18.10.2007 03:44
Поделиться

Центробанк Киргизии в последнее время стал осторожен в прогнозах

- Хотя цены на продовольствие выросли повсеместно, по темпам инфляции Киргизия лидирует на всем постсоветском пространстве, - об этом объявил вчера заместитель председателя правления нацбанка Абдыбалы тегин Суеркул.

По данным нацстаткома, с начала года по сентябрь инфляция составила 10,3 процента. Если в течение полугода этот экономический показатель "вел" себя спокойно, давая лишний повод главе центробанка Марату Алапаеву не без гордости заявлять, что в Киргизии самый низкий рост инфляции, то уже ближе к осени цены на продукты питания ежедневного спроса словно взбесились. Так, 27 июля хлебобулочные изделия подорожали в среднем на 1,26 процента, уже через неделю - на 19,45, а в последнюю декаду августа - более чем на 6, потом на 7 процентов и так далее. Такова хроника скачков инфляции, зафиксированная экспертами нацбанка.

В результате на 5 октября рост цен на хлебобулочные изделия был зафиксирован в пределах 40 процентов, а со следующей недели, по словам Абдыбалы тегин Суеркула, произошло падение на 9 процентов. Он надеется, что на этом пик инфляции закончился и в дальнейшем на спад пойдут как ажиотажный спрос на продукты питания, так и спекуляция ими. И со временем "вступит в игру фактор стабилизации".

Основными источниками повышения цен в стране были и продолжают оставаться немонетарные причины - 84,5 процента. Монетарные же факторы в начале августа вкупе с инфляционными ожиданиями населения составляли в структуре роста цен примерно 20 процентов. Однако правительству и центробанку, который активизировал выпуск краткосрочных ценных бумаг и ограничил свое участие на валютном рынке, удалось их снизить почти наполовину.
Этот успех и позволил заместителю главы нацбанка утверждать, что "всплеск цен уже позади и дальше начнется их падение и наступит долгожданная стабилизация".

Напомним, что ускорение темпов инфляции обусловили, прежде всего, сообщения о повышении стоимости продовольственного зерна на мировых рынках, вслед за этим последовало значительное удорожание казахстанской пшеницы, которую в большом количестве закупает Киргизия. Но цены поднялись также на молочные изделия, масло, жиры. Выросли и платные услуги - на 2,8 процента. Более чем на 12 процентов повысилась стоимость образования.

Усугубило ситуацию с хлебом и мукой и то обстоятельство, что в экономической политике правительства сельское хозяйство занимало далеко не первое место, хотя страна в целом считается аграрной. Ведь более 40 процентов ВВП - это доля продукции сельхозпроизводителей.

Нацбанковский чиновник, называя причины, не открыл Америки: это отсутствие целенаправленной политики в области земледелия. Площади посевов под зерновые из года в год уменьшались, потому что выращивать культуру крестьянину становилось невыгодно. Ему постоянно приходилось решать вопросы аренды земли и полива, покупки удобрений и горючего для техники и т.д. При этом надеяться на дешевые кредиты не приходилось. Коммерческие банки весьма неохотно ссужают деньгами фермеров, потому что ждать возврата средств нужно самое малое год. А это неинтересно кредиторам.

Другая причина, которая в последнее время постоянно муссируется в правительстве и в СМИ, - разветвленная сеть посредников, которые стали играть роль монополиста на рынке продовольствия. Именно люди и компании, ничего не производящие, но зато выполняющие функции "разводящих" между крестьянином и торговцами, формируют окончательные цены. Их доходы на 50-80 процентов выше, чем производителей продукции.

 - Здесь возникает вопрос, платят или не платят посредники налог, - поинтересовался заместитель председателя правления Центробанка. - Почему им все сходит с рук?

Еще один важный фактор, на которое правительство обращало недостаточно внимания, - отсутствие планирования урожая и прогноза тенденций потребительского рынка.

По мнению банкира, в Киргизии по сравнению с другими странами, темпы роста на сей раз оказались гораздо выше, чем обычно, потому что в структуре потребительской корзины продовольственный фактор составляет около 46 процентов, из них 16 процентов - это хлеб. В соседнем Китае, где цены также поднялись, в общей доле потребления на продукты питания отводится 37 процентов.

На вопрос корреспондента Центрально-Азиатского представительства "Российской газеты", какого показателя инфляции стоит ожидать к концу года, Абдыбалы тегин Суеркул ответил, что важнее на сегодня другой вопрос: сколь долго продлится "смутное время" ожидания снижения цен? Он надеется, что в течение 6 месяцев "мы придем к тому показателю инфляции, который присущ нашей экономике:  

- Снижение цен всегда происходит медленнее и труднее, чем их рост. Существует определенная инерция, поведенческие стереотипы. Правительство принимает соответствующие меры, и это должно сказаться на снижении цен на основные виды продовольствия.

Кстати
По осторожным прогнозам нацбанка, к концу года инфляция может достичь 13 процентов, но это в лучшем случае, если все усилия правительства по обузданию цен оправдают себя. Первоначально этот показатель планировался на уровне 5 процентов, три месяца назад центробанк был вынужден поднять планку до 9 процентов в год. Однако и этот прогноз оказался преждевременным.