06.10.2007 03:15
    Рубрика:

    Приморье готовится к реформе лесопромышленной отрасли

    Лесопромышленный комплекс края вынужден срочно менять приоритеты

    Три четверти территории Приморского края покрывают леса, значительная часть из которых потенциально пригодна к коммерческому освоению. Но лесная отрасль в настоящее время работает крайне неэффективно, ориентируясь на экспорт недорогой необработанной древесины. Ставка делается на количество заготовленной древесины в ущерб ее качеству, а при ее заготовке в основном вырубаются легкодоступные лесные участки.

    Предельный объем

    Лесные угодья в Приморье составляет порядка 11,5 миллиона гектаров, а запасы древесины оцениваются более чем в 1,7 миллиарда кубических метров. Преобладают хвойные породы - ель, пихта, сосна, кедр, лиственница. Ежегодный прирост древесины составляет 17 миллионов кубометров, но вырубать можно не более 25 процентов от этой величины.

    Большая часть леса для заготовок сосредоточена в отдаленных районах края, однако необходимая транспортная инфраструктура в этих районах практически отсутствует, что вызывает массу трудностей при заготовке и доставке леса. Основные неосвоенные промышленные запасы древесины остались лишь в бассейнах рек Единка, Самарга и верховьях Бикина. Это вынуждает лесозаготовителей отвлекать крупные финансовые средства из производственной сферы и перемещать свои лесозаготовительные мощности на север края, все дальше от перерабатывающих центров. Следует учесть и тот факт, что добрая половина расчетной лесосеки Приморья приходится на гористую местность - отроги Сихотэ-Алиня и множество хребтов поменьше, крутые склоны которых не позволяют в больших масштабах использовать лесозаготовительную технику.

    Есть и экологические причины, препятствующие заготовкам: на склонах сопок с уклоном свыше 20 градусов вырубленный лес уже не восстанавливается. Типичный пример - некогда покрытые тайгой, а нынче голые сопки в окрестностях Владивостока. Если же на сопках исчезает лес, то резко меняется  гидрологический режим рек, что неминуемо приведет к непредсказуемым последствиям в будущем. Впрочем, и в долинах лес можно рубить не везде - в бассейнах рек вырубки категорически запрещены. В этом случае уничтожение лесов приводит к тому, что русло реки может измениться в любой момент, что создает опасность для близлежащих населенных пунктов.

    Есть и другие проблемы. Часть лесосечного фонда рассеяна мелкими участками и экономически невыгодна для освоения. Значительную часть территории составляют леса с ограниченным лесопользованием. Это, прежде всего, особо охраняемые природные территории, общая площадь которых составляет более 12 процентов от территории края и 17 процентов от общей площади лесного фонда. В итоге получается, что без ущерба для природы можно рубить не более четырехпяти миллионов кубометров древесины в год, что почти соответствует нынешним объемам лесозаготовок. Но при более пристальном рассмотрении выясняется, что и нынешние объемы рубок, учитывая их структуру, не являются экологически безопасными. Суть в том, что в тайге растут деревья разных пород и размеров, но лесопромышленники вырубают в основном древесину ценных пород, предпочитая деревья диаметром 30 сантиметров и более.

    Второй важный момент - к официальным объемам рубок в 3,5 миллиона кубометров необходимо приплюсовать так называемые некондиционные деревья, уничтоженные для обеспечения хозяйственной деятельности, в частности, чтобы дать возможность трелеровочной технике пройти к нужным объектам. При вывозке древесины нередко оказывается, что количество срубленного леса превышает возможности заготовителя: у него может не хватать лесовозов, топлива, времени, особенно, если речь идет о нелегальной заготовке. Поэтому много бревен остается на лесосеке, провоцируя развитие вредителей и способствуя появлению лесных пожаров. Потери леса при заготовках составляют порядка 60 кубометров на гектар, что в масштабах края выливается миллион кубометров в год, а для Дальнего Востока в целом - в тричетыре миллиона кубометров в год.

    Третий немаловажный фактор - браконьерство. В том, что его масштабы огромны, сходятся как официальные органы власти, так и различные экологические организации. Разница только в конкретных цифрах - от 700 тысяч кубометров в год, по мнению властей, до полутора миллионов кубометров в год, по мнению экологов. Стоит заметить, что браконьеры предпочитают рубить особо ценные виды деревьев, в частности корейский кедр, которого в Приморье и так осталось не так уж много, а также ясень.

    Несомненно, что развитие цивилизованного лесного бизнеса и браконьерство - понятия несовместимые. Пока все происходит наоборот. Непродуманная реорганизация лесного хозяйства привела к разрушению остатков госконтроля за лесопользованием в Приморье и предоставила полную свободу действий лесным браконьерам. Сегодня для того, чтобы убедиться в масштабах браконьерства, вовсе не обязательно углубляться в таежные дебри. Незаконные лесозаготовки многочисленны и оживленны, а работа на них ведется регулярно, причем без какого-либо отвода лесосек.

    Все - на вывоз

    В настоящее время лесная отрасль края ориентирована преимущественно на экспорт. Но так было не всегда. Всего 1517 лет назад экспорт составлял меньшую часть от общей добычи леса, а экономику лесной отрасли определяла глубокая переработка древесины. В структуре экспорта круглое бревно составляло не более шестьвосемь процентов от объема заготовок - все остальное шло в дальнейшее производство. Два крупнейших приморских деревообрабатывающих комбината за год перерабатывали более двух с половиной миллионов кубометров древесины. В те времена Приморский край еще не был отрезан от страны непомерными железнодорожными тарифами, поэтому внутренний сбыт был практически неограничен. Перерабатывалось даже недревесное сырье, в частности хвоя, из которой делали пихтовое и кедровое масло.

    Но начиная с 1992 года, после приватизации государственных заготовительных предприятий, лесная промышленность края, впрочем, это касается и других лесных регионов Дальнего Востока, начала радикально меняться. Появилось огромное количество мелких фирм и экспортеров, контроль властей над которыми был чисто формальным. Повышение стоимости топлива, транспортных и энергетических тарифов привело к локализации лесозаготовок в наиболее доступных местах. Наиболее ценные леса начали рубить с удвоенной силой, и перерубы в несколько раз выше расчетных, в итоге, стали обычным делом. Тарифная политика железнодорожников отрезала местных лесозаготовителей от прежних рынков сбыта в европейской части страны, сосредоточив их внимание полностью на экспорте. Изза высоких транспортных тарифов приморский лес сегодня не может конкурировать с продукцией западных регионов в европейской части России, а ведь именно там сосредоточен основной платежеспособный спрос, именно там расположены крупнейшие мебельные фабрики. Сегодня же на экспорт идет более 75 процентов необработанного леса и пиломатериалов. Остальная часть идет на внутренний рынок, в основном Приморского края.

    Результаты браконьерской деятельности можно увидеть в различных районах Приморского края. Фото Дениса СмирноваСегодня основные торговые партнеры приморских лесопромышленников - Китай (47 процентов в структуре экспорта), Япония (37 процентов) и Южная Корея (16 процентов). Основа экспорта древесины из Приморья - круглый необработанный лес, на долю которого приходится порядка 90 процентов в структуре внешнеторгового оборота края. Экспортом древесины в крае занимаются более сотни предприятий. Но крупных из них не более пяти, остальные - небольшие компании, не имеющие как собственных средств на строительство серьезных перерабатывающих предприятий, так и возможностей получить значительные заемные средства. Подавляющее большинство мелких лесоэкспортеров работают с нарушениями законодательства и поставляют на рынок исключительно необработанный  лес.

    Негативное влияние на динамику развития отрасли оказывают устаревшая производственная база, в которой износ основных фондов составляет более 70 процентов, а также проблема вывоза древесины - лес вблизи транспортных магистралей практически полностью вырублен, а к неосвоенному лесному фонду невозможно добраться. Большое количество мелких лесопользователей неспособны самостоятельно содержать и ремонтировать лесовозные дороги, не говоря уже об их строительстве. Сегодня в крае количество лесовозных трасс составляет всего дватри километра на тысячу гектаров, что в 15 раз ниже, чем в Финляндии. Низкая плотность дорожной сети приводит к снижению процента использования расчетной лесосеки. Если в развитых странах выделенная лесосека осваивается на 9598 процентов, то в Приморье этот показатель существенно ниже. У лидеров отрасли показатель освоения участков составляет порядка 70 процентов, тогда как у мелких неспециализированных предприятий всего 50 процентов. Разница связана в основном с отсутствием у небольших предприятий  финансовых средств для закупки современной лесозаготовительной техники, невозможностью содержать соответствующий штат сотрудников. Впрочем, и лидеры отрасли работают не на новенькой технике. Основную массу спецтранспорта составляют трелевочные трактора с чокерной оснасткой, в основном еще советского производства, возрастом от 15 и более лет.

    Но даже существующие дороги требуют реконструкции и ремонта, длительное время ими никто не управлял, и сегодня они находятся в ужасном состоянии. Тем более что загруженные под завязку современные автомобили, зачастую повышенной проходимости, имеют массу до 50-60 тонн, тогда как пропускные характеристики земляного полотна закладывались в расчете на максимальные нагрузки 10-20 тонн. Изза плохих дорог существует проблема недовывоза древесины, значительная часть которой остается на лесовозных трассах особо сложной проходимости - застрявший в пути автомобиль попросту сбрасывает груз.

    Новая политика

    Разговоры о том, что с вывозом кругляка пора кончать, ведутся уже с середины 90-х годов прошлого века. В 2004 году в Приморье была принята программа развития лесопромышленного комплекса Приморского края до 2010 года, в которой упор был сделан на развитии глубокой переработки продукции. До 2010 года предполагается увеличить вдвое, по сравнению с 2004 годом, объем товарной продукции, причем, не увеличивая существенно лесосеку. В частности, документ предполагает строительство заводов в Дальнереченске и Находке, фабрики в поселке Чугуевка, а также фанерного завода в поселке Пластун.

    Хотя полностью от вывоза кругляка за рубеж отказываться никто не собирается. По программе объем экспорта круглых лесоматериалов должен сократиться к 2010 году до 1600 кубометров, или на 40 процентов, а экспорт пиломатериалов возрасти до 180 тысяч кубометров. Но эти цифры, вероятно, будут существенно скорректированы.

    Основная причина - в этом году правительство России уже не на словах, а на деле взяло курс на уход от экспорта круглого леса. С июля таможенная ставка на круглый лес поднялась до 20 процентов, а к 2009 году пошлины поднимутся до 80 процентов, что затруднит участникам внешнеэкономической деятельности легальный вывоз необработанной древесины. Российская таможенная политика направлена на то, чтобы постепенно уменьшать вывоз кругляка, как продукта с низкой добавочной стоимостью, и перейти к экспорту продуктов глубокой переработки древесины.

    Как это повлияет на отрасль - вопрос спорный. Прогнозы можно услышать самые разнообразные - от крайне пессимистичных до восторженных. Сами лесопромышленники в основном не в восторге от новой политики государства. По их мнению, начать повышать таможенные ставки на кругляк надо было семь-восемь лет назад, но делать это надо медленно и осторожно - на  трипять процентов в год. Это дало бы лесопромышленникам время на реструктуризацию их производств и сбыта. А раз уж этого сделано не было, то следует отложить введение запретительных пошлин на тричетыре года, чтобы за это время создать на Дальнем Востоке инфраструктуру для деревопереработки, построить перерабатывающие мощности и подготовить квалифицированные кадры.

    Сложившаяся же де-факто ситуация может привести к коллапсу лесного комплекса Приморья, и тогда не будет ни круглого леса, ни деревопереработки. У самих лесопромышленников нет средств на строительство новых предприятий в столь краткие сроки, поскольку и без заградительных пошлин рентабельность производства во всех секторах приморского лесоперерабатывающего комплекса продолжает снижаться и едва достигает шести процентов. По оценкам экспертов, во второй половине 2008 года, когда пошлины на вывоз кругляка вырастут до 60 процентов, рентабельность наверняка уйдет в минус, а новые предприятия по глубокой переработке к этому времени еще не заработают.

    Также пока неизвестно, где взять квалифицированные кадры, которые неизбежно потребуются при переориентации отрасли в направлении глубокой переработки. Пока все увлеченно гнали за границу необработанную древесину, специалисты не требовались и, соответственно, их в крае почти не готовили. Сейчас лесные школы действуют только в Лесозаводске Приморского края и Бикине Хабаровского края.

    Где взять деньги?

    В настоящее время в Приморье строится около 15 предприятий по обработке леса, однако их мощности невелики, и они не способны принципиально изменить структуру экспорта. Краевая программа развития лесной отрасли предусматривает удвоение объема экспорта леса, причем за счет увеличения выпуска обработанной древесины: пиломатериалов, клееного бруса. Реализация программы требует значительных инвестиций, их объем оценивается в несколько сотен миллионов долларов. Какую-то часть средств готовы вложить в дальнейшее развитие перерабатывающих мощностей сами предприятия, используя заемные средства, но без стратегических инвесторов не обойтись.

    Кто будет инвестировать? По мнению специалистов, в роли инвестора может выступить московский капитал. Крупные финансово-промышленные группы (ФПГ) уже давно захватили ключевые позиции в горнодобывающей отрасли и портах Приморья, поэтому их дальнейшая экспансия в другие ресурсные сектора приморской экономики края выглядит вполне ожидаемой. ФПГ может быть интересен наш региональный рынок и тем, что здесь есть такие сорта древесины, которых больше нет нигде в России, например дуб и ясень. Что касается мелких и средних компаний отрасли, то в ближайшие годы на базе самых успешных из них должен быть завершен процесс создания интегрированных структур, в которых будет налажена законченная производственная цепочка - от заготовки сырья до его переработки.

    Радикальная реформа отрасли - дело чрезвычайно дорогостоящее, и без господдержки в той или иной форме вряд ли удастся обойтись. Как вариант наведения порядка в отрасли, стимулирования тех предприятий, которые занимаются глубокой переработкой леса, видится предоставление им приоритетного права на аренду высвобождающихся участков. При условии дефицита лесного фонда в крае такой путь представляется весьма действенным.

    Если же говорить о финансовой поддержке, то здесь Приморский край должен присоединиться к реализации федеральной целевой программы по развитию лесоперерабатывающей отрасли. На развитие лесопереработки в регионах из федерального бюджета в рамках целевой программы на 2005-2012 годы направлено 17 миллиардов рублей. В рамках этой программы в Приморье планируется построить ряд лесоперерабатывающих заводов. Полезным бы было снижение налогов на предприятия по переработке древесины сроком на несколько лет.

    А нужна ли доска?

    Преимущества переработки древесины могут быть полностью реализованы только при условии успешного сбыта обработанной продукции. Внешний рынок должен быть подготовлен для экспорта пиломатериалов и другой продукции деревопереработки с территории края. Но с этим все обстоит очень непросто…

    Импортерам, в частности Китаю, где глубокая переработка хорошо развита, нужен от нас именно кругляк, а не доски, шпон и фанера. Китайские представители могут сколько угодно убеждать, что они согласны сотрудничать с приморскими лесопромышленниками в области деревообработки, но в реальности у них нет экономических стимулов инвестировать в лесоперерабатывающие мощности Приморья. Ведь в таком случае мы будем возить к ним не сырье, а готовый продукт, и, как следствие, сами китайские предприятия лишатся дополнительных прибылей и рабочих мест. Поэтому после дальнейшего повышения пошлин на вывоз круглого леса Китай может начать поиск других поставщиков сырья.

    Впрочем, при серьезных изменениях в структуре экспорта леса с Дальнего Востока и другим странам, которые покупали у нас круглый лес, придется перестраивать экономику лесоперерабатывающей отрасли. Пойдут ли они на это или предпочтут покупать кругляк в других странах - пока не известно. Они уже привыкли к регулярным поставкам необработанного сырья с Дальнего Востока. И если они прекратятся, то у них не останется выбора, как покупать сырье в других странах, к примеру, в Индонезии или Канаде. И тогда местные лесопромышленники останутся без привычного и близкого рынка сбыта.

    Конкурировать же с китайскими производителями вторичной продукции наши компании не смогут, что уже показала многолетняя практика в других секторах рынка. У нас слишком дорогая электроэнергия, значительно выше расходы на зарплату и налоги. К тому же в Китае для развивающихся компаний предусмотрены льготы. Конечно, Приморские лесопромышленники могут взять качеством продукции, но для этого потребуется существенно обновить производственные мощности, а средств для этого пока нет.

    Справка "РГ"

    В 2006 году предприятия лесной отрасли Приморского края произвели товарной продукции на 6142 миллиона рублей. В сравнении с 2005 годом показатель поднялся более чем на миллиард рублей. Круглого леса заготовлено на 152 тысячи кубометров больше, чем в 2005 году, пиломатериалов - на 40 тысяч кубометров больше. Экспорт пиломатериалов увеличен на 7 тысяч кубометров. Налоговые отчисления в консолидированный бюджет Приморья составили почти 1,5 миллиарда рублей.