Новости

09.10.2007 03:30
Рубрика: Власть

Приставы стремятся не к прилавку

Разрабатывается новый порядок реализации арестованного имущества
Текст: Игорь Михалёв (начальник правового управления ФССП России)
Федеральная служба судебных приставов предлагает оптимизировать схему реализации арестованного имущества. Наши предложения направлены на эффективное обеспечение признанных судом требований взыскателей и снижение масштабов коррупции в этой области.

Подготовленные службой проекты нормативных актов, кроме общей положительной оценки, вызывали и ряд критических замечаний. Такие замечания со стороны Российского фонда федерального имущества излагаются в материале "Судебные приставы присматриваются к бизнесу?" ("РГ" от 2 октября 2007 г.). ФССП считает необходимым предоставить свою официальную позицию - что тревожит в существующем положении дел и какие конструктивные шаги представляются необходимыми.

Законом определен единственный орган принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов - ФССП. Одна из обязанностей нашей службы - арест имущества должников и передача его в специализированные организации для последующей реализации. Средства, вырученные от нее, и передаются взыскателям - и гражданам, и юридическим лицам, и государству.

Сегодня согласно постановлению правительства РФ такая специализированная организация одна - Российский фонд федерального имущества. Именно РФФИ монопольно занимается реализацией имущества должников. Однако Фонду и его организациям-смежникам не всегда удается обеспечить полное и своевременное исполнение судебных требований. В итоге страдают интересы граждан и организаций - взыскателей в исполнительном производстве.

Так, в первом полугодии нынешнего года РФФИ возвратил нереализованным имущество на сумму более 2 млрд рублей. В одних случаях торги были признаны несостоявшимися, в других - имущество не смогли реализовать на комиссионных началах. В первом полугодии прошлого года аналогичная сумма составляла 4 млрд рублей. А ведь все это - прямые неудовлетворенные требования взыскателей или казны.

Нас упрекают в том, что мы и сами отзываем имущество с реализации. Действительно, в первом полугодии 2007 года было отозвано имущество на 3 млрд 122 млн 174 тыс. рублей. Но в большинстве случаев это было сделано в связи с полным удовлетворением должниками требований взыскателей - те просто отзывают исполнительные документы из ФССП. Другие причины отзыва имущества с реализации - это ликвидация должников и начавшиеся процедуры банкротства.

А что такое "несостоявшиеся торги" или "не смогли реализовать"? Это значит, что никто не изъявил желания купить выставленный на продажу товар. Или объявился только один покупатель - а это противоречит закону, и торги отменяются. То есть причина, как правило, - неудовлетворительная организация торгов. И тогда нереализованное имущество в конечном итоге передается обратно должнику. Можно предположить, иногда небезвозмездно. Это, по сути, - заложенная в процедуре заманчивая коррупционная лазейка. В 2007 году правоохранительными органами возбуждены уголовные дела в отношении ряда должностных лиц РФФИ в Приморском крае, Амурской, Иркутской, Ростовской областях, в Республике Коми и в некоторых других регионах России.

Однако недобросовестность отдельных лиц - случаи исключительные. Гораздо больше мешают объективные проблемы, решение которых не заложено в действующих нормативах . Потому мы и выступаем с инициативами по их пересмотру.

У службы судебных приставов есть свои органы в 85 территориальных образованиях России. А у фонда имущества - всего 38 филиалов. Правда, есть еще 47 региональных представительств, но их полномочий недостаточно для принятия решений. Поверенные РФФИ - организации, привлеченные Фондом для реализации имущества, - отсутствуют в 11 субъектах Федерации, а еще в 34 - их крайне недостаточно для работы. Кроме того, не все они обладают лицензиями на реализацию отдельных видов имущества, у кого-то не хватает помещений для его хранения, для экспозиции, стоянок автотранспорта. И получается, что в 39 регионах поверенные Фонда - такие "необеспеченные", у них нет даже сайтов в Интернете.

При чем здесь сайты? А при том, что без информации о таких распродажах потенциальные покупатели и не узнают о наличии товаров, которые им интересны. И эта работа сейчас выполняется формально. Директор нашей службы Николай Винниченко привел пример: объявления об аукционах, происходящих в Рязанской области, были опубликованы аж в тульской газете "Ярмарка". А в Свердловской области поверенный РФФИ разместил извещения о

торгах в "Военном железнодорожнике".

И, кстати, закон вроде как не нарушен - в нормативных актах не прописано, в каких изданиях надо публиковать эти объявления. Есть только требование по срокам - за 30 дней до торгов.

Вот к чему это приводит. В 2006 году за неуплату налогов было арестовано имущество дорожной организации ДЭП-23 в Сергиевом-Посаде - два жилых здания. На торгах, состоявшихся почему-то в Электростали, эти дома ушли частному лицу - за 38 тысяч рублей. Согласитесь, удивительная цена - даже за здания барачного типа. Навевает, знаете ли, подозрения. А жильцы теперь протестуют - ведь информация о торгах не дошла ни до них, ни до тех инстанций, где кого-то заинтересовала бы их судьба.

Поэтому ФССП и предлагает пересмотреть порядок информирования о распродажах арестованного имущества. Речь идет о размещении объявлений на специализированных сайтах в Интернете, точном выборе изданий, где они публикуются, - с учетом стоимости и его номенклатуры товаров, привязки к региону, где будут торги.

Мы считаем, что монопольное положение РФФИ - главная причина проблем в реализации арестованного имущества. Кстати, служба судебных приставов вовсе не планирует, пошатнув монопольные права Фонда, тут же забрать их себе, в чем нас подозревают оппоненты. Наша задача в том, чтобы в этом деле не было ничьей монополии, а сам процесс реализации не создавал условий для коррупции и приносил взыскателям максимально возможное удовлетворение требований.

Кроме того, мы предлагаем расширить организационную базу реализации имущества. Привлечь к ней на публичных и прозрачных конкурсных основах большее число предприятий - как государственных, так и частных. Это, конечно, нарушит монополию РФФИ, но зато позволит использовать в интересах граждан возможности, например, торговых организаций, расположенных поближе к потенциальным покупателям или специализирующихся на продаже того или иного вида товаров - вот хотя бы подержанной бытовой техники.

При этом никто не умаляет права РФФИ на участие в конкурсном отборе. Просто вместо одной организации в сфере реализации арестованного имущества должно появиться несколько - работающих в условиях конкуренции и заинтересованных в результатах продаж.

Подготовленные нами проекты документов позволят придать оценке арестованного имущества, которая вызывает много споров, рекомендательный характер. Мнение судебного пристава или привлеченного им оценщика не должно быть категоричным. Логичнее определять начальную цену, которая в зависимости от конъюнктуры может измениться. Чтобы обеспечить публичность и прозрачность процедуры, мы предлагаем проводить торги преимущественно в форме аукционов. А в форме конкурса, в том числе закрытого, - только в исключительных случаях, предусмотренных действующим законодательством. Результаты предлагаемого нововведения - продажа максимальных объемов переданного имущества по оптимальной цене.

На наш взгляд, монополией на продажу арестованного имущества не должен обладать ни Фонд, ни Служба, ни какая-либо другая организация. Эта деятельность может эффективно осуществляться только в условиях открытого рынка и свободной конкуренции. В этом и состоит суть предложений, подготовленных службой судебных приставов.

Власть Работа власти Госуправление Правительство Минюст ФССП