Новости

19.10.2007 02:10
Рубрика: Общество

И где теперь искать солдата

Донские поисковики завершили создание электронной версии областной «Книги памяти»

Почти шесть месяцев останки неизвестного солдата, погибшего во время Великой Отечественной войны в 1942 году, лежат в гараже одного из участников донского поискового движения. По российскому законодательству, средства на перезахоронение павших воинов должна выделять администрация того района, на территории которого останки были найдены и где, соответственно, совершается погребение. Молодому бойцу, в 19 лет сложившему голову за свою страну, почти повезло. Его хотели торжественно похоронить в день 62-й годовщины Победы. Но к дате не успели.

Потом пыл чиновников угас. С тех пор и ждет солдат: то ли очередного "праздника со слезами на глазах", то ли подходящего случая.

Областному клубу "Память - поиск" в этом году исполнилось 25 лет. На его счету тысячи возвращенных истории имен советских воинов, погибших в сражениях с гитлеровцами и числившихся пропавшими без вести.

- Недавно мы закончили осеннюю "Вахту памяти" на линии бывшего Миус-фронта, в которой участвовали поисковики из нескольких регионов России, - говорит руководитель клуба Владимир Щербанов. - Наткнулись на большое захоронение, но поднять на тот момент удалось останки только четырех человек.

Линия Миус-фронта, Смоленская область, Керчь и Краснодон на Украине - это далеко не полный перечень мест, где работают донские поисковики. Найденные вещи: фляги, котелки, солдатские медальоны - они отправляют на экспертизу для того, чтобы установить по ним имена павших, и сообщить родственникам. Многие из них, получив эту весточку, приезжают, чтобы поклониться могиле солдата.

- В 2002 году у села Ряженое в Ростовской области были найдены останки Петра Полякова, - рассказывает Щербанов. - Мы долго искали его родных и, наконец, в этом году удалось собрать всю семью у братской могилы в Матвеево-Курганском районе, где похоронили Полякова. Оказалось, что у него было два родных брата - на войну они уходили все вместе. Двое погибли, а один, ставший впоследствии профессором истории, остался в живых. На его сына Вячеслава мы и вышли.

В окрестностях того же села Ряженое были обнаружены останки другого солдата по фамилии Пилишвили.

- Мы думали, что он грузин, а оказалось, что осетин. Но самым удивительным было то, что генерал армии Исса Плиев, который 10 лет, с 1958-го по 1968-й год командовал войсками СКВО, доводился погибшему братом и искал его по всему Союзу, - продолжает Щербанов. - Дело в том, что в XIX веке часть семьи Плиевых переехала жить в Грузию и была вынуждена из-за местных нравов переделать осетинскую фамилию на грузинский манер - Пилишвили. Так и получилось, что один брат был Плиев, а другой - Пилишвили. В прошлом году к нам из Северной Осетии приезжал внук погибшего бойца.

Была и другая, еще более интересная история. К нам пришел запрос из питерского фонда поисковых отрядов. Там нашли самолет старшего лейтенанта Захарченко. Фамилию пилота удалось определить по номеру двигателя летательной машины. Выяснилось, что его друг Владимир Битов еще жив - он долгое время работал в школе номер один в Егорлыкском районе области. С его помощью нам удалось найти жену погибшего старшего лейтенанта, которая живет в Волгоградской области. Но это еще не все. Мы узнали, что перед боем, ставшим для Захарченко последним, его представили к званию Героя Советского Союза за 12 сбитых самолетов. К слову, летал он в одной эскадрилье с самим Александром Силантьевым, который стал маршалом СССР. Так вот, после того, как Захарченко погиб, процесс представления его к званию Героя был остановлен. Поэтому его друг Владимир Битов, как только получил от нас эти сведения, написал письмо на имя президента России с просьбой еще раз рассмотреть вопрос о представлении Захарченко к званию Героя посмертно. Ждем ответа.

Все эти имена, как и тысячи других, собранных в результате четвертьвекового труда поисковых бригад, собраны в электронную Книгу памяти Ростовской области, работа над которой уже завершена.

Главные помощники поисковиков в их нелегком деле - работники судебно-медицинской экспертизы.

- Листочки бумаги, на которых были написаны имя и фамилия солдата, хранились в медальонах. Но бумага имеет свойство портиться. Поэтому на "расшифровку" одного медальона у специалиста может уйти от трех часов до двух суток. Причем заниматься он этим может только в свободное от работы время. Поэтому найти службу, которая соглашается сотрудничать с нами, очень сложно. Это проблема всего российского поискового движения. Исключение составляют лишь те службы судмедэкспертизы, где работают "наши" люди. Ведь то, чем мы занимаемся, - хобби. И оно объединяет людей самых разных профессий.

Случается, что по одному смертному медальону узнают имена нескольких человек: поднимают архивы, выясняют, кто сражался на этом участке. Не все заполняли смертный  медальон. Было солдатское поверье: заполнишь - живым из боя не вернешься.

- В некоторых районах мы не можем работать потому, что местные власти не дают разрешение на поиск останков солдат, так как потом их нужно будет предать земле по всем правилам, а выделять на это средства из бюджета они не хотят, - говорит Владимир Щербанов. - Но Суворов был прав, сказав однажды, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат.

Разыскиваются родственники

Бодахова Ардаша Саркисовича, проживавшего в поселке Чалтырь Мясниковского района Ростовской области.

Головченко Афанасия Федоровича 1904 года рождения, проживавшего в селе Титовка Волошинского района Ростовской области (сейчас это территории Миллеровского, Боковского и Константиновского районов). Жена - Головченко Анна Алексеевна.

Дьягнина или Дьянина Михаил Ивановича, 1904 года рождения, уроженца Ростова-на-Дону, призванного в армию 23 июня 1941 года. Жена - Евдокия Наумовна. В записке. найденной в его солдатском медальоне, было написано: "Товарищи, в случае моей смерти прошу сообщить моей…"

Засыпкина Василия Алексеевича, проживавшего в Ростовской области. В армии он был рядовым.

Общество История Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область