Сибирь на общемировом фоне - а я был в 69 странах - смотрится просто как огромные, но совершенно не заселенные, дикие места. По Колымской трассе едешь 300-400 километров - ни одного населенного пункта, ни жилья, сплошная тайга, жутко становится.

РГ: Вы побывали и на Байкале, его называют жемчужиной Сибири. Можно сравнить, как развивается туристический бизнес на Алтае и в Иркутской области?

Котельников: Туристическая инфраструктура на Байкале совершенно не развита, и это просто поражает, если учитывать поток желающих здесь побывать. Байкал мне напомнил Телецкое озеро. Только Байкал размерами больше, зато Телецкое красивее - по нему плывешь, как в сказку попал: отвесные скалы с обеих сторон, небольшие водопады, пещеры. Байкал ничем оригинальным меня не поразил.

Если быть точным, мой маршрут проходил по Иркутской и Магаданской областям и Якутии. Посмотрел Центральный БАМ до Тынды, оттуда до Якутска на КамАЗах по так называемой Амуро-Якутской магистрали. По Колымской трассе прошел до Магадана, где целую неделю ждал хоть какой-нибудь корабль. Устроился матросом на сухогруз и добрался до Владивостока, затем Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Улан-Удэ, Тайшет, Абакан, Ачинск. В общей сложности прошел более 19 тысяч километров. Ночевал в основном в лесу в палатке.

Люди и медведи

РГ: А как живут в тех местах люди, вы же наверняка общались с местными жителями?

Котельников: В целом сложилось впечатление, что 1990-е годы очень сильно ударили по местной экономике. Я видел "города-призраки", шахтерские поселки, в которых никто больше не живет: стоят рядами пятиэтажки - совершенно заброшенные, нежилые, с выбитыми окнами и дверями, разрушенными крышами.

Природа здесь прекрасная, а вот экономика, социальная сфера неразвиты. Как-то я увидел медвежьи следы на окраине Магадана, даже сфотографировал их. Спрашиваю у местных, у вас здесь что, медведи ходят? Да надоели уже, говорят, постоянно лазают по огородам, собак пугают.

Или, например, Якутия. В ней живут меньше 1,5 миллиона человек, а ее территория - 20 наших Алтайских краев. В Якутстке поражает обилие современных зданий из стекла и бетона. Реставрируется старая часть города. Поразили тротуары: они не плиткой выложены, а круглыми спилами лиственницы. Я такого нигде не видел.

РГ: Колыма ассоциируется с тюрьмами и лагерями, люди хранят память о тех временах?

Котельников: Во время путешествия я встретился с местными краеведами - на одном из перевалов они устанавливали крест в память о погибших узниках ГУЛАГа. Ученые рассказали, что Колымская трасса - это самое большое кладбище мира. По некоторым данным, при строительстве этой магистрали, длиной более 2000 километров, погибли около полумиллиона человек. Получается, что каждые четыре метра - это могила. Людей хоронили на обочине, сейчас дорогу расширили - захоронения оказались под асфальтом.

О гостеприимстве и пищеварении

РГ: За все время путешествий по миру были ли ситуации, которые заставили по-другому относиться к привычным вещам?

Котельников: Два года назад в Афганистане на скорости 110 километров в час мы попали в аварию - лопнуло колесо у нашего джипа, и машина шесть раз перевернулись. У меня - компрессионный перелом позвоночника. В больнице за мной ухаживал бывший душман, который четыре года воевал с советскими войсками. Он с гордостью стал мне показывать свои раны. Спрашиваю: "А почему тогда сейчас за мной ухаживаешь?". Он говорит: "Война закончилась, ты гость, пришел без оружия, тебя никто пальцем не тронет".

В мусульманских странах люди гостеприимные. Иногда это выглядит даже слишком навязчиво. Например, в Пакистане на улице нам постоянно пытались подарить одежду, кольца, украшения, часы. Как только попадаешь в дом, тебе выделяют гостевую комнату, живи сколько хочешь. В соседней Индии - все по-другому. Грязь, нищета, попрошайки. В парке любого города на один гектар приходится до 70 бездомных, просто рядами спят на траве.

РГ: Чем вас удивили кухни народов мира?

Котельников: Вообще, я всеяден и непривередлив в еде. Нравится кавказская кухня. А вот особенности китайской кухни в том, что ты иногда не знаешь, что ты ешь. Складывается впечатление, что у них едой может стать все, что шевелится, - от кошки до тараканов! Поэтому в Китае лучше не спрашивать, из чего это приготовлено. Весь вопрос - вкусно или нет. С африканской кухней лучше не экспериментировать. То, что они едят, вы себе в рот запихнуть не сможете, а если сможете - желудок потом не переварит. Я уж не говорю о том, что в Конго, например, процветает каннибализм, там в год съедают несколько тысяч человек. Так что со времен капитана Кука главное для путешественника - самому не стать блюдом.

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники