08.11.2007 04:00
    Рубрика:

    Владимир Каланда: К 2012 году Россия рассчитывает принять 683 тысячи соотечественников

    В страну приехали первые переселенцы из-за рубежа по программе переселения соотечественников

    В этом году начала действовать Государственная программа содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом.

    Программа сразу вызвала большой интерес соотечественников практически по всему миру. А сколько оказалось желающих на самом деле? Сколько людей уже приехало? Кто они? На вопросы "РГ" отвечает первый заместитель директора Федеральной миграционной службы Владимир Каланда.

    Российская газета: Владимир Александрович, старт программы довольно долго откладывался. Первое - с чем это связано? Второе - можно ли сказать, что она наконец реально заработала?

    Владимир Каланда: Да, соотечественники уже начали приезжать в Россию. Пока их немного - всего 102 человека, из них в Калининградскую область приехали 78 человек, в Липецкую - 21, в Калужскую - 2 и в Красноярский край - 1 человек. Но надо иметь в виду, что по сути переселение началось только месяц назад.

    Конечно, из 12 пилотных регионов еще не все начали реально принимать соотечественников. Связано это с рядом причин. В первую очередь с тем, что нормативные документы, необходимые для переселения соотечественников, были приняты только в августе. Дело в том, что тот правовой инструментарий, который мы используем при переселении соотечественников, должен был быть вначале установлен указами президента Российской Федерации, потом постановлениями и распоряжениями правительства, а затем уже ведомственными нормативными актами и актами субъектов Российской Федерации.

    И вот за это время мы получили уже свыше 3,5 тысячи анкет, поданных по установленной форме в представительства Федеральной миграционной службы за рубежом, во временные группы ФМС при консульских учреждениях и непосредственно в консульские учреждения МИДа. Наши временные группы работают в странах с наибольшим миграционным потенциалом.

    РГ: Откуда поступили анкеты? Дальнее зарубежье проявляет интерес к программе переселения в Россию?

    Каланда: Конечно. В число анкет, о которых я сказал, вошли материалы, поступившие из Белоруссии, Германии, Португалии, Израиля, Азербайджана, Эстонии, США, Грузии и Польши. Естественно, что более 90 процентов из заявивших о своем желании переселиться - это граждане стран СНГ.

    РГ: Итак, претендент заполняет анкету, дальше что?

    Каланда: Процедура вхождения соотечественника в программу достаточно проста. Он заполняет анкету, которая в электронном виде в режиме on-line поступает из нашего уполномоченного органа за рубежом в Российскую Федерацию, конкретно - в территориальный орган ФМС. В тот субъект Российской Федерации, куда соотечественник собирается ехать. Терорган ФМС направляет эту информацию в уполномоченный орган субъекта Российской Федерации, который в течение пяти дней принимает решение о том, соответствует соотечественник требованиям Государственной и региональной программ или нет.

    Первыми на призыв Родины откликнулись соотечественники в Белоруссии, Германии, Португалии, Израиле, Азербайджане, Эстонии, США, Грузии и Польше

    После этого соотечественнику сообщается о решении, тоже в режиме on-line. На это может уйти максимум двадцать - двадцать пять дней. После получения положительного ответа можно писать заявление на выдачу свидетельства участника Государственной программы. Если у человека есть российское гражданство, то в течение пяти дней ему оформляют это свидетельство. Если это иностранный гражданин или лицо без гражданства, он после получения положительного решения субъекта подает одновременно два заявления - на выдачу свидетельства участника Госпрограммы и получение разрешения на временное проживание. Его данные проходят проверку в наших компетентных органах, и в случае положительного решения через 60 дней соотечественник получает свидетельство участника Государственной программы.

    РГ: Хорошо. Свидетельство человек получил, его включили в программу. В течение какого времени он может собрать вещи и приехать?

    Каланда: Такой срок юридически не определен. Но мы рекомендуем нашим сотрудникам за рубежом объяснять нашим соотечественникам, что долго рабочее место держаться не будет, и желательный срок, который мы в рекомендациях ставим, это месяц-полтора.

    РГ: Каждый регион - участник проекта должен был разработать собственную программу. Есть ли регионы, которые до сих пор этого не сделали?

    Каланда: Все первые 12 субъектов Российской Федерации разработали программы, которые согласованы с правительством Российской Федерации. Но, чтобы приступить к их реализации, необходимо утвердить программы на региональном уровне. Так вот, из 12 первых субъектов программа Тверской области утверждена только 29 октября, хотя была согласована с правительством еще в июле этого года. Это говорит о крайней безответственности руководства данного субъекта.

    Президент, отвечая на вопросы граждан, справедливо упрекнул наши региональные власти, что они проявляют недостаточно инициативы по привлечению в субъекты соотечественников, ориентируясь на приток иностранной рабочей силы. Если мы посмотрим на соотношение тех людей, которые приезжают к нам просто заработать, и на количество соотечественников, привлекаемых в программу (например, в Амурской области, Хабаровском крае, Приморском крае), то разница будет более чем в тысячу раз. Связано это с тем, что администрации субъектов плохо работают с нашим предпринимательским сообществом, которое часто и не знает про нашу программу. Российский союз промышленников и предпринимателей, к сожалению, тоже не торопится выполнять поручения Межведомственной комиссии по реализации Госпрограммы об образовании совета при РСПП, который бы связывал наших предпринимателей с Госпрограммой, а также изучал и сопрягал возможности инновационных проектов развития различных уровней с привлечением в регионы наших соотечественников. То есть мы человека привезем, дадим ему 60 тысяч подъемных и по 20 тысяч на каждого члена семьи (это в регионах категории "А", а в категории "Б" подъемные - 40 тысяч), оплатим контейнеры, дадим даже возможность какое-то время получать пособие по безработице. Но главное - у человека должна быть стабильная работа, которая оговаривается заранее.

    РГ: И решена проблема жилья?

    Каланда: Да, это одна из сложных проблем. Но здесь надо сказать, что одно из положений программы - то, что мы не можем переселенцам предоставить больше возможностей, чем нашему российскому гражданину. Если мы построим, образно говоря, поселок для наших соотечественников, как к ним будут относиться коренные жители, которые не имеют квартир? Ясно, что по меньшей мере с непониманием. Вот чтобы этого не было, мы очень аккуратно и взвешенно подходим к преференциям для наших соотечественников. Государство оказывает содействие в первоначальном этапе адаптации соотечественников, и мы даем им возможность в упрощенном виде обрести соответствующий правовой статус. Разрешение на временное проживание они получают через 7 дней после приезда. Через полгода уже могут приобрести российское гражданство.

    РГ: А может такое случиться, что в следующем году какой-то субъект будет вычеркнут из этой программы, грубо говоря, за плохое поведение региональных властей?

    Каланда: Я думаю, что за "плохое поведение" региональных властей их накажут. У нас предусмотрено, что мы каждого губернатора будем заслушивать на Межведомственной комиссии по реализации Госпрограммы по итогам реализации программы в 2007 году.

    РГ: В следующем году к пилотным прибавятся новые регионы?

    Каланда: Безусловно. 73 субъекта разрабатывают программу, из них 59 уже представили свои программы. Только 14 регионов считают разработку программы переселения не актуальной для себя.

    РГ: Тем не менее, похоже, ваш прогноз на 2007 год - 50 тысяч переселенцев - не сбудется. Сколько же реально успеем принять?

    Каланда: Этот прогноз был установлен Госпрограммой исходя из общих потребностей и примерных возможностей пилотных регионов. После утверждения региональных программ, а федеральный центр не вправе давать субъектам Российской Федерации количественные параметры по приему соотечественников, эта цифра стала меньше - 7 тысяч переселенцев. На эту цифру мы и выходим. Основной прием ожидается в 2008-м и последующих годах. Указом президента России утверждена Концепция демографического развития Российской Федерации. В качестве одного из условий ее успешной реализации является оказание содействия добровольному переселению соотечественников. Считаем, что на запланированные показатели Государственной программы мы выйдем.

    РГ: Что-то не очень верится. Сегодняшняя цифра довольно бледная.

    Каланда: Повторяю: всего два месяца программа работает в полном объеме. Ежедневно количество полученных нами анкет увеличивается на 100! Я уверен, что это число будет нарастать. И по крайней мере многие в ближайшее время уже начнут процедуру переселения. А если говорить о перспективе 2012 года, то мы к тому времени рассчитываем принять 683 тысячи человек.

    РГ: Каков процент отказов? И по каким причинам?

    Каланда: Процент отказов на сегодняшний день достаточно высок - около 30. Это связано, во-первых, с тем, что система только начала работать. Например, наши сотрудники за рубежом направляют анкеты соотечественников, скажем, в Новосибирскую область, а она включится в программу только в 2009 году. То есть были чисто технические сбои. Второе - есть у субъектов желание минимизировать свои потери. Объясню: допустим, наши соотечественники из стран Центрально-Азиатского региона длительное время не работали по специальности - не было там таких производств. И регионы, так скажем, испытывают определенное нежелание их брать.

    Я хотел бы подчеркнуть, что изначально Госпрограмма в большей степени была сориентирована на учет качественных характеристик переселенцев, на уровень образования, профессиональный опыт и мотивацию переезда. Понимаете, у страны в целом и субъекта в частности есть конкретные потребности не просто в трудовых ресурсах, а в людях, заинтересованных жить и профессионально самореализовываться в России.

    РГ: Учитывая, что анкеты уже поступили, вы могли бы нарисовать среднестатистический портрет переселенца?

    Каланда: Пока еще наша система не может в полном объеме провести срез по профессиональному признаку, половозрастному или по этнонациональному. Это будет готово в декабре. Сейчас в качестве примера могу привести сегодняшние данные по Латвии. Изъявили желание выехать в Россию 314 человек (на момент публикации это будет уже другая цифра). Из них 173 человека - одинокие, остальные с семьей. Самый представительный возрастной контингент - 116 человек - в возрасте от 41 до 50 лет, а также в возрасте от 31 до 40 лет (83 человека). 39 процентов будущих переселенцев имеют высшее образование, 5 процентов - неполное высшее, 35 процентов - среднеспециальное и среднетехническое.

    РГ: Год назад глава ФМС в интервью "Российской газете" сказал: "Мы будем постоянно анализировать процесс и при необходимости корректировать Госпрограмму". По вашим ощущениям сейчас уже есть необходимость в чем-то ее подкорректировать?

    Каланда: Есть. Мы в рамках Межведомственной комиссии по реализации Государственной программы создали рабочую группу по ситуационному анализу и совершенствованию механизмов и процедур Государственной программы. Уже в ноябре планируем представить председателю Межведомственной комиссии предложения по совершенствованию процедуры переселения.

    Например, сейчас соотечественник идет на конкретное рабочее место. Правильно. А если это бизнесмен? Как ему, куда? Идти подсобным рабочим? Он не учитель, не врач, он бизнесмен и он готов привезти в страну свой бизнес. Но как? А никак. То есть нам нужно расширять возможности Государственной программы. Мы хотим привлекать студентов, которые учатся у нас. Иностранных студентов, например, много в Новосибирске. Почему бы желающих не оставлять в России? Мы также планируем оказывать содействие в переселении сельскохозяйственных общин. Ну, например, в Тамбов компактно переезжают духоборцы из Грузии. Вот это наши перспективы. Этого пока в нормах права нет.

    Анализируя пилотные программы и новые, мы увидели, что иногда соотечественникам предлагаются очень невыгодные условия: должности на производствах, ориентированных на дешевый труд; преимущественное право на трудоустройство местных жителей; отсутствие ответственности работодателя и так далее. Мы же считаем, что необходимы новые конкурентоспособные проекты (в том числе микрорегионального развития), которые позволят привлечь не только малоимущие, социально не защищенные слои соотечественников, но и индивидуумов, имеющих высокий социально-экономический уровень, потенциальных инвесторов из числа соотечественников, способных внести интеллектуальный и экономический вклад в развитие мест поселений.