Новости

13.10.2007 03:30
Рубрика: Общество

"Петербургский диалог" - петербургский камертон

В Висбадене открывается международный гражданский форум
Сегодня в немецком Висбадене открывается седьмой по счету международный гражданский форум "Петербургский диалог", учрежденный президентом России Владимиром Путиным и федеральным канцлером Германии весной 2001 года. Его участникам предстоят дискуссии во множестве рабочих групп на общую тему "Единство Европы - вклад Германии и России".  

По традиции участниками "Петербургского диалога" становятся наиболее известные и авторитетные в своих странах политики, министры, ученые, журналисты, деятели науки и культуры. Особый авторитет "Петербургскому диалогу" придает то пристальное внимание, которое проявляют к нему лидеры России и Германии.

Скорее всего (как и в прошлые годы) острые дискуссии разгорятся в рабочей секции "Петербургского диалога", обсуждающей роль СМИ во взаимоотношениях Германии и России. О том, как эти контакты складываются и на какие "айсберги" они рискуют наткнуться, "Российской газете" рассказывает заместитель председателя Совета Федерации ФС Российской Федерации, сопредседатель секции "СМИ" с российской стороны Дмитрий Мезенцев.

Российская газета: Дмитрий Федорович, кто из российских журналистов будет представлять наши СМИ на форуме? Их миссия непроста.

Дмитрий Мезенцев: Мы очень благодарны за то, что участвовать в VII заседании международного гражданского форума согласились сильные и яркие профессионалы: главный редактор журнала "Огонек" Виктор Лошак, тележурналисты, ведущие популярных аналитических программ на национальных телеканалах Сергей Брилев, Владимир Соловьев, Алексей Пушков, первый замгендиректора агентства ИТАР-ТАСС Михаил Калмыков и другие.

Доклад по теме "Средства массовой информации: взгляд из Европы - взгляд на Европу" на секции сделает директор Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян. Это люди, которые завоевали авторитет в российском обществе своим профессионализмом и гражданской позицией. Мы ожидаем, что и с немецкой стороны состав участников дискуссий тоже будет сильным. Верим, что наши партнеры не будут тенденциозными в оценке ситуации в нашей стране, более прислушаются к аргументам российских журналистов.

РГ: Вы нашли достаточно мягкую формулировку для описания споров, которые в массмедиа шли (и продолжаются) буквально "стенка на стенку". Достаточно вспомнить, например, статью о России с говорящим названием "Месть медведя". Ее автор - известный немецкий политолог профессор Михаэль Рутц, это ваш коллега, сопредседатель секции "СМИ", и вместе с вами он будет выступать на форуме в качестве координатора дискуссии...

Мезенцев: В этой статье действительно содержится ряд резких суждений о России. Никаких "открытий", впрочем, нет - подобные стереотипы характерны в последнее время для западной прессы. Мы не собираемся разбирать такого рода публикации с красным карандашом в руках и уж тем более со сжатыми кулаками. Успех дискуссии, ее результативность предопределяются не набором аргументов "за" и "против", которые может найти каждая сторона. В системе наших отношений важна именно готовность протягивать друг другу руку для сотрудничества. Важно помнить, для чего создавался "Петербургский диалог". Его цель - дать представителям гражданского общества наших стран, тысячам и тысячам людей возможность стать ближе друг к другу, несмотря на сложную многовековую историю и перипетии наших отношений. Мы верим, к этому возможности есть. Именно отношения России и Германии могут стать для Европы тем "камертоном", по которому могли бы выстраивать тон в контактах с нами представители других стран Запада. Мы должны быть предельно аккуратными, определяя роль всех участников процесса объединения Германии на рубеже 90-х годов. Но шаги СССР в поддержку стремления немецкого народа к восстановлению единства замалчивать некорректно и непозволительно. Как обстоят дела сейчас, судить гражданам наших стран. Мы уже не один год ведем дискуссию с влиятельными немецкими журналистами, политиками и экспертами, стремясь добиться перелома в заданности восприятия России. "Холодной войны" давно нет, как нет и противостояния систем и военных блоков, а привычка видеть на одной седьмой части суши недругов никак не уходит.

РГ: Вам не кажется, что "принципиальность" в данном случае наши коллеги трактуют скорее как "агрессивность"?

Мезенцев: Образ России в глазах Запада складывается не только из того, что пишет пресса. В значительной степени его формирует то, как мы сами ощущаем себя, насколько убедительно способны "транслировать" это самоощущение за ее пределы. Давайте не будем забывать, что у нас свои традиции государственности, и они вовсе не сводятся к последним пятнадцати годам новейшей истории. Нам, по сути, пришлось за последние сто лет дважды поменять общественно-политическую формацию, разрушить старую систему и после пережитого "шока" выстроить работающую новую. Это невероятно, космически сложно, о чем наши партнеры часто помнить не хотят. А мы сами, безусловно, имеем право по-разному относиться к советскому прошлому, отрицать или принимать некоторые традиции. Но мудрость все-таки в последовательности и в выдержке, а не в отрицании. Даже если к тебе применяют систему "двойных стандартов" и критикуют буквально за все. Президент России Владимир Путин в феврале этого года продемонстрировал образец государственной мудрости и мужества, выступая в Мюнхене. Он дал тогда принципиальные оценки, в том числе и тем пересудам, которые шли в Европе по поводу гибели известной российской журналистки. Но главное, показал, на какое место вообще претендует Россия в изменившемся мире. Эта речь вызвала эффект удивительный и по-настоящему "прорывной". Лидер государства продемонстрировал, что Россия уже ни перед кем не склоняется с протянутой рукой. Безусловно, это не может не раздражать тех на Западе, кто быстро привык в 90-е годы к России "слабой" и "советующейся" по любому вопросу с бесконечным числом зарубежных экспертов. В одной из крупнейших германских газет по итогам прошлого - шестого - заседания "Петербургского диалога" прозвучал очень характерный тезис: "мы имеем право спрашивать с России за "изъяны" в строительстве демократической системы именно потому, что Россия сама и по своей воле эту систему для себя выбрала". Автор даже не задумывался о том, что ни у кого нет права судить за ими же определяемое "низкое" качество внутренних процессов, идущих в нашей стране, и тем более - строго "взыскивать" за мнимые просчеты с российского народа.

Опыт последних лет доказывает, что все мы стали гораздо более ответственными и решительными в защите демократической модели развития страны. Все мы укрепляем не только демократию в своей стране, но и уверенность в нашем будущем, забывая состояние растерянности и неверия. Начавшийся в марте 2000 года, этот процесс реально развивается. Нас уже считают сильным партнером и соперником, но именно потому и атакуют.

РГ: Дмитрий Федорович, в свое время вы разрабатывали теорию влияния СМИ на политические установки личности, описали, как возникают, работают и развиваются различные информационные конструкции больших масштабов, в том числе "информационные фантомы". А можно ли вообще с такими "призраками" из массмедиа бороться?

Мезенцев: "Фантом" возникает не сам по себе. Нерукотворных "информационных фантомов" не бывает. Умело скроенный, лукаво задуманный, он работает на потребу политического дня, формируя, а порой и разжигая определенные настроения в обществе. А затем сам, опираясь на "достигнутое", приобретает все большие масштабы.

РГ: Но стоит ли в таком случае вообще вести диалог?

Мезенцев: От диалога отказываться нельзя никогда. Здравомыслящие западные политики и эксперты тоже понимают, что Европа России нужна нисколько не меньше, чем Россия - Европе. Но при этом некоторые наши партнеры пытаются делать вид, будто никакой системы надежных отношений с Россией не существует. Прямое следствие такого настроя - и то, что происходило, например, в Прибалтике. Когда история России очерняется, замалчивается, принижается. Причины такой "заданности" и ставки на девальвацию авторитета России многогранны, в рамках одной газетной публикации их, к сожалению, не объяснить...

РГ: Значит, видимо, надо не ограничиваться газетными статьями и дискуссиями на форуме раз в год...

Мезенцев: Наше общение между годовыми собраниями "Петербургского диалога" стало гораздо плотнее, чем прежде. Мы уже можем говорить о программе стажировки молодых журналистов: немецких в России и российских в Германии. Мы предложили и будем организовывать визит в нашу страну немецких журналистов, причем так, чтобы программу поездки формировали гости, а не хозяева. Пусть побывают там, где захотят: в российской глубинке, в воинских частях, в фермерских хозяйствах, на заводах, в вузах, школах, а не только в столицах или областных центрах. С нашей стороны запретов и ограничений не будет. На форуме мы обсудим планы таких "деловых путешествий".

На рубеже 90-х годов Россия была "в моде", миллионы европейцев избавлялись от своих страхов перед Советским Союзом. Сейчас, когда Россия уже не смотрит на собеседников "снизу вверх" и активно заявляет о себе, как о равном партнере, требующем к себе уважения, нам не стоит больше заигрывать и выходить на политический подиум в перекроенных нарядах - мы видим, как изменчива мода и в политике. Развитие стабильных, обращенных в будущее отношений стран-партнеров с равноправным участием представителей гражданского общества и есть цель работы "Петербургского диалога".

Общество СМИ и соцсети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники