Новости

10.10.2007 02:30
Рубрика: Власть

Взгляд с двух сторон границы

Что будут искать международные наблюдатели в России
5 октября в Варшаве завершилось 12-е Совещание ОБСЕ по рассмотрению выполнения обязательств в области человеческого измерения с участием представителей 56 государств. На протяжении всего совещания ощущалось некоторое напряжение, связанное с вопросами участия международных наблюдателей в мониторинге выборов депутатов Государственной Думы 5-го созыва.

Интерес к этой теме подогревала позиция официальных властей Польши, связанная с попыткой отказаться от приглашения международных наблюдателей на выборы в сейм 23 октября. "Мы - страна с демократической системой выборов, и нас нечему учить" - примерно так мотивировали отказ Польши приглашать наблюдателей официальные лица государства, ставя под сомнение существование всей системы международного мониторинга, так как де-юре сегодня все государства - участники ОБСЕ имеют законодательно закрепленную демократическую (со своими национальными особенностями) избирательную систему.

Только настойчивые и терпеливые действия со стороны руководителей БДИПЧ ОБСЕ в отношении властей Польши смогли спасли ситуацию и сохранить лицо международному институту наблюдения, образ которого далеко не однозначно воспринимается всеми участниками международных сношений. Кто-то представляет его в виде универсального средства установления единого порядка организации государственной власти в любой стране. Для кого-то - возможность активно участвовать в национальных электоральных процессах суверенных государств. Для кого-то миссия наблюдения - лишь ознакомительные политические туры по зарубежным странам.

Действительно, за 15 лет существования института международного наблюдения мандат (полномочия) международных мониторинговых миссий из простого наблюдения за голосованием разросся до неузнаваемости - "всеобъемлющего" наблюдения за выборами, до и после выборов. Сегодня деятельность мониторинговых миссий вышла далеко за рамки оценки электоральных процедур и охватывает такие аспекты внутригосударственных общественно-политических правоотношений, как партийное строительство.

В период демократической эйфории, в которой пребывала Россия в 1990-е годы, подписанием ряда международных актов мы делегировали Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и ее Бюро по демократическим институтам и правам человека фактически неограниченный объем полномочий, по сути признав право организации "по защите демократического порядка" в любом суверенном государстве. Подразумевая, что подобные правила будут действовать для всех государств ОБСЕ. На деле оказалось, что это далеко не так.

Еще год назад в 33 из 55 государств -участников ОБСЕ законодательно не был введен предусмотренный копенгагенским документом 1990 года институт международного наблюдения, позволяющий легально присутствовать иностранным наблюдателям на выборах у своего соседа. Государства, не признающие участия иностранцев в своих электоральных процедурах, - это в основном страны "старой демократии".

Аналогичное двойственное отношение к выполнению своих обязательств прослеживается и во всех остальных вопросах обеспечения избирательных прав: чем "демократичнее" государство, тем труднее найти элементы трансформации международных стандартов и рекомендаций в национальном законодательстве.

С одной стороны, это объективно. Избирательное законодательство стран "молодой" демократии формировалось с учетом современных реалий и принимаемых обязательств государств. Это позволило законодателю формировать нормативную базу выборов, что называется, с нуля, опираясь на выработанные международные электорально-правовые стандарты. Но, с другой стороны, разве правила существуют не для всех участников правоотношений?

Очевидно, что сам бренд "электоральная демократия" (не путать с демократией как институтом) был изобретен не нами и не сегодня. Но это совершенно не означает, что рецепт ее приготовления и право на сертификацию электоральных процедур на планете навечно останется в государствах к западу от Вены.

Что же собираются найти международные наблюдатели в России на выборах депутатов Государственной Думы? Ответ достаточно прост: то, что ищут. А именно - доказательства "превосходства" западной демократии над современной российской, в которых, по их мнению, так нуждается западная общественность.

Но, во-первых, все новое - это хорошо забытое старое. Вспомните времена Советского Союза, как работала советская идеологическая машина на "внутренний рынок", сравнивая политические системы отдельных государств и выдавая частные мнения отдельных иностранцев за общую тенденцию крушения западного строя.

Во-вторых, мы никогда не говорили и не говорим, что российская (постсоветская) демократия тождественна современной западной демократии. Они не идентичны ни по географическому признаку, ни по времени своего существования, ни по социальным, ни по историческим, ни по культурным особенностям. При этом Российская Федерация и ее избирательные органы твердо стоят на позициях исполнения общепризнанных международных стандартов избирательных прав, закрепленных в целом ряде международных правовых актов, и их реализации в национальных электоральных процедурах.

Поэтому сравнение, тем более рейтинговая оценка, демократических систем современных государств будет просто неуместна при отсутствии четких критериев мониторинга выборов как по форме, так и по их содержанию.

Прекрасно понимая такое состояние дел, руководители ОБСЕ согласились с необходимостью адаптации организации "к новым вызовам и угрозам, которые существуют в двадцать первом веке" и которая должна осуществляться с учетом предложений Российской Федерации по ее реформированию. Каждая страна имеет свои особенности развития, в том числе и политические. Однако такая позиция - оказаться в хвосте колоны и потерять пальму первенства строителей мировой демократии - не устраивает наших партнеров по ОБСЕ.

Отсюда и неистребимое желание продолжать "контролировать" процессы демократизации в странах "молодой демократии", опираясь не на четкие однозначные критерии и нормы, одинаковые для всех, а исходя из своего, очень индивидуального понимания демократических процедур, прикладывая в качестве лекала свой "золотой стандарт".

Спасением и определенным выходом для БДИПЧ ОБСЕ из сложившейся ситуации было бы неприглашение Россией международных наблюдателей на парламентские выборы. При отказе официальных лиц России приглашать международных наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ могло бы, не утруждаясь доказательствами, выступить в привычном амплуа "назидающей инстанции", обвинив Россию в невыполнении международных обязательств.

А вот в случае приглашения БДИПЧ ОБСЕ придется запускать пока еще работающую, но, по признанию практически всех, требующую серьезной модификации и редизайна машину международного наблюдения. И отправляться на ней в далекую, пугающую своими просторами Россию, богатую не только углеводородами, но и талантливыми и смекалистыми людьми с широким спектром политических взглядов, которые, может быть, помогут заполнить машину ОБСЕ хоть чем-нибудь на обратную дорогу. Но для этого нужно - хотя бы внутренне - признать очевидное: в мире нет универсального рецепта демократии - к этому состоянию каждая нация добирается своим путем, преодолевая свойственные только ей трудности и препятствия.

Последние новости