Новости

Обе большие игры сами напросились в эту колонку и завязались довольно тугим узлом. Та и другая основаны на противостоянии России и Британии. Первая - "Большая игра" в геополитику Михаила Леонтьева. Вторая - большая игра (без кавычек) в футбол. Хотя по части интереса со стороны зрителей они несопоставимы.

В ожидании телепортации

Футбольный матч "Россия - Англия" нет смысла здесь комментировать и даже смаковать. На это есть спортивные обозреватели и спортивные передачи. Но есть смысл оценить его с точки зрения телевизионной подачи. Тем более что организаторы шоу еще до начала трансляции назойливо намекали на ее уникальный характер.

Они несколько дней своими промороликами подогревали интерес зрителей. На компьютере сработали картинку: над лужниковской ареной сгущаются синие тучи, и вихри враждебные веют над нею. Овал стадиона, затененный, словно город во время войны перед бомбежкой, вдруг изнутри озаряется, оживает, и далее идет информация о предстоящем ристалище.

Перед самым ристалищем прошла информация в программе "Время" о невиданной прежде степени изощренности показа предстоящего матча. 22 телекамеры, установленные в самых разных точках стадиона, в сочетании с новейшей компьютерной техникой должны обеспечить телезрителю эффект присутствия не только на трибуне, но и на зеленом газоне. Мне, как зрителю, пообещали, что я смогу увидеть игру с точки зрения самих игроков - и того, который прорывается к воротам, и того, кто стоит в воротах. И смогу увидеть коллизию с позиции судьи. То есть я буду вездесущ, как Господь Бог. Я смогу крикнуть: "Остановись, мгновение", если оно прекрасно. И оно остановится. И повторится кратно, по моему желанию, по моему хотению.

Что еще мне, сладострастному болельщику, нужно. Я отдал доставшийся мне отчасти по жребию, отчасти по блату на работе билет и остался у ящика.

Игра была захватывающей, но трансляция - разочаровывающей. То, что я не телепортировался на синтетическую лужайку, это бы ладно. Наверное, подумал я, ребята, управляющие "картинкой", еще не совсем освоились с инновационной технологией. То, что я наблюдал будто в перевернутый бинокль, как там на правом фланге в первой половине игры комбинировали Анюков с Аршавиным и Зыряновым, и это бы ничего. Но что действительно раздражало, так это нерасторопность режиссера трансляции.

Нередко режиссеры увлекаются выразительными портретами зрителей на трибунах, отвлекаются на тренеров. Им кажется, что психологический антураж борьбы на поле важнее, интереснее самой борьбы. Разумеется, кто спорит, переживания игроков и сопереживания болельщиков занимательны, но только в качестве калорийных добавок. Фон не должен заслонять и тем более замещать действие.

Отдельная тема - комментатор

Виктор Гусев, квалифицированный специалист, но его репортажи - "не мое кино". Мне с ним неинтересно "болеть". Его понимание игры поверхностно. Его комментарий состоит из набора шаблонных фраз. Чем он силен, так это тем, что он за годы работы на ТВ аккумулировал гигантское количество футбольной и околофутбольной информации о трансферах, о ценах, о результатах, о голах, о травмах и т.д. Его память - как плюшкинская куча, в которой чего только нет. По ходу игры она вываливается на голову зрителя в самый неподходящий момент. Нападающий уже врывается в штрафную площадь, а комментатор досказывает, в каком клубе этот форвард играл в прошлом году и чьим одноклубником может стать в следующем, что он сказал в последнем интервью, что про него сказали, и прочее. Немудрено, что и он, как и телережиссер, пропускает важные коллизии на поле. Но все огрехи драматургии показа и рассказа искупила драматургия игры и ее результат.

За 2:1 в нашу пользу на табло можно простить очередные спекуляции на патриотизме Андрея Малахова ("Пусть говорят") и Яны Чуриковой ("Фабрика звезд"). Да и неуклюжие старания вип-чиновников заработать политические очки на спортивной победе можно тоже как бы не заметить.

Не заметить нельзя, что общенациональное ликование по поводу большой игры в футбол России с Британией выявило в обществе спрос на солидарность, единение.

Спрос огромен, а серьезных предложений позитивного свойства немного. Потому являются предложения отрицательного характера. Самое ходовое из них - Враг. Народа ли, нации или государства.

Однако, Леонтьев

Игра в геополитику может быть не менее интригующей, чем первенство Европы или мира по футболу.

Сеанс одновременной игры на нескольких геополитических досках дает Михаил Леонтьев в своем проекте "Большая игра". Он - наш Бжезинский.

Фигуры расставлены. Ферзями и королями работают Британия, США, Франция, Германия и Россия; остальные - Индия, Афганистан, Турция, Персия - пешки. Игра такая: Царица Россия против остальных ферзей и королей. Она у них сидит костью в горле, которую и проглотить не в состоянии, и выплюнуть - нет сил. А к тому же внешняя враждебность осложняется внутренней русофобией. И так на протяжении веков, вплоть до наших дней. От британца Вильсона и русского графа Воронцова, от министра Нессельроде и прочих высокопоставленных царских чиновников, выходцев из Германии, Австрии и Курляндии и до поляка Квасьневского, грузина Саакашвили, отечественного либерала Немцова - все они только и лелеяли желание вольно и невольно погубить, унизить наше Отечество.

Насквозь их замыслы проницали Тютчев, затем - Тарле, теперь он - Леонтьев.

Игра организована таким образом, что отчасти напоминает карауловский "Момент истины". Не содержанием - поэтикой.

Из газетной публицистики разных веков, из исторических эссе, из глупостей и пошлостей, говоренных политиками в разное время, выдергиваются фразы, абзацы, хлесткие определения. К ним приклеиваются лица авторов, когда они есть. Или логотипы газет для пущего атрибутирования.

Для пущей документальности даются панорамы по долинам и по взгорьям. Для еще большей убедительности время от времени в кадр впечатывается географическая карта. Для некоторой занимательности цитируются фрагменты из историко-художественных советских фильмов. И все это сжимается, смазывается, сдавливается густой саркастической публицистикой того, кто в кадре, - Михаила Леонтьева.

Получается брикет, который давит на психику, но не доступен рассудку. Моему - точно.

Но одно я понял: господин Леонтьев настаивает на имманентности "холодной войны" и прочит нам ее перманентность. То есть мы будем воевать, пока все не умрем. Это и есть большая игра. Она бесконечна. Утешает, что хоть сам проект "Большая игра" не беспределен.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники