Новости

23.10.2007 03:00
Рубрика: Экономика

Целюллозу на вывоз, бумагу на ввоз

К 2015 году в России возникнет избыток целлюлозы и недостаток бумаги
Если исходить из проекта федеральной целевой программы развития глубокой переработки древесины и планов крупнейших компаний, к 2015 году в России возникнет избыток товарной целлюлозы и недостаток бумаги и картона. К этому выводу пришли специалисты рабочей группы по подготовке сценария развития лесного комплекса страны, сообщившие о результатах проведенного ими мониторинга на состоявшемся в Петербурге лесном форуме.  

Фактически получается: если мы не будем заранее правильно выстраивать приоритеты, то избавимся, конечно, от экспорта круглого леса, но вместо этого будем в основном вывозить продукцию чуть более высокого передела (доски, брус, целлюлозу) и по-прежнему получать с каждого кубометра заготовленной древесины в пять раз меньше, чем в развитых лесных державах.

В 2004 году эксперты дали первый прогноз возможного развития ЛПК страны, опираясь на данные начала десятилетия. Вернее, целых четыре сценария: инерционный (если ничего не изменится), "бег с препятствиями" (непоследовательные реформы), "высокий старт" (комплексное решение проблем отрасли за 5-7 лет) и "низкий старт" (ускоренное решение проблем при усиленной господдержке). И вот сегодня выясняется: мы ведем реформу лесного хозяйства, а при этом целлюлозно-бумажное производство в стране развивается даже медленнее самого плохого прогноза.

И теперь самое лучшее, что обещают специалисты: небольшое превышение инерционного варианта. Это по целлюлозе. По бумаге же - безнадежное отставание.

Причем последнее никак не связано со спросом. Наоборот, внутреннее потребление уже превышает производство, а к 2015 году разрыв серьезно увеличится. Спрос на бумагу и картон растет быстрее, чем ВВП и реальные доходы населения! Больше того, до 2020 года он будет самым быстрым среди всех ведущих лесных стран (хотя по уровню потребления на душу населения мы не догоним даже Китай).

Казалось бы, только и вкладывай сюда деньги. Но, по данным российской ассоциации организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности (Росбумпром), в период 1999-2006 годов инвестиции в ЦБП делались преимущественно самими предприятиями. При этом с 2004 года объемы их росли крайне медленно, и в настоящий момент (после резкого падения в 2000-2002 годах) не достигли даже уровня 1999 года. Доля привлеченных средств за этот период уменьшилась с одной шестой до одной девятой. Суммарный объем капиталовложений в 2006 году был меньше, чем предполагалось даже в инерционном сценарии. До 2015 года эксперты изменений к лучшему не ожидают. Предполагается, что в отрасль будет вложено примерно 6,3 миллиарда долларов. А по расчетам нужно примерно 20 миллиардов.

Тревожит специалистов также тот факт, что новые производства строятся в основном до Урала, где освоение расчетной лесосеки уже довольно высоко (за 50 процентов). И где за последний год в три раза возросли цены на древесину. В то же время в Сибири, где много неиспользованного сырья, новых проектов почти нет.

Ну и, наконец, то, о чем говорилось в самом начале: лесопромышленные компании собираются наращивать производство целлюлозы, которой для внутреннего рынка и так достаточно, быстрее, чем бумаги, каковой наблюдается дефицит. По подсчетам экспертов из Росбумпрома, к 2015 году товарной целлюлозы будет на 3,7 миллиона тонн больше, чем потребует внутренний рынок, а бумаги - на 3,8 миллиона тонн меньше.

Совершенно иная картина наблюдается в деревообработке. Здесь с 2001 года наблюдается резкий рост инвестиций. Причем с 2002 года привлеченных средств больше, чем собственных.

Как результат, даже в секторе таких продуктов более высокого передела, как фанера и древесные плиты, реальные объемы производства превышают прогноз. При этом фанеры и ДВП в стране производят больше, чем нужно.

То есть имеем мы типичную картину хаотичного развития отрасли. Развития, безусловно, рыночного, но в таком варианте, какого в развитых странах давно уже нет. Деньги вкладываются без просчета более или менее отдаленной перспективы. И идут они в те сектора производства, где затраты на продукцию ниже, но ниже и степень передела. Не в круглый лес, так в простейшую доску или целлюлозу. Избыток всегда можно вывезти за границу. А потом ввозить оттуда продукцию более высокого передела. Кстати, уже в минувшем году внешнеторговое сальдо России по продукции ЦБП было отрицательным. Если в 2003 году мы вывозили на 600 миллионов долларов продукции больше, чем ввозили, то в 2006 - на 300 миллионов меньше.

Самое тревожное: выхода из положения пока не видно. Нет, участники лесного форума предлагали усилить государственную поддержку отрасли за счет бюджетных капиталовложений в инфраструктуру в районах строительства новых ЦБП, в прокладку лесных дорог в отдаленные районы, предоставление льгот по налогам на прибыль, имущество и приобретаемое оборудование на период освоения новых мощностей (председатель правления "Бумпрома" Владимир Чуйко). Или еще: создать государственную корпорацию по разработке и освоению новых строительных материалов из древесины (эту идею активно продвигает председатель лесной секции координационного общественного совета при контрольном управлении президента, выходец из лесопромышленников Андрей Бенин). Наконец, совершенно разумным представляется предложение министра природных ресурсов Юрия Трутнева ввести дифференцированную шкалу вывозных пошлин на продукцию ЛПК в зависимости от глубины переработки. Тогда будет не выгодно вывозить не только круглый лес, но и продукцию низких переделов, ту же целлюлозу.

И все же проблему скоординированного развития отрасли все эти идеи не решают. Особенно, пока кредиты предоставляются даже ведущими отечественными кредитными организациями на срок пять, хорошо как семь лет. А тот же целлюлозно-бумажный комбинат пять лет только строится. Понятно, что в таких условиях реализовываться будут только более простые проекты. Длинные деньги (до 13 лет) предлагает только Всемирный банк. Но он дает кредиты не компаниям, а регионам. Опять-таки: на каких условиях можно вложить в частные производства заемные средства, полученные органами исполнительной власти? "Государство ЦБК строить не будет", - категорически заявил Юрий Трутнев.

А что касается таких мер, как тарифное регулирование... Рост с лета этого года пошлин на вывоз круглого леса практически не повлек уменьшения экспорта. По данным руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Валерия Рощупкина, за год можно ожидать снижения не более, чем на 3-5 процентов. Исполнительный директор лесопромышленной конфедерации Северо-Запада России Денис Соколов, на основе бесед с предпринимателями, вообще считает, что мировой рынок выдержит пошлины до 25 евро. По крайней мере, это касается Европы. Несколько иное положение на китайской границе, но там зато и "черные лесорубы" вовсю ворочают. Всего, по данным Андрея Бенина, их по России 100 тысяч, и рубят они около 30 миллионов кубов, то есть почти столько же, сколько страна экспортирует официально. А Юрий Трутнев отметил, что в нормативных актах тут же найдена была лазейка. "Делают минимальные работы и провозят фактически ту же древесину под другим названием", - констатировал министр.

 

Экономика Отрасли Ресурсы Бизнес - Главное