Новости

05.10.2007 03:00
Рубрика: Общество

Тебя не бросят

Что нужно сделать обществу, чтобы слово "сирота" не звучало приговором

В перечень оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ включен необычный показатель - работа региона по семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей.

Об этом сообщил на днях глава МВД Рашид Нургалиев. А как вообще обстоят дела сегодня в системе государственного призрения детей-сирот? Как решается проблема сиротства, которая для России не просто болезненна, но достигла такой пронзительности, что ее уже называют угрозой национальной безопасности?

Быть рядом - просто?

Довольно целостную картину происходящего сегодня в этой сфере дали общественные слушания, которые состоялись в конце сентября в Москве. В них участвовали представители государственных ведомств и общественных организаций.

Как водится, звучали цифры. И, как водится, оптимизма эти цифры не добавляли. 2006 год добавил к уже имеющимся в России сиротам еще 127 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей. Это, правда, на 4,5 процента меньше, чем в 2005-м, но все равно очень много. 80 процентов из этого числа - сироты, оставшиеся без родительского попечения по "социальным причинам". Прежде всего по причине дурных родителей: более 7 тысяч детей отобраны у таких родителей из-за непосредственной угрозы жизни или здоровью ребят, 4 тысячи отцов и матерей ограничены в родительских правах, почти 63 тысячи лишены родительских прав, в том числе 2,6 тысячи - из-за жестокого обращения с детьми.

С тем, что ситуация продолжает оставаться критической, были согласны все. Но некоторые участники слушаний оценивали ее с большей долей пессимизма.

Марина Левина, президент питерского благотворительного фонда "Родительский мост", прилетела на слушания прямо из Мурманска, где проводила пятидневный тренинг для госслужащих. Ее тревожит отсутствие у государства практической стратегии: "Ведь сказать регионам "давайте устраивать сирот в семьи" - значит, не сказать ничего. Для этого "давайте" надо очень много сделать, выстроить целую систему таких семейных форм специальной подготовки людей, собирающихся взять в дом чужого ребенка, да и работников опеки - тоже. Надо продумать механизмы сопровождения приемных семей. А сегодня сами работники опеки толком, что называется, не в теме: чем, к примеру, опека отличается от приемной семьи". Непродуманность стратегии, считает Марина, проглядывает даже в популярной сегодня социальной телерекламе "Быть рядом - просто": "Быть рядом - совсем не просто! Взять в семью сироту - это и боль, и проблемы, и сомнения... "

Правоту слов Левиной о неподготовленности кандидатов в приемные родители, об отсутствии системной помощи приемным семьям подтвердила заместитель начальника отдела защиты детства Минобрнауки России Алла Дзугаева, проиллюстрировав это цифрами: "В 2006 году отменено более 1 тысячи решений о помещении ребенка в семью по причине невыполнения приемными родителями своих обязанностей, более 30 - из-за жестокого обращения с детьми. Свыше 2,5 тысячи решений отменено по инициативе самих усыновителей, опекунов, приемных родителей. Более 80 усыновителей, опекунов и приемных родителей привлечены к уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении детей, принятых ими на воспитание в семью".

О невысокой готовности российского общества "быть рядом" говорят и данные мониторинга, который уже несколько лет проводит доктор психологических наук, международный эксперт, проректор Столичной финансово-гуманитарной академии Галина Семья: "На вопрос "Как вы воспринимаете детдомовцев?" - 80 процентов людей отвечали: "Как "других", а 37 процентов сразу начинали рассуждать о "дурной наследственности".

Мотивация оптимизма

Казалось бы, все прозвучавшие цифры оставляли мало надежды, что в обозримом будущем нам удастся справиться с сиротской проблемой. Однако в большинстве выступлений "круглого стола" звучал, хотя и осторожный, с многочисленными "для этого надо...", оптимизм. Причем вполне мотивированный.

Во-первых, на то явлена политическая воля верховной власти. Во-вторых, у государства сегодня есть все возможности подкрепить эту волю материально. Что оно уже и делает. Озвученные Аллой Дзугаевой миллиардные суммы, которые направляются из федерального бюджета на развитие семейного устройства сирот, впечатляют, а к ним добавляются еще и средства, выделяемые на те же цели регионами. В-третьих, за последние годы очень окреп третий сектор, занимающийся проблемами сиротства. НКО готовы брать и уже берут на себя решение многих функциональных задач государства в этой сфере. И это, что очень важно, отмечали не только сами представители некоммерческого сектора, но и представители государства. Отношения между обществом и государством все меньше напоминают конфронтацию и все больше становятся партнерскими. А громко звучавшая на слушаниях идея общественного контроля за чиновниками уже не расценивается как покушение на государственные устои. В-четвертых, пусть медленно, но меняется и отношение населения к опеке и усыновлению. И хотя все еще крайне мало сирот усыновляются россиянами, число таких усыновлений все же растет. Так, в прошлом году российские граждане усыновили 7,7 тысячи детей-сирот, что на 10 процентов больше, чем в 2004 году. И столько же усыновлений состоялось уже за восемь месяцев 2007-го.

Все эти основания для социального оптимизма, считает Галина Семья, дают нам "исторический шанс": "От того, куда, в какую сторону мы сделаем сегодня шаг, зависит, сможем мы переломить ситуацию к лучшему или окончательно запустим проблему". России необходима реформа системы опеки и попечительства. По какому пути она пойдет, во многом зависит от того, какие законы будут приняты. И эвфемизм "в какую сторону шагать" означает, что альтернатива действительно существует.

Шаг вправо, шаг влево...

На сегодняшний день существует два законопроекта. Один, при разработке которого проводились консультации с общественностью и где учтены предложения общественных организаций, подготовлен министерством образования и науки. Второй родился в недрах Госдумы, и его отстаивает председатель думского Комитета по делам женщин, семьи и детей Екатерина Лахова.

К сожалению, Екатерина Филипповна, чье выступление было заявлено в программе слушаний, прийти не смогла. А о некоторых принципиально новых нормах, которые содержит "министерский" законопроект, рассказала Алла Дзугаева.

Им, например, вводится понятие "ребенок, нуждающийся в помощи государства". Оно будет применимо не только к детям, оставшимся без попечения родителей, но и к домашним ребятам, чьи семьи находятся в социально опасном положении. То есть гарантии государственной помощи получит и осиротевший ребенок, и дети из пьющих семей, и ребенок, чьи родители, к примеру, серьезно заболели или надолго лишились заработка. Также законопроект устанавливает общие стандарты обеспечения опеки и попечительства детей. Вводит понятие планирования деятельности по защите прав конкретного Вани или Маши. По такому индивидуальному плану станут "выстраивать" детскую судьбу специальные учреждения, заключившие с государственным органом опеки договор. Их работники смогут опекать домашних неблагополучных детей и их семьи, а также профессионально "сопровождать" те семьи, где живут приемные дети. Эти учреждения могут быть как государственными (детдом, например), так и неправительственными. Но в любом случае у них должна быть государственная лицензия на работу.

Вся эта предлагаемая система - не что иное, как патронат, давно и хорошо работающий во многих странах. У нас он до сих пор существовал лишь на местном правовом поле - в тех регионах, которые приняли соответствующий закон. Алла Дзугаева напомнила, что о необходимости разработать нормативную правовую базу по организации патронатного воспитания говорится в поручении первого вице-премьера Дмитрия Медведева, данного им минобрнауке в июне этого года. И "министерский" проект понятие патронатного воспитания как формы семейного воспитания ребенка теперь закрепляет в федеральном законодательстве. Еще он вводит новую форму профилактической работы с "домашними" детьми, нуждающимися в помощи государства, - социальный патронат.

Патронат и стал основным камнем преткновения в нешуточных спорах, разгоревшихся вокруг двух законопроектов-конкурентов. По мнению авторов и сторонников "министерского" варианта, "думский" вариант попросту перечеркнет саму возможность выстраивания патронатной системы в России. А председатель думского Комитета по делам женщин, семьи и детей никогда и не скрывала негативного отношения к патронату. Что подтвердила, например, в своем официальном письме, направленном в мае первому заместителю правительства РФ Дмитрию Медведеву: "По мнению комитета, эта форма воспитания детей-сирот противоречит федеральному законодательству, создает угрозу правам и интересам детей и не сокращает их числа в сиротских учреждениях". Екатерина Филипповна также выразила в письме озабоченность, что "в регионах активно лоббируются, в том числе иностранными организациями, патронатные семьи".

Какой из двух законопроектов станет законом и в какую сторону будет сделан тот "шаг" в исправлении ситуации с детским сиротством, мы, возможно, узнаем в ближайшем будущем. Во всяком случае, участники общественных слушаний очень надеются, что депутаты ответят на этот вопрос еще в нынешнем своем думском составе. О чем и намерены их официально просить.

Общество Семья и дети Правительство МИД Защита детей