Новости

31.10.2007 03:00
Рубрика: Общество

Призрак бродит по конторам

Офисный пролетариат оказался бесправным
<С тех пор как заваленные бумажными папками отечественные конторы превратились в евростильные офисы, вырос и новый офисный пролетариат - со своей идеологией, языком и методами борьбы за свои права. Ведь потогонная система, штрафы, психические расстройства из-за боязни увольнений - все это атрибутика современных компаний, использующих труд наемных менеджеров низшего звена.

 

Массы решают все

Типичный "офисный раб" - молодой человек до 25 лет, с уязвимой социальной позицией и образовательным цензом. Он или еще учится, поэтому боится потерять, с его точки зрения, высокооплачиваемую работу, или имеет непрофильное образование. Он амбициозен, а значит, дорожит "лейблом" фирмы, где работает. Как любой "раб", он уважает хозяев, а значит, принимает идеологию фирмы и даже готов признать ее миссию в мире. Высокие цели оправдывают средства их достижения. Поэтому "офисные рабы" вполне лояльно относятся к штрафам и другим методам управления собой.

Другой тип офисного пролетариата - сотрудники, воспитанные советской системой. Они, как ни парадоксально это звучит, идеально вписываются в капиталистическую стилистику.

- Нас воспитывали в коллективистском формате бригад, пионерских отрядов и октябрятских звеньев, - объясняет этот феномен социальный психолог Ольга Маховская. - Поэтому все мы - идеальные исполнители нижнего звена. Когда в компанию приходит такой человек, он абсолютно готовый "продукт". Впрочем, оттуда же, из советской ментальности, и недовольство: "Ведь работаешь-работаешь, а слова доброго никто не скажет!" Для нашего человека это важно. Он идет на деньги, но ожидает любви. Нам всем нужно, чтобы нас гладили по голове и говорили: "Сегодня лучший ученик - Катя!"

Эдуард работает в очень раскрученном частном банке. Его нисколько не смущают штрафы за нарушение дресс-кода и за опоздания в размере от 5 до 15 МРОТ. Минуты и секунды опоздания подсчитывает компьютер, не хуже советского вахтера на проходной военного завода. Не раздражает и то, что ни телефоном, ни Интернетом для личных нужд пользоваться нельзя. Чтобы поговорить с супругой, он выходит в туалет и запирается в кабинке: там нет видеокамеры. Кстати, Эдуард - счастливый молодожен. Его радость не омрачило даже то, что отпуск на свадебное путешествие ему не дали. Зато есть веселые корпоративные вечеринки и спортивные соревнования по выходным! "Это добровольно?" - интересуемся у Эдуарда. "Добровольно, но кто не хочет, все равно участвует", - без запинки отвечает он.

- "Офисные рабы" так запрограммированы извне, что теряют свою идентичность, превращаясь потихоньку в серую массу, - комментирует Маховская. - Ведь их не просто держат взаперти, но еще и грузят по полной программе. Потогонная система предполагает, что человек за час обязан что-то сделать: например, огромное количество документов обработать. Однако дело осложняется еще и тем, что все люди очень разные: то, что нормально для одного, с трудом переносят другие.

Эдуард усреднение переносит нормально.

- Здесь не концлагерь, - пишет он по электронной почте корреспонденту "РГ" во время обеденного перерыва. - Степень спроса с каждого оправдывает результат как для конторы, так и для индивида. Повышает твой уровень пуленепробиваемости и умений. И все эти жесткости придуманы именно для максимального результата - конкуренции. Ну и потом много же нас, то есть этих самых индивидов, и специализация у нас разная. Поэтому нас нужно структурировать. И чтобы был порядок, и чтобы система не давала сбоев. Отверточная сборка почти.

Колесики и винтики

А вот девушке по имени Кarandirry, с которой мы познакомились в "Живом журнале", не нравится, когда ее считают "колесиком и винтиком". Она поведала миру о том, что радиостанция, где она работала, была нашпигована видеокамерами, поэтому каждый сотрудник оказался под абсолютным контролем.

- Даже если задержишься в сортире, - жаловалась Кarandirry своим виртуальным друзьям по несчастью, - голос "великого" сообщал по громкоговорителю на весь офис: "Мария, вернитесь из туалета на свое рабочее место". Так что мы всегда знали, у кого из сотрудников сегодня проблемы с пищеварением.

Кстати, о нюансах контракта. Кarandirry предупредили о бесплатном испытательном сроке, но забыли предупредить о штрафных санкциях. А их оказалось немало. Например, минута опоздания стоила доллар, а 3-4 часа сверхурочных никак не поощрялись. В офис нельзя было приносить свою еду, фрукты и даже воду в бутылках - нарушители наказывались штрафом в 10 долларов.

- Проработав от рассвета и до заката два с половиной месяца, получив зарплату эквивалентом в 200 баксов (все остальное было вычтено с учетом штрафов), я уволилась, - заканчивает свою исповедь Кarandirry. - Долго меня не покидала мысль подать на них в суд, но и тут все было продумано до мелочей: никакого документа, удостоверяющего ваше присутствие на станции и уж тем более работы там, нет.

Революционная ситуация

Впрочем, по мнению психологов, "революционная ситуация" в некоторых офисах не всегда обусловлена бесчеловечностью начальства, которое дерет с бедных "рабов" три шкуры.

- Есть люди, для которых такой режим в принципе не под силу, - говорит Маховская. - Это психастеники - люди с повышенной утомляемостью. Они очень аккуратные, очень переживают, если что-то не удается. Но хуже всего то, что они не выдерживают постоянный темп. Если не менять ритм работы, они могут заболеть. А это в офисах не приветствуется. В любой компании идеальный сотрудник - это тот, у кого нет других забот кроме работы. Это значит, что женщина с ребенком - плохой сотрудник, впрочем, как и человек в возрасте, человек, у которого есть амбиции перейти в другую контору. Вообще говоря, любое отклонение от стандарта не приветствуется. Чтобы сбить ритм, компания устраивает всякие вечеринки, подарки какие-то, выходы в свет, премии. Но для человека с амбициями это тоже не выход. Потому что в любом случае он плывет на том же самом корабле. Ему все равно предлагают отдыхать по заданному извне сценарию.

Другая причина "офисного рабства" кроется в личности самого работника. Дело в том, что офисный пролетариат готовят сейчас так называемые колледжи, по-старому техникумы. Мы созвонились с кандидатом педагогических наук, преподавателем столичного государственного колледжа предпринимательства N 11, где выпускают специалистов по муниципальному управлению и менеджеров, Сергеем Зверевым и спросили, что за контингент поступает в их учебное заведение.

- Это обитатели классных галерок, троечники, с трудом окончившие школу. Никакой мотивации к учебе у них нет. В колледже в основном "прячутся" от армии. Трудно говорить о каких-то аналитических способностях этих ребят: сравнивать и соотносить явления они не в состоянии. Каждый год я провожу анкетирование и пытаюсь выяснить, что читают будущие менеджеры. Только процентов десять могут назвать два-три современных или классических писателя. Прикрываются обычно Пушкиным. Но я не уверен, что, спроси я, кто-то назовет персонажей "Евгения Онегина". А вот то, что Толстого никто не читал, я уверен. Единственный за все годы работы студент сказал мне как-то, что читал Гессе. Его сочли "чокнутым", "белой вороной".

При устройстве на работу в основном, признал Сергей Зверев, работают "блатные" схемы. Однако по специальности устраиваются процентов 20.

Любовь-морковь

Как показывает жизнь, "офисные рабы" - название очень условное. В том плане, что у работодателей и наемных рабочих в этой связке обоюдные интересы. У одних - практически нет образования, другие экономят на зарплате и особенно не деликатничают с "пролетариатом".

- Мне не кажется, что это настолько уж обездоленный класс, - продолжает анализировать Маховская. - Наиболее приспособляемые среди тех, кто идет в менеджеры нижнего звена, пришли из бюджетной сферы. Они приходят на зарплату, которая гораздо выше, чем у них была. И в этом они чувствуют себя защищенней, чем, скажем, в школе или больнице.

Кстати, компании выживают за счет ротации этого нижнего звена: оно не такое важное, быстро обучаемое и первое время верит в то, что ему несказанно повезло. Пока "пролетариат" зарабатывает себе имя, проходит год-полтора. И это не так мало для компании. Год-полтора она имеет свежего, высоко мотивированного и очень благодарного сотрудника.

Поскольку многие пришли из советского прошлого, они быстро приспосабливаются к "суровому быту" офисного потока: не меняя позы прилежного "хорошиста", он может делать бог знает что. Сколько романов развивается в таком положении. Поэтому на фоне трудовых будней компании проходит бурная личная жизнь "офисных рабов". И тогда сотрудник мотивирован прийти вовремя и хорошо одетым не только потому, что это нужно компании, но и потому, что в кого-то влюбился. Кстати, есть исследование западных психологов, из которого следует, что производительность труда влюбленных возрастает. Вопрос только в том, чтобы все не кончилось скандалом и разводом.

Общество Соцсфера Социология
Добавьте RG.RU 
в избранные источники